Договоры должны соблюдаться

Размер шрифта: - +

О договоре

Вот уже несколько дней в нашем особняке царила гнетущая тишина. В каждом закутке, даже в самом недоступном, сейчас ощущались боль, гнев и страх хозяев дома. Оттого даже прислуга, ранее издающая шум работы, старалась безмолвной тенью услужить господам и спрятаться в каморках на нижних этажах, но даже там не смела самым тихим шепотом обсудить творящееся безумие.

Боль предстоящей утраты. Именно она заставляла молчать всю герцогскую семью Равендиш. Даже Светлейший герцог, всю свою жизнь смертельно опасный в гневе, не смог бы никакой силой изменить надвигающуюся беду. «Лишь только большей жертвой, чем одна». Такую фразу обронила Пресветлая Императрица своему самому верному слуге. И это означало лишь одно, смерть всего рода, а может уже и Империи или его самой любимой и оберегаемой Люсии. О, его прекрасная и всеми обожаемая Люсия, истинная дочь Равендиш, дитя от великой женщины, племянница императрицы. Красивейшая из девушек Империи, о, именно она должна была стать идеальной женой принца Филиппа, а потом и Пресветлой. Музыканты воспевали ее как богиню, сказители приписывали чудеснейшие таланты, народ готов был пасть к ногам за одну лишь улыбку, мужчины совершить любой подвиг за мимолетный взгляд. О, Люсия. Мать слегла сразу же, как только услышала ужаснейшую из новостей. Братья приехали в дом после поступивших от гонца новостей, собираясь держать осаду за свою родную кровь.

И я, да, я тоже горевала. Не так всецело, но и мне было жаль прекрасную сестру, ведь она действительно добра, воспитана и прекрасна. Люсия относилась хорошо одинаково ко всем, в том числе ко мне, что было достаточно удивительно на фоне ее матери и братьев. Даже отец всегда был осторожен в проявлении своих чувств. А как иначе? Чужая его новой семье и так похожая на первую жену. В его глазах, смотрящих на меня, часто возникали отголоски боли от утраты моей матери, неудобные и неугодные при нынешнем положении дел. Он честно воспитывал меня, давал ровно столько же, сколько и остальным детям, пресекал любые попытки братьев и кого-либо другого задеть меня, любил, как мог Светлейший герцог любить своих истинных отпрысков. Как отец он любил только Люсию.

Я практически потерялась в этих размышлениях, но нужно бы думать не о семейной трагедии, масштабы были гораздо-гораздо больше. Если разобраться, если только подумать, отбросив семейную драму! О, в таком случае можно было бы зацепиться за ту ускользающую, эфемерную спасительную соломинку. Во всех договорах есть лазейки, и в этом не может не быть.

Договор. Договор. Договор. Готова повторять это снова и снова. Он существует уже более тысячи лет, с тех темных времен, когда за свободу Светлейшей Империи темные Дэвы затребовали одного носителя Императорской крови. С множеством оговорок, но такой пустяк для Пресветлых тех темных времен. Сохранность всей Империи, всех земель, всех народов которые присягнут на верность правящей семье. Так много благ за одного лишь носителя чистой крови, ведь детей тогда рождалось много. Всего один ребенок императорской семьи. Они и так умирали, что стоит одна жизнь против власти, богатства и еще множества благ. Темные не поскупились даже на подарок в виде увеличения продолжительности жизни до ста пятидесяти лет, ведь прежде люди даже в довольствии становились стариками к шестидесяти. Конечно же, имперцы посчитали себя хитрее Дэвов и подписали договор со всеми его условиями. Не читая или не вдумываясь, но уже семьсот лет назад Империя поняла, как просчиталась. Около трехсот лет Дэвы не трогали нас, наоборот переносились, проверяя как идут дела, убивали врагов Пресветлых, и удалялись, скалясь чему то своему. А ведь действительно своему. Люди не учли, что Дэвы живут куда больше ста пятидесяти лет, как и то, что подождать жалкую тысячу лет ничего не стоит для столь могущественных существ имеющих перед собой достаточно масштабную цель. Они просто не захотели подчинить столь обширные, но отсталые территории сразу. Темным нужны были рабы, которые обустроят и подготовят новые владения к их приходу. Какая насмешка, Пресветлые оказались исполнительной горничной, готовящей покои хозяина. Исполнение условий, как пожелания господина, оказались незыблемы.

Первым пунктом обязанностей значилось самое главное - сохранение чистоты крови Императорской семьи. Объяснение для людей было простым и угодным их пониманию, только так Дэвы смогут обеспечить подаренную продолжительность жизни, защитить от неповиновения новых земель и проживающих на них народов. На самом же деле Темным было намного проще подчинить, контролировать, ослаблять и победить одну семью, чем несколько родов. Когда же Империя спустя три столетия начала догадываться о подноготной данного пункта и попыталась смешать кровь с представителями не угодных Дэвам семей их ждало поражение в уже заранее проигранной войне. Дети не рождались, продолжительность жизни у заключивших брак уменьшалась больше чем в половину, и карающая длань Темных впервые настигла земли Светлой Империи. Наказание проявлялось постепенно, но это не умаляло его жестокости. Детей у имеющих власть становилось все меньше.

Вторым условием значилось то, что Девы раз в сотню лет могут потребовать одного представителя Пресветлых. И все так же прекрасны были речи Темных, ведь как можно не возгордиться браком с представителями столь сильных существ? Не смущали Имперцев что связь с этим представителем терялось навечно, что выбирался он на основе обряда, обязывающего проверять всех Светлейших и Пресветлых детей на чистоту крови и то что нужны были лишь чистые душой и телом. Вероятно, даже если тысячу лет назад Дэвы потребовали бы проводить с этими «представителями» кровавый обряд жертвоприношения Империя все равно согласились. Но через четыреста лет, после первой неудачи с нарушением договора, люди начали искать лазейку и здесь. Портили, так скажем, весь подходящий товар душой, а бывало и телом, но карающая длань Темных настигла Имперцев второй раз. И случилась показательная казнь пяти Великих родов из девяти, десятой была Императорская семья, но даже ее кара не обошла стороной. Забрали единственное дитя Императора и Императрицы. Впервые. После этого правящая династия с звериным рвением следила за чистотой кандидатур.



Софья Львова

Отредактировано: 27.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться