Догонялки

Размер шрифта: - +

Главы 41-50

ГЛАВА 41

 

Когда я проснулась и освободилась от колпака, меня ждал свеженький скафандр под крупно написанным на груди названием «Контакт». Он имел веселенький розовый цвет, был снабжен огромной аптечкой и двумя лазерами, правая рука стреляла усыпительными капсулами, а левая выпускала дымовую завесу. Еще как-то можно было включить электрошок, но я с испугу сразу же забыла как. Вдеваясь в скафандр, я уже с ужасом думала, как буду в нем передвигаться, но, к счастью, он оказался антигравитационным, правда, висел над полом, почему-то, с некоторым наклоном влево. Однако придираться я не стала и выплыла из отсека восвояси, стараясь не двигать руками, чтобы не стрельнуть капсулой или не пустить дымовую завесу.

В коридоре я ожидала увидеть уйму народу, но увидела только Денеб.

- Нам нужно на четырнадцатый этаж, там стык, - глухо сказала она мне из-за шлема. – Всех людей, чтобы не было паники, заперли пока в отсеках, остались только мы, врачи, психолог, катастрофист, штурман, Андрюша и роботы…

Как только она произнесла последнее слово, из глуби коридора быстро выплыли два робота. Один из них, приблизив к моему шлему свое неприятное лицо, подтвердил:

- Так сделано в целях безопасности, чтобы избежать лишних жертв. Идите за нами.

Он опутал меня щупальцами и повлек по воздуху за собой. Денеб сзади бормотала: «И ведь хотела я поступать в пищевой институт». Видимо, ее тащил второй робот, но обернуться, чтобы проверить свою догадку, я не могла, а зеркальце заднего вида почему-то не захватывало изображения подруги – наверное, я его неправильно настроила.

Четырнадцатый этаж, оказывается, тоже не был разделен на отсеки, и представлял собой огромный зал. Сначала мне показалось, что одной его стены нет, но потом я сообразила, что она просто прозрачна, как на смотровой площадке. Только кроме космоса за этой стеной я вдруг различила витиеватую конструкцию, похожую на систему переплетенных бубликов. Конструкция была то ли белая, то ли светло-голубая, на бубликах кое-где сверкали тусклые желтые огонечки. Поразмыслив, я поняла, что это и есть корабль Икрысов. Поврежден он был или нет, понять я не смогла, а разобраться, где у него верх, а где низ, даже и не пыталась. Бублики медленно крутились вокруг своей оси, весь корабль как-то странно перемещался, оставаясь в то же время на одном, если так можно выразиться в космосе, месте. Размером он был, судя по всему, гораздо меньше Ануны, - иначе бы я не смогла увидеть его сквозь стену целиком, - но все же не таким уж маленьким.

С трудом отведя от него глаза, я обнаружила, что робот уже засунул меня в ряд таких же людей в скафандрах. Я узнала среди них Синдереллу Ивановну, Мухоморова, капитана и штурмана, психолога и катастрофиста. Врачи присутствовали все, кроме Туманности Дмитриевны, роботы тоже прилетели все без исключения.

- Подготовка к образованию коридора соединения, - сообщили нам роботы. Я занервничала, как перед итоговой контрольной.

А прозрачная стена между тем покрылась рябью, помутнела, и внизу ее вдруг начал образовываться довольно бесформенный коридор, будто кто-то давил на мягкую субстанцию пальцем. По потолку и стенам шли волны – похоже, Ануну вытягивало из себя материал для удлинения коридора. От напряжения оно посерело, в тихой успокаивающей музыке появились противные перебивы. Я попыталась подобраться к штурману, но проклятый робот, похожий на куклу, вернул меня на место щупальцем. Я хотела было полезть в амбицию, но смолчала, остановленная какими-то странными ощущениями. Всю Ануну на мгновенье тряхнуло, стены потухли и тут же вспыхнули, и зловещий голос, принадлежащий, видимо, защитным системам корабля, сообщил:

- Стык осуществлен.

- Начинайте расщепление стены, - сказал штурман пространству, а капитан продемонстрировал свою феноменальную цифровую память, выпалив огромный код подтверждения команды, по окончании которого корабль сообщил с некоторым сожалением:

- Внимание. Начало расщепления. Ставлю герметизационный заслон.

Коридор со смачным звуком слипся, и в недоступной для нас его дали что-то зловеще зачмокало.

- Расщепляет стену корабля активными веществами, подобным кислотам, - умудрено разъяснил мне Мухоморов. – Одной каплей этого вещества можно прожечь тридцатиэтажный дом от крыши до подвала.

- Ой, что же от их корабля-то останется?! – перепугалась Денеб.

- Да ничего, все будет хорошо, – успокоил ее Мухоморов.

- Ничего?! – Денеб перепугалась еще больше, и к тому же напряженности добавил опять раздавшийся с потолка голос:

- Проникновение завершено. Ведется анализ атмосферы.

Успокаивающая музыка принялась заикаться, роботы, будто по беззвучной команде, выстроились в линейку непосредственно около стыкового коридора. Мне становилось все страшнее и страшнее, по стенам ползли грязные разводы.

Наконец Ануну наанализировалось в свое удовольствие и объявило во всеуслышанье:

- Состав воздушной среды малоотличим от земного, давление 1,2 атмосферы, влажность 40 процентов. Болезнетворных микробов не обнаружено. Может быть проведено раскрытие коридора.

- Производите, - весело сказал штурман.

- Уверены ли вы в принятом решении? – озабоченно поинтересовалась защитная система.

- Уверены, уверены, давай, не томи.

- Шифр раскрытия ЗРЯ66613, - неохотно произнес Зуммеров. В тот же миг резко оборвалась успокаивающая музыка, и наступила жутчайшая тишина. Стены стали нейтрально-серыми и гладкими. Коридор медленно расклеился, и вырвавшийся из него под давлением поток воздуха отнес нас к противоположной стене. В конце коридора засветилась ярко-желтая точка.

- Врачи и роботы могут войти, - сообщил капитан, предусмотрительно отлетая в сторону. Я молча сжала зубы и, включив полную скорость, влетела в коридор.



Кристина Выборнова (Аделя Хильман)

Отредактировано: 12.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться