Дочь Ворона

Размер шрифта: - +

Глаа 6. Эйзенхарт

ГЛАВА 6

ЭЙЗЕНХАРТ

 

Когда Виктор вошел под сень бронзовых каштанов, Эвелин его уже ждала. Метрдотель тут же подлетел к нему с приветствиями, но исчез, увидев, к какому столику направился Виктор.

- Я заказала вам обед, - сообщила Эвелин, не поднимая глаз от книги.

- Боюсь, я…

Вряд ли надолго. Не знаю, сколько у меня времени. Не могу сказать, когда меня срочно вызовут на работу. Виктор слишком долго служил в управлении, чтобы испытывать иллюзии. Полноценный спокойный обед в его профессии – роскошь. И пусть он не предупредил Шона, куда сбежал, без сомнений, при необходимости коллеги его найдут.

- Я предупредила, чтобы к вашему заказу отнеслись с вниманием и подали сразу, как вы придете. И чтобы выбрали блюда, которые можно легко запаковать и съесть через несколько часов. Все уже оплачено, вы сможете сорваться в любой момент, и ваш обед доставят в управление.

Против воли Виктор восхитился.

- Из вас вышла бы идеальная жена полицейского.

Бровь, единственное, что ему было видно за яркой обложкой, насмешливо изогнулась.

- Это предложение?

Виктор растерялся. Сложно будет вежливо объяснить, что он не только не может жениться по законам империи, но и… Эвелин отложила роман и рассмеялась.

- Расслабьтесь, детектив. Это была шутка. Возможно, слишком жестокая.

Ей объяснять ничего не надо было, она все понимала. Как с обедом. Было дело в инклинации или в ее собственном уме, но в очередной раз выяснялось, что если кому и требовались тут разъяснения, то Виктору.

- Пятьдесят восемь писем, - напомнил он, когда официант принес суп.

Сама Эвелин ограничилась кофе и сигаретой.

- Да, - согласилась она.

- Я вам тоже писал.

Разумеется, не столько. О чем вообще можно переписываться так долго? Но… В первый раз, когда позвонил в городской дом и узнал от дворецкого, что младшая леди Гринберг уехала поправлять здоровье на южных островах империи. Второй раз, когда решил, что его письмо до Вейда не дошло. Третий, ведь не могла же она его игнорировать? Он даже забеспокоился и подумывал навести справки через местную полицию, но увидел ее имя в газете.

Тогда Виктор придумал, что после произошедшего ей нужно побыть в тишине. Оказывается, дело было не в этом, и не отвечала Эвелин только ему.

- Знаю.

- Тогда почему?..

Оставив испачканный красной помадой окурок на блюдце, Эвелин откинулась в кресле. Скрестила руки на груди. Разговор ей доставлял столько же удовольствия, сколько и ему.

К счастью, она больше не пыталась его избежать.

- Мне было приятно получить от вас цветы. Цветок, если точнее, но это на один больше, чем я ожидала. Но потом, буквально на следующий день, я услышала имя. И познакомилась с ней.

Лидия. Виктор должен был догадаться. Об их связи было многим известно, они не делали из нее секрета. Не стоило думать, что Эвелин не узнает рано или поздно.

А новый мужчина Лидии, значит, из достаточно высоких кругов, отстраненно отметил Виктор.

- Насколько я поняла, вы были вместе довольно долго?

Семь с лишним лет. После которых Виктор был уверен, что это судьба. Не его, у него судьбы не могло быть. Но Лидии. Общий дом, дети, тихая семейная жизнь – насколько тихой она может быть рядом с полицейским.

- После таких отношений сложно прийти в себя, - сочувствующе заметила Эвелин. – Можно сгоряча наделать никому не нужных глупостей.

Например, послать лилию – с дурацким, совершенно прозрачным намеком – той, кто по большому счету ему не нужна, но попалась под руку в неподходящий момент. Той, которая не заслужила подобного отношения.

- Время помогает, - казалось, говорила она по своему опыту. - Поэтому я вам не отвечала. Чтобы вы остыли и поняли, чего на самом деле хотите.

И чтобы после ее возвращения у Виктора был шанс сделать вид, будто ничего не было.

- Вы очень великодушны.

Попробуй кто-то такое провернуть с Луизой, Виктор не дал бы за его жизнь и медяка. О Лидии и говорить не стоит. А ведь в Эвелин гордости было не меньше.

- Я не всепрощающая Мэри-Голубка, - отозвалась она. Виктор улыбнулся, услышав знакомый язвительный тон. – И не буду говорить, что я не оскорбилась. Но мне время тоже помогло.

- Однако…

Оставалась еще одна причина, по которой Виктор так поступил. Причина, которую он не мог озвучить, не обидев ее.

- Не произносите того, что хотели сказать, и мы сможем остаться друзьями, - предупредила Эвелин.

Гордости ей и впрямь было не занимать.

Виктор не стал спорить. В их идиотской ситуации...

- Вы очень мудрая женщина.



Алиса Дорн

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться