Дочь Ворона

Размер шрифта: - +

Глава 3.2. Доктор

- Можем пройти в мой кабинет, - предложил я.

Кузен покачал головой.

- Хочу осмотреться. Знаешь, как это выглядит?

Конечно. Мертвый синду. Следы ботинок на яркой одежде. Будто его забили до смерти.

Если бы не кровь… Когда труп перевернули, стало видно, что она пропитала одежду на его животе. Я предполагал ножевое ранение, но под слоями ткани сказать было сложно.

- А знаешь, что сказали все, кого успел опросить Брэм?

Нетрудно было догадаться.

- Никто ничего не видел.

- Они врут?

Я поразмыслил.

- Не думаю. Вероятнее всего, они подошли после. Как я: увидели других и решили узнать, что происходит. Когда я вышел к главному корпусу, не было и восьми, - напомнил я. – Лекции еще не начались, у большинства студентов, да и преподавателей, нет причин так рано приходить.

- Что тогда делал на работе ты?

- Я подозреваемый? – спросил я, прекрасно зная, что ответ будет отрицательным.

Виктор не думал на меня. Он пытался разобраться. И, как часто с ним бывало, совершенно при этом забывал о том, как будут восприняты его слова.

- Мне нужно было принять экзамен, - объяснил я. – У меня много дел на этой неделе, и я предложил время перед началом занятий.

С некоторыми вопросами лучше разобраться поскорее. Особенно с неприятными, каким был сэр Уолси-младший. Удовлетворившись ответом, Виктор направился к центральному зданию. Самый старый корпус гетценбургского университета был построен еще при прадеде нынешнего императора. Двадцать четыре ступени вели к портику с выставленными в крытой части галереи скульптурами-аллегориями наук: математики с циркулем и свитками, астрономии с подзорной трубой, истории, держащей на раскрытой ладони старинный замок, географии с глобусом и экономики, из рук которой сыпались на постамент монеты… Удивительно, что университет, так старательно оберегавший себя от женского присутствия, решил украсить себя подобным образом.

- Кто-то все равно должен был видеть, - заявил Виктор, перешагивая через ступеньки. Я не стал с ним спорить и напоминать о раннем утре. – Его убили посреди площади! На которую выходят пять домов. Не может быть, чтобы никто не подошел в это время к окну.

Но может быть, что никто не захочет об этом говорить. Мы оба это понимали.

Поднявшись, Эйзенхарт окинул взглядом памятник Его величеству. С портика вся площадь была как на ладони. Поняв, что больше представлений на сегодня не намечается, студенты наконец разошлись. Сменившие их дворники посыпали испачканную кровью брусчатку песком.

- Я велел Адамсу и Кревве продолжить опрос. И отправил с Брэмом записку, чтобы выделили еще пару человек, - сообщил Виктор. – В любом случае свидетелей мы найдем.

Мысленно я пожелал ему удачи.

- Но пока я хочу поговорить с тобой. Ты знал его?

Я покачал головой.

- Но ты сразу понял, что он змей.

- По его шрамам. У синду змеи являются отдельной кастой. Их забирают в детстве и воспитывают в монастырях в духе беззаветного служения людям.

- И шрамы – часть служения?

- Ритуал. Нужно забыть о себе и своей боли, чтобы достичь просветления.

Я не стал говорить, что это также было хорошей тренировкой, чтобы научиться контролировать дар вроде моего – и погибшего синду.

- Какая мерзость! – Эйзенхарта передернуло. – Я смотрю, тебе еще повезло родиться в империи.

Интересно, насколько отдавал себе Виктор отчет в том, какой была судьба для таких, как я, на Королевском острове?

- Да, - неискренне согласился я с ним, лишь бы не продолжать тему. - Повезло. Они наносят раны сами себе, - продолжил я. – В строгом порядке, от груди к кончикам пальцев. Только лицо остается чистым. Когда все тело покрывается шрамами, саан, змей, считается достигшим взрослости. С того момента он имеет право выходить в мир и служить. Однако…

Я колебался, неуверенный, что это относится к делу.

- Что?

- Саани имеют право носить только белое. Для них есть свой, особого кроя, костюм.

- Отступник?

Вероятно. Иначе мне было сложно представить, что он делал так далеко от дома. И в этом наряде.

Виктор сделал пометку у себя в блокноте.

- Надо будет проверить. Плохо, что при нем не было документов. Надеюсь, они вообще у него имелись.

В последние годы поток беженцев из колоний резко увеличился. И многие приплывали в империю нелегально. Я подозревал, установить личность будет непросто.

- Разберемся, - решил Виктор и спрятал блокнот обратно в карман. – А теперь я должен задать тебе неприятный вопрос: это первое подобное происшествие в университете?

- Разумеется.

- Разумеется, нет, - одновременно ответил женский голос у меня за спиной.



Алиса Дорн

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться