Дочь Ворона

Размер шрифта: - +

Глава 8. Эйзенхарт

ГЛАВА 8

ЭЙЗЕНХАРТ

 

Как ни странно, ему удалось застать Эвелин дома. Пришлось как следует убедить дворецкого, что дело достаточно важное – и нет, леди Гринберг ничего не грозит, и она будет крайне недовольна, узнав, что ему не дали с ней поговорить, - прежде чем он услышал в трубке ее голос.

- Вы ничего не говорите просто так, верно? – спросил Виктор вместо приветствия.

- Не понимаю, о чем вы.

А вот Виктор подозревал, что она прекрасно все понимала.

- То выбеленное пятно на полу, о котором вы упоминали. Вы сказали, будто там что-то оттирали…

Кровь, предполагал Виктор. И не он один.

- Вы подняли меня на смех.

- Теперь я готов вас выслушать, - заверил ее Виктор. – Где его искать?

Некоторое время в трубке были слышны только помехи. Виктор уже заволновался, что их разъединят, и придется ехать на Каменный остров. Но потом она заговорила.

- Танатологическая лаборатория. Задняя комната, вы там были? У дальней стены между столами с реагентами есть как раз место для одного человека.

- В углу? Оттуда же ничего не видно.

- Что поделать, - философски откликнулась она, - если некоторые из студентов являются джентльменами только на бумаге. Зато, если бы не эта случайность, мне бы не стало скучно, и я бы ничего не заметила.

Случайность, как же. Виктор все прилежно записал.

- Прекрасно, - объявил он. – Гетценбургская полиция в моем лице выражает вам глубокую благодарность. Хотя я бы предпочел, чтобы вы говорили все сразу.

- Может, мне еще и выполнять за вас вашу работу?

Понимания его предложение у Эвелин не нашло. Впрочем, иного он и не ожидал.

- Вы туда собираетесь? Сейчас?

Вопросы Виктор предпочел проигнорировать. Не хватало еще, чтобы она решила присоединиться.

- Виктор? Не смейте…

Прежде чем положить трубку, он еще успел услышать заглушенное помехами «нахал». Возможно. Либо в возмущении младшая из дочерей барона Гринберга перешла на иньский и одарила его гораздо менее лестным эпитетом. Зная Эвелин, скорее всего, так и было.

От полицейского управления до университета было пятнадцать минут ходьбы. И все же, несмотря на его ухищрения, Эвелин его опередила. Когда он вошел в здание медицинского факультета, она уже была там. Сидела на краешке стола в кабинете Роберта и с рассеянным видом слушала Мортимера, распушившего перед ней хвост.

- Только не говорите, что отрастили крылья, - проворчал Виктор. – От Каменного острова сюда вдвое дольше идти.

- Но у меня есть автомобиль, - резонно заметила Эвелин. – В отличие от вас. Доктор немного задерживается, но должен освободиться с минуты на минуту.

- Вы и расписание его успели узнать?

- А вы нет? – парировала она.

Туше.

- Извините, - подал голос Максим. – У полиции какое-то дело к кафедре? Мне нужно вызвать профессора?

- Просто дружеский визит, - с улыбкой успокоила его Эвелин.

На месте танатолога Виктор ни за что не стал бы ей верить. Но молодой дрозд не был еще знаком с Эвелин и не представлял, что милая леди лжет как дышит. Зато был в курсе состояния ее семьи – а когда в истории случалось так, чтобы богатство не прибавляло человеку обаяния и искренности?

- В самом деле дружеский? – поинтересовался вошедший кузен.

Вот Роберт правильно усомнился.

- Нет, - честно сообщил ему Виктор.

- Разве мы с вами не друзья, док? – одновременно откликнулась Эвелин, встречая его широкой улыбкой.

- У вас как-то много друзей, - не преминул уколоть ее Виктор. – Мужского пола.

Тень той улыбки досталась и ему.

- У меня вообще много друзей. Сожалею, если у вас иначе.

Судя по выражению лица, и без того донельзя уставшему, Роберт размышлял, не вернуться ли ему туда, откуда он пришел. Даже если это будет означать ненавистных студентов.

- Не вздумай, - перехватил его Виктор. – Мне нужно c тобой поговорить. Наедине.

Возведя глаза (Виктор предполагал; не то чтобы за темными стеклами очков было много видно) к небу и тяжело вздохнув, кузен кивнул.

- Здесь? Максим…

- Можно внизу в лаборатории, - предложил Виктор. – Там же сейчас никого нет?

Уже выходя из кабинета, он обернулся.

- Леди Эвелин, вам требуется отдельное приглашение?

Удивление, промелькнувшее на ее лице, было достаточной наградой. Один – ноль.

- Не знала, что у полиции «наедине» означает «в присутствии посторонних лиц», - догнала она его на лестнице.



Алиса Дорн

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться