Догонялки

Размер шрифта: - +

Главы 21-30

ГЛАВА 21.

 

...Мы ходили по поляне арестанскими кругами, наверху летали пасущие нас роботы. Делать было совершенно нечего. Большинство людей, как и я, сняли шлемы и убедились, что здешний воздух не хуже земного, и даже более насыщен кислородом, вследствие чего многих начало тянуть в сон, и они прилегли на травку. Периодически пересекающие космодром-поляну стада серомордов аккуратно их переступали, пастухи предлагали нам местную еду.

- Нет, спасибо, - громко отказалась я от жареной птичьей лапы и синего яблокоподобного плода, подмигивая местному жителю. Тот тоже подмигнул мне и, когда ошивающийся рядом робот отвернулся, быстро сунул продукты в траву у моих ног и побежал обратно к стаду.

Я прилегла и, сделав вид, что сплю, принялась жадно чавкать. За моей спиной запищал микрокомпьютер, активируя аптечку, которая выдала громадную таблетку для дезинфекции желудка. Я раздраженно смахнула ее в траву и твердо решила снять с себя весь скафандр.

Тем временем Ануну, до того «лежащее во сну», очнулось и рявкнуло громовым голосом:

- Внимание!!! Сейчас будет проводиться пополнение воздухозапасов корабля! Просьба, во избежание засорения засасывающих устройств, отойти на триста сорок восемь метров!

Люди прянули в разные стороны: Ануну не шутило. За одно мгновение оно ощетинилось множеством длинных трубок. Я отбросила обглоданную кость и опрометью кинулась в местную чащобу. Засев там под дерево, я мысленно понадеялась, что отбежала именно на триста сорок восемь, а не, например, на триста сорок семь с половиной метров. И тут Ануну взревело.

Когда-то, еще в классе тринадцатом, нас водили на экскурсию в музей древней техники и там сначала продемонстрировали громкую работу антиэстетичного и неэргономичного древнего пылесоса, а потом предложили сравнить его с современными мусороуборочными устройствами.

Наверно, Ануну начали создавать еще тогда, когда были в ходу пылесосы. Звук был такой, как будто несколько сотен этих приборов включили одновременно. От дерева, под которым я сидела, начали отрываться и улетать со страшной скоростью листочки. За ними отправились маленькие птички, но их ловко ловили висящие в небе роботы, которым наконец-то, стало не до нас.

Я с трудом встала и, покачиваясь, отошла подальше в чащу, где в овражке уже сидела небольшая группка людей.

- Вы появились очень кстати, - поприветствовал меня сладкий до зубной боли голос корабельного психолога. - Мы тут как раз с группой проводим консультацию на тему "Проблемы и комплексы при контакте с иными формами жизни". Итак, как я говорил, не надо комплексовать по поводу своей непохожести на инопланетян. Все мы прекрасны, все мы индивидуальны, и хороший инопланетянин сумеет оценить вашу внутреннюю красоту...

- А мы его красоту сможем оценить? - поинтересовалась я.

- Конечно, сможем! - обрадовался Звездолет Андреевич подкинутому вопросу. - Имея правильный настрой, подходя с позитивной точки зрения, акцентируясь на достоинствах и забывая о недостатках, мы...

Я вспомнила ту помесь собаки с гориллой, какую наши художники изобразили, опираясь на данные, присылаемые инопланетянами. Представив, что такое создание раскрывает мне дружеские объятия, я вздрогнула и решила начать вырабатывать позитивный настрой уже с сегодняшнего дня. Чтобы меня не отвлекал от этого занятия голос психолога, я переместилась в следующий овраг, но быстро оттуда выбралась: там шла лекция по инопланетной экономике, проводимая неким Антаресом Ильичом, немолодым человеком, периодически наведывающимся к нам с жалобами на периоды спутанного сознания.

На следующей за оврагом поляне устроился уже знакомый мне по балу профессиональный ведущий. Под тиканье секундомера и его вопли несколько человек на скорость собирали полосатые ягоды, в изобилии покрывающие полянку.

Я зевнула, отказалась от предложенной аптечкой тонизирующей таблетки, сняла многослойные противорадиационные перчатки и побрела дальше.

- Обеденное время! - глухо раздалось из отстегнутого шлема, болтающегося у меня на спине. - Для получения обеденной нормы вам необходимо посетить корабль.

- Не могу, он пылесосит, - ответила я. Шлем задумался: микрокомпьютер за моей спиной закряхтел в поисках решения. Я зевнула вторично, потом третично, и уже собралась сделать это в четвертый раз, когда вдруг оказалась на высоком берегу громадного озера и занесла ногу над обрывом. Поспешно убрав ее обратно, я огляделась.

Вода в озере была ярко-синей, на другом, более пологом берегу, никого не было... Если, конечно, не считать стоящего там штурмана! Отсюда я видела его довольно четко - у меня ведь было лучшее зрение во всем классе. Он стоял, что-то насвистывая и побрякивая детальками на кожаной куртке. Потом свистеть он перестал, но зато так откашлялся, что я даже отскочила назад.

И тут свет оранжевого микросолнышка вдруг померк. Я подняла голову в поисках какого-либо вида облаков и крепко вцепилась в дерево, чтоб не упасть: медленно и величаво над верхушками деревьев плыло Ануну. В моей голове панически пронеслись мысли: "Неужели я прослушала гудок, и они улетают без меня, и я навсегда останусь в прекрасной земной колонии АЭ1980-дельта, которая наполнит вас незабываемыми впечатлениями?!!!"

Ануну решило меня успокоить: оно перестало двигаться и зависло над озером. В полной тишине из его гладкого дна вытянулись трубы, несколько большего диаметра чем те, которые качали воздух. Трубы дошли до поверхности воды, и раздалось громкое чавканье, а озеро, к моему ужасу, стало мелеть прямо на глазах. Штурман все так же стоял на другом берегу, одобрительно наблюдая за корабельными действиями. Я хотела было окликнуть его, но тут одна мысль поразила меня до того, что аптечка выбросила горсть антистрессовых таблеток: если штурман здесь, то кто же управляет Ануной? Неужели капитан или вездесущие роботы? Но ведь капитана я только что видела на поляне в компании профессионального ведущего, а роботы, вроде бы, все обязаны были следить за людьми!



Кристина Выборнова (Аделя Хильман)

Отредактировано: 12.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться