Doka 2. Прыжок в 90-е

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 4. БОЛЬШАЯ ОХОТА

Выглядел мужчина как всем известный лидер кубинской революции. Та же улыбка, если открывающуюся квадратную челюсть можно назвать улыбкой. Так же ярко горят глаза, а сейчас они и вовсе мигают. Бородка и редкие усы придавали мужчине ещё больше мужества. Всеми узнаваемый берет был расположен на голове так, словно он не Че Гевара, а Мурзилка какой-то. Выглядело это забавно, а при условии восьмибитной графики – мультяшно.

– Это Вам принадлежит фраза: «Будьте реалистами – требуйте невозможного»? – осторожно спросил я его, когда переступал порог дома.

– Нет, мне её приписали ошибочно, – ответил мне мужчина, указывая рукой на стул.

Я присел, немного подвинулся к квадратному столу. Мерцающая скатерть переливалась всеми цветами радуги. Узоры естественно были кубообразными, хотя присутствовали и ромбы, и витиеватые флажочки. Наверно, это были цветы, овощи и фрукты. Их так изобразил художник.

Интерьер домика был не особо разнообразным. Больше он напоминал мне оформление комнат в русской избе. Вот печка с кирпичной трубой, уходящей прямо в потолок и в нём пропадающая. А это ухват, прислонённый к оконной раме. Овощи, вроде как перцы, красные и зелёные, висели над дверью. Ниточка была очень тонкой, что даже казалось, будто овощи висят сами по себе. На полу не было линолеума как в современных квартирах. Обычный грубый пол был покрыт в некоторых местах песком и землёй. Это были слабо обтёсанные доски, слегка запылившиеся, кое-где подгнившие и заросшие плесенью. Когда Че Гевара ходил взад-вперёд, то пол под его весом поскрипывал. Выглядело это забавно. Казалось, что сам мужичок уже старый, будто это он скрипит, глядишь, песок с него сыпаться начнёт. Но песку здесь и без этого хватало.

Стол был покрыт небольшим слоем пыли. Сервирован немудрёно: пара-тройка чашек, самовар и блюдца. В корзиночке лежали какие-то фрукты. Может яблоки или груши. Я толком не разобрал. Мне понравилось само гостеприимство. Че Гевара сразу налил мне чаю. Положил в него несколько кубиков сахара. От воды пошёл густой пар. Поставив чашку на блюдечко, мужичок добавил к этому ещё и несколько баранок. Их у него было полно. Они и на самоваре висели, и на печке, на ручке двери тоже.

– С чем пожаловал ко мне, товарищ? – спросил Че Гевара у меня.

– Да так, – промямлил я. – Просто случайно забрёл сюда.

– А куда путь держишь? – продолжал «допрос» мужчина.

– Домой, – ответил я, отхлебнув немного чаю. – Заблудился я, в общем.

– Заблудился? – спросил Че и хлопнул себя по коленям. – Тогда помочь бы тебе надобно.

– Надо помочь мне, – согласился я и откусил от баранки кусочек.

Если вы сейчас хотите спросить меня, какой формы были баранки, то я отвечу. Квадратные и слегка приплюснутые. Как и всё в этом доме. Как и сам хозяин дома. Всё в этом мире было квадратным. Всё было восьмибитным. Куда ни взглянешь – везде куб и квадрат. Какой-то мир Малевича или Пикассо. Но с элементами компьютерной графики. Моё же тело вроде как было обычным. Таким, каким я привык его видеть в реальном мире.

– Давай так, – сказал Че. – Ты поможешь мне, а я помогу тебе.

– А что нужно сделать? – осторожно спросил я его, отложил блюдце и чашку в сторону, а сам схватился за яблоко.

Я был очень голоден. Поэтому забыв обо всех нормах этикета, я чавкал и хрустел, жевал и вытирал рот рукавом. Сок от зелёного плода лился по подбородку, а я продолжал утолять голод. Че Гевара вроде как не обращал внимания на моё свинское поведение.

– Ты не волнуйся, – ответил мне хозяин дома. – Дело нехитрое.

Я спокойно стоял и молча ждал продолжение его речи. Какое же задание он мне даст? И подсобит ли в этом деле?

– Я предлагаю тебе поохотиться, – хитро улыбаясь и поглаживая бородку, сказал Че.

Я чуть было не поперхнулся кусочком яблока.

– Как это «поохотиться»? – опешив от услышанного, спросил я. – Зачем?

– Так поможешь мне? – проигнорировав мою реакцию, вновь спросил мужчина.

– Извини, Че, но я пришёл сюда не ради того, чтобы животных убивать, – размахивая руками, запротестовал я. – Оленей и уточек уж ты как-нибудь без меня подстрелишь. Или соседей для этого дела снаряди. А я не стану. Мне жалко животных!

– Подожди, – остановил мой словесный понос Гевара. – Не спеши кого-то убивать.

Но я не унимался.

– Я и мясо не ем, и пуховики с искусственным наполнителем только ношу. Я вообще вегетарианец. И ёлки не рублю на Новый год. Я природу и животных люблю.

– Тихо! – крикнул Че. – Помолчи секунду. Дай мне тебе всё объяснить.

Вот просто вылитый лидер кубинской революции. Я его после этого только ещё больше зауважал.

– Я предлагаю тебе поохотиться на грибы, – сквозь зубы выдавил хозяин дома. – Соберём кузовок-другой, а я тебе всё расскажу о том месте, в котором живу.

Думать особо времени не было. Нужно было соглашаться. Сейчас мне нужна информация. Что за место, в которое я попал? Как домой вернуться? Как я здесь очутился? Что с миром произошло?

– Так что, соглашаешься или нет? – на полной серьёзности спросил Че.

– Хорошо, помогу, – ответил я. – Уж помогу, чем смогу

– Тогда по рукам, – подмигнул мне мужичок. – Сейчас возьму две корзинки, и пойдём.

Че приподнял крышку погреба, порыскал там какое-то время, и вытащил две тары, которые больше были похожи не на плетёные корзинки, а на картонные пакеты из-под молока. Такие широкие упаковки, а сверху у каждой ручка. Мой новый знакомый держал их обеими руками, прижимал к животу, словно это были не контейнеры для сбора грибов, а большие ягоды или фрукты. Так он сильно напоминал мне Незнайку, который огурец в огороде нашёл и прячет его от жителей Солнечного городка.



Олег Гилязетдинов

Отредактировано: 02.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться