Дочь Ворона

Размер шрифта: - +

Глава 20. Эйзенхарт

ГЛАВА 20

ЭЙЗЕНХАРТ

 

На этот раз вывеска была на месте. «Дюбаль и партнер» весело поблескивала свежей краской в лучах закатного солнца. А ведь еще пяти не было. Виктор сверился с часами на запястье. Четыре шестнадцать. Темное время года было совсем близко. Скоро Гетценбург завернется в одеяло из тумана и дождей, которые плавно перейдут под Канун года в снег…

Кроме вывески появился электрический звонок на двери. Виктор нажал на медную кнопку. Дверь ему открыли не сразу. Эвелин запястьем попыталась убрать упавшую на лицо прядь, не задев лицо испачканными пальцами, и только потом соизволила поприветствовать его.

- Детектив, - недоверчиво изогнула она бровь. – Не могу поверить глазам: всего семнадцать минут опоздания. Вы делаете успехи!

Шестнадцать. Еще одну он честно ждал на пороге.

- Вы без меня все равно не скучали, - ответил он любезностью на любезность.

- Эжен показывает мне устройство двигателя.

Она произнесла это так, словно послеобеденный разбор механизмов был совершенно обычным занятием для леди. Где-то между чаем с подругами и визитом к модистке. Эвелин посторонилась.

- Проходите, - пригласила она. – Обычно мы пьем кофе во второй комнате справа. Сейчас я их соберу.

Повинуясь, Виктор снял пальто – и оставил в руках, не зная, куда его пристроить. До внутреннего убранства мастерской изменения еще не дошли. То тут, то там все еще попадались полуразобранные лампы и почему-то один велосипедный остов. Засмотревшись, Виктор не заметил и споткнулся о лежавший на полу гаечный ключ. Чуть не попав рукой в банку с краской, он решил, что лучше всего будет поскорее добраться до комнаты. В чем-то среднем между конторой и кухней он наконец повесил пальто на спинку стула. Вернувшаяся Эвелин достала из шкафчика порошок и подключила чайник. Конечно, странно было думать, что в электрической мастерской будет в фаворе газ, как у нормальных людей. Виктор приготовился ждать, пока вода закипит. Все равно его рассказ займет дольше времени.

 Арнуалец явился вторым. Его явно привело сюда не присутствие Виктора, а обещание кофе: Виктор сомневался, был ли месье Дюбаль вообще в курсе, что привело детектива полиции к ним мастерскую. Запустив пятерню в густую шевелюру, он что-то спросил у Эвелин на арнуальском. Та ответила. Виктор попытался угнаться за их диалогом, но сдался. Его знаний хватало, чтобы разобраться с простым текстом, но поспеть за ними было для него невозможно. Эвелин улыбнулась, извиняясь. Опустила закатанные прежде рукава, застегнула по две обтянутые белым батистом пуговицы на каждом запястье. Она снова была без помады и украшений, с волосами, убранными в простой пучок, – сегодня явно не из-за других студентов. Виктор только еще не разгадал, кому так нравилось больше: ей или Томасу.

Наконец на кухню пришел филин. Сощурившись на свет, он протер очки, прежде чем пожать Виктору руку.

- Я хотел поблагодарить вас за помощь, - сказал ему Виктор. – И я помню наш уговор, леди. Ваша помощь в обмен на мой рассказ.

Эвелин вручила ему кружку с кофе и покачала головой.

- Только не делайте вид, что здесь из-за меня, детектив. Если бы я не ответила по телефону, вы бы и не подумали потом ко мне прийти.

Это было не так. Не знай Виктор, что она тоже будет в мастерской, он бы пригласил ее на ужин и честно поведал все, что она не видела своими глазами. Или… Вероятно, для ужина еще было рано. Обед. В «Весте» они уже встречались, обед в «Весте» – это было бы достаточно безопасно.

- Вы нашли убийцу, мистер Эйзенхарт?

Виктор встретился взглядом с Эвелин. В пятницу она позвонила ему – и, если бы Виктор не знал ее лучше, решил бы, что она боится. На этот раз она не повысила тон ни на йоту. Она была предельно корректна, но так ясно и четко дала ему понять, какие последствия для них всех были бы, если бы с Томасом что-то случилось, что Виктор уже сам был не рад тому, что втянул будущего лорда Клива во все это. Знай он раньше… Но это была ее прерогатива и ее дар. Его же дар – если можно было так назвать его бездушное состояние – заключался в ином.

- Эжен, любовь моя, как давно это здесь лежит? – спросила Эвелин с наигранным интересом, держа в руках какие-то конверты.

Свой стул она уступила Виктору и устроилась на краешке одного из письменных столов.

- Pourquoi?[1] – поинтересовался арнуалец. – Что-то важное?

- Абсолютно ничего. Если ты не против, чтобы ваше небольшое предприятие закрыли… Могу я?.. – Эвелин взялась за нож для писем.

Томас махнул рукой, разрешая. А Виктор понял, что от ответа уйти никак не удастся. И все рассказал. Про Пауля Менге, с которым он за эту неделю провел больше времени, чем с кем бы то ни было, и который отказывался изменить свои показания. Про то, что ему удалось установить: действительно, у одного студента, кого упомянул Томас, имелся свой автомобиль. К сожалению, до того, как Виктор успел к нему прийти, сэр Коули обратился в полицию в связи с его похищением. Виктор подозревал, что новенькая «Луиза» тоже покоится на дне Таллы – или наконец они изменили своему методу? В любом случае, молодой сэр Коули уже наверняка покупал следующую.



Алиса Дорн

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться