Дочь Ворона

Размер шрифта: - +

Глава 11.2. Эйзенхарт

Шон так и застал его сидящим на полу посреди кабинета. Осторожно просунул нос в дверь и с неодобрением посмотрел на царящий беспорядок.

- Сэр? У вас найдется пять минут?

- Помоги встать, - попросил Виктор, протягивая ладонь.

Сгреб ботинком листы в кучу, взгромоздился на узкий подоконник. Взял кружку. Впитавшая тепло от кофе керамика согрела озябшие пальцы.

- Что там у тебя?

- Я попытался установить личность погибшего в университете синду.

Виктор смутился. Конечно, каждая жизнь была одинаково ценна, но… Некоторые все же были ценнее. В последние дни он так забегался с остальными делами, что еще один убитый мигрант вылетел из головы.

- Я пошел в секретариат, но там мне не смогли помочь. Покойный не был студентом.

- Вольнослушатель?

- Возможно. На большинство лекций первых курсов доступ свободный, никто не регистрирует посещения.

Только для семинаров нужно было подавать прошение. Виктор кивнул: он и сам пользовался тем, что расписание первого курса висело в холле университета, а каждый горожанин мог прийти и спокойно сесть на свободное место в аудитории. Тупик. Но Шон попытался.

- Однако в секретариате его вспомнили.

А вот это уже любопытно.

- Почему? – заинтересовался Виктор.

- Он приходил туда. Спрашивал про своего соплеменника.

- О лице схожей этнической принадлежности, - машинально перевел Виктор на язык отчетов. – О ком?

- Сатхиш Макурасан, - Шон продемонстрировал клочок бумаги. – Служащий записал его имя, когда отходил найти дело.

- О нем тебе что-то смогли сказать?

- Нет, сэр. Он тоже не был студентом.

Логично. Мало у кого среди выходцев из колоний находились деньги, чтобы оплатить учебу.

- И даже если он был вольнослушателем, экзамены он не сдавал, посещения его не отмечались, его никто не видел и не помнит, - продолжил Виктор за него.

Те, кто не платил университету деньги, были ему не важны.

- Спрашивал на кампусе?

Шон кивнул. Затем покачал головой. Значит, самого Сатхиша там не было. У преподавателей обычно было достаточно обучающихся, чтобы запоминать каждого, даже если у кого-то и отличный от других оттенок кожи. А студенты, богатые, родовитые гетценбуржцы, цвет империи, не заговорят с синду. Есть он, нет его – последнее даже предпочтительнее.

- В общине спрашивал? Он там появлялся в последнее время?

Шон покраснел. Густо, как все рыжие. Ходил, но разговаривать с ним не стали. Ничего. Это приходит с опытом. Главное, что отправился туда сам, без приказа. На памяти Виктора это был первый раз, когда Шон решил проявить инициативу. Отлично.

- Что дальше, сэр? – уныло спросил кузен.

Сходить к мистеру Тхакуру, старейшине местной синдийской общины? Успеют. А пока…

- Знаешь, что, - решил Виктор, отставив в сторону кружку. – А пойдем еще раз сходим в секретариат. И университетской службе охраны нанесем визит заодно.

- Вы считаете, я что-то пропустил?

Голос у кузена сделался по-детски обиженным. Виктор подавил улыбку.

- Ты молодец, - искренне похвалил он. – Но раз у них там люди так и пропадают, стоит еще раз с ними поговорить.

Тихо и осторожно, как он обещал Конраду. Тихо и осторожно.



Алиса Дорн

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться