Doka 2. Прыжок в 90-е

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 5. АРАБСКАЯ НОЧЬ, ИЛИ УРОК НРАВСТВЕННОСТИ И ВЫСОКОЙ МОРАЛИ

И почему в самый нужный и опасный момент Чип и Дейл не спешат на помощь? Где же Чёрный плащ и Черепашки-ниндзя? Куда пропали Робокоп и Терминатор? Увы, но приятные воспоминания о мультфильмах девяностых годов нисколько не убавляли страха перед верной гибелью в пасти восьмибитного монстра. Мне следовало понять: такие воспоминания могли утешать только маленького ребёнка. Ведь только в детстве мы все свято верили в добрых героев из книг, мультфильмов, кино и видеоигр, которые всегда помогут нам, победят злых духов и призраков, спасут от темноты и барабашки под кроватью. С возрастом мир для маленького человечка становится проще, и он перестаёт верить в справедливость, добро, победу над злом. Супергерои уходят на второй план, а на первом месте оказывается мирская суета. Именно поэтому во взрослой жизни тяжело найти поддержку, руку помощи, которую тебе протянет прохожий в опасную и трудную минуту. Минуту, когда решается твоя судьба. И со временем мы начинаем понимать, что в сложной жизненной ситуации решение рано или поздно придётся принимать тебе. Проблемы не решатся по взмаху волшебной палочки. Никто не придёт на помощь. Это лишь сказки для детей. И они нужны им, чтобы ребёнок не сразу попал в жизненные трудности, а научился основам этики и этикета, приучился к добру и симбиозу, узнал о правде и справедливости, выбрал не зло и жестокость, а порядочность, честность, нравственность и высокую мораль. Добрые сказки нужны, чтобы ребёнок вырос настоящим Человеком. Человеком с большой буквы. Человеком с большим и добрым сердцем.

Именно таким выглядел Че Гевара в моих глазах. Его бесстрашие граничило с осторожностью, а хитрость с мудростью. Общаясь с ним, я понял, что он готов всегда прийти на помощь, что он не бросит меня в беде, что даст нужный совет. Че Гевара не боялся работать, он даже поощрял простой мужицкий труд. В доме всегда было прибрано, печка горела, а дрова наколоты на несколько дней вперёд. И пусть Че выглядел как персонаж из игр «Денди», но в нём было что-то человеческое, поэтому он мало чем отличался от какого-нибудь учителя, знахаря, старца. Он и поесть мог приготовить, и посуду помыть. Просто мастер на все руки. Таких людей я и сам уважал. Вот пример настоящего мужчины. И слово держит, и работы не гнушается.

Только непонятно было одно. Неужели он один живёт? Где же семья? Или у него нет семьи? Мне хотелось расспросить его об этом, но тогда выглядело бы это как-то нескромно, будто я врываюсь в чью-то личную жизнь. Думаю, если захочет, то сам расскажет, а если по каким-то причинам скрывает, то значит так и надо. Да и к чему мне эта информация? Попал я в этот мир случайно, поэтому мне срочно выбираться нужно. Переночую у Че Гевары, а на следующий день пойду искать своих друзей. Если они ещё в этом мире находятся. Было бы отлично, если они вслед за мной не переместились. Что ж, будем в это верить и надеяться на лучшее.

Подошло время ко сну. На улице уже достаточно стемнело. Я выглянул в окно в надежде увидеть пиксельную луну. Но, о чудо! Луна была обычная. Такая же, как и в моём реальном мире. Радует, что восьмой бит ещё не добрался до других планет. Теперь же моей задачей стоит следующее: не дать этому странному компьютерному вирусу распространится. Не думаю, что восьмой бит успел захватить всю Землю. Что-то да должно было остаться. Только как мне его разрушить? Как остановить эту игровую заразу? Вопросов становится всё больше, а ответы найти не могу.

– У тебя девушка есть? – почему-то спросил меня Че Гевара, вытирая стол тряпочкой. – Наверно, скучает сейчас по тебе.

– У меня нет девушки, – немного подумав, ответил я. – Только мама.

Я знал, что девушек на свете много, а мама одна. В трудную минуту плечо подставит только родной человек, а незнакомка пройдёт мимо. Так что скучать по мне будут только родители. Да верные друзья, наверно, грустят из-за моего отсутствия. А кто же ещё? Да больше некому вспоминать моё имя. Никому я не нужен в этом жестоком мире, наполненном злобными, бездушными и чёрствыми людьми. Но так устроена наша планета, а в этом измерении всё может быть иначе. Пригодится ли здесь кому-нибудь студент-рекламщик? Поживём-увидим.

– У меня были жена и дочь, – задумчиво произнёс Че Гевара. – Тот жёлтый шар похитил их.

– Пэкман?

– Именно он. С тех пор я их не видел.

– То есть Вы хотите сказать, что Пэкман не съедает людей, а похищает их?

– Я почему-то верю, что это так, – с какой-то надеждой в голосе сказал Че. – Может, они ещё живы? Может, не превратились в восьмой бит? Знаешь, Артём, если ты сможешь их найти, то я буду всю жизнь тебе обязан. Пусть даже они, как и я потеряли свой прежний человеческий облик, но я бы всё отдал, чтобы они были сейчас здесь.

От его речи мне стало тоскливо, да и Че особо не веселился. От услышанной исповеди сразу же потянуло в сон. Нет, не то, чтобы я бессердечный и равнодушный к чужим судьбам и рассказам из жизни. Просто от подобных диалогов мне часто хотелось уйти куда-нибудь, избежать их, забыть как можно скорее. Любой душевный рассказ, как и любая мелодрама с элементами романтики, могли выдавить из меня слезу, хотя я и довольно стойкий и мужественный человек. Но, как известно, бывает, что и солдат плачет. И я не считаю это чем-то стыдным. Всё же я человек мужественный. Поэтому просто из принципа самостоятельно прерываю разговоры с людьми на тему личной жизни и конфликтов в ней. Вообще я человек довольно высокоморальный и нравственный. Принципы для меня стоят далеко не на последнем месте. Надеюсь, что вы не воспримите мои слова как хвастовство?

В этом доме мы были в безопасности. Даже окно Че Гевара закрыл железными ставнями. Не зря говорят, что мой дом – моя крепость. А у нас был настоящий замок с неприступными стенами. Так просто восьмому биту сюда не подобраться.

Пока Че Гевара проверял, крепко ли он закрыл засов на двери, я приготовился ко сну. Хозяин разместил меня в чулане. Матрас, подушка, пара одеял. Похоже, что ночи здесь холодные. Ещё вечером мы поставили две скамейки рядом друг с другом, чтобы получилось подобие одноместной кровати. Конечно, спать на такой конструкции было бы жестковато, но я и здесь нашёл выход. В углу чулана валялась куча всякого тряпья и хлама: изношенная до дыр рабочая одежда, кусочки ткани, внутренность из старой фуфайки, разорванное полотенце, разорванные перчатки, иссушенные мочалки, а также немного сена и соломы.



Олег Гилязетдинов

Отредактировано: 02.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться