Дочь Ворона

Размер шрифта: - +

Глава 10.1. Доктор

ГЛАВА 10

ДОКТОР

 

- Это абсурд, - досчитав до десяти, озвучил я свои мысли. – Здесь нет и не может быть никаких тайных ходов.

- Посмотрим, - Эйзенхарт оставил стену и переключился на меблировку. – Где-то здесь должен быть рычаг, который его откроет…

- Виктор, - попытался я дозваться до его разума еще раз. – Отойди от стола. И не трогай!.. Поставь на место, пожалуйста. Тебе нужна передышка. Здесь ничего нет. Никаких скрытых дверей и никаких подземных ходов. Ради духов, этому зданию двадцать лет!

- Во-первых, - так просто Виктора было не переубедить. – Идея, что тайные ходы строились только в старину, является не более чем стереотипом. Леди Эвелин, в главном офисе «Гринберг и сыновья» ведь есть проходы, расположение которых никому кроме вашего отца неизвестно?

 - Кроме него, мистера Ренди, архитектора, и нескольких доверенных лиц. Разумеется, - кивнула леди.

- Видите? А банк всего десять лет назад перестраивался. Во-вторых, каждый студент слышал байку о подземельях под университетом.

- Ты никогда не был студентом, - напомнил я.

- Но я ходил на лекции. До полиции, - пояснил Эйзенхарт, заметив наши заинтересованные взгляды. – Матушка очень надеялась, что я выберу другую стезю, и я думал, почему бы не попробовать… Впрочем, это к делу не относится, - умолк он, будто признался в чем-то постыдном.

- Однако ты сам сказал: это байка.

- Не так просто! В-третьих, к чему я вел: до середины семнадцатого века на месте университета располагался орден протекторов. Потом он сгорел, затем остров Норлемман перешел империи… Отстраивать орден заново никто не стал.

Я обернулся на звук. Губы леди Эвелин, сегодня подкрашенные помадой, сложились в идеальную «О».

- Боюсь, я никогда не слышал о подобной организации.

- Орден… Скажем так, это у нас в империи раньше воронов убивали. Наши северные соседи были практичнее.

Я представил. В самом деле, зачем лишать жизни того, кто может принести тебе пользу? Вороны смотрели на мир не только своими глазами, но и глазами своих собратьев. Это была их инклинация, отличительная черта. Карл-Ворон был любопытен. Жаден до нового, до впечатлений, что приносил ему человеческий мир. И делился добычей со своими детьми.

- Протекторы считали, что это справедливо. Одна жертва ради защиты многих. Их видения могли помочь другим. Предсказать исход битвы. Узнать о надвигающейся катастрофе.

Заключить сделку, о которой знаешь, что она тебе заведомо выгодна. Я был настроен не так романтично, как Виктор. Ганзеаты давно уже не были воинами. И никогда не были альтруистами. Торговцы, они поклонялись только дебету с кредитом. Даже задень их болезненную гордость, они сперва взвесят потери и выгоды.

- Иногда мне кажется, что они были в чем-то правы…

- Иногда мне кажется, что молчание вам идет больше, - резко ответила леди Эвелин. – Потом я вспоминаю, что вы и немым мне не особо нравитесь.

Впервые она выглядела задетой его словами. До того их пикировка велась в шутливой, пусть и опасно острой манере. Теперь же чувствовалось, что Виктор невольно зашел слишком далеко. Эйзенхарт посмотрел на нее долгим взглядом и кивнул.

- Простите. Не подумал, что у вас может быть своя позиция по этому вопросу.

- Мой брат в черном списке, - отозвалась леди все еще сердито. – Не вам, детектив, говорить мне, какая у меня может быть позиция. И точно не вам говорить о том, можно ли жертвовать одной жизнью ради мифического всеобщего блага: иначе бы вас уже не было в живых.

Я невольно заинтересовался. Черной меткой отмечали тех подданных империи, чей дар был намного опаснее моего. Слишком опасным, чтобы оставлять человека на свободе.

- Ваш брат? Но он…

- Не ворон, - закончила за меня фразу леди Эвелин, продолжая сверлить Виктора взглядом. – Но от этого не легче, правда?

Я был вынужден согласиться. Мой дар доставлял достаточно неприятностей. Мне бы не хотелось знать, какой жизнь была с черной меткой.

- Значит, их держали здесь? – решил я не продолжать тему.

- Под землей, - с радостью ушел с опасной территории Виктор. - Служители ордена думали, что тем, кто ничего не видит, Карл пошлет больше видений. Потому их ослепляли либо держали в темноте. Здания ордена находились на тех же местах, что корпуса сейчас, университет выстроили почти весь на старых фундаментах. И все они были соединены подземными переходами. Я уверен, никто не стал замуровывать их. В своих дневниках лорд Беркшо, первый ректор, не упоминает, что стало с подземельем. Но были свидетельства очевидцев, что при расчистке развалин отсюда вывезли подозрительно много земли…

На самом деле, подумалось мне, не стоило удивляться его познаниям. Это было весьма в характере Виктора. На работе в поисках преступников он был совершенно неутомим. Было бы странно думать, что в частной жизни, столкнувшись с загадкой, он поступит иначе.



Алиса Дорн

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться