Doka 2. Прыжок в 90-е

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 8. ПОБЕГ ИЗ БОЛЬНИЦЫ

На улице значительно похолодало. Ветер уже не был так ласков. Он сильно бил в лицо, от чего становилось сложно дышать. Почему-то хотелось вернуться в подвальное помещение. Там было намного теплее, хоть и дуло в некоторых местах. Да и я уверен, что есть у «Чёрного рынка» ещё складские помещения, которые не находятся на цокольном этаже, а которые скорее как чулан – тёплые, сухие, хорошо освещённые, много товаров и есть еда.

Вы же тоже так представляете себе склад? Для меня это не просто подсобное помещение магазина с кучей привёзённого товара. Сейчас склад – это шанс на выживание. Потому что когда восьмой бит взбесится окончательно, то прятаться будет нужно только в таком месте, чтобы были вода, еда, одежда, туалет. Всё самое необходимое. А иначе как? Иначе здесь просто погибнешь. Покроит тебя восьмой бит пикселями и всё. Кто тогда мир спасать будет?

Моя тактика на ближайшее время такова: пробираюсь сквозь заполненный пиксельными существами город, нахожу библиотеку, забираю нужные книги и бегом мчусь к Никите Петрову, который Немец. Вычитываем из книг нужную информацию, находим способ уничтожения вируса. Расправляюсь с восьмым битом. По пути ищу жену и дочь Че Гевары. Я ведь всё-таки ему обещал. А после ищу выход из этого мира. На этом моя миссия заканчивается.

Легко сказать, сложнее сделать. Попасть сюда было проще, чем сейчас найти выход из параллельных девяностых. Но я всё смогу. Я освобожу людей от вируса и спасусь сам. Вот только где искать библиотеку? Так, а карта мне на что? Сейчас найду за пять минут.

Ага, теперь понятно, что к чему. Путь в библиотеку лежит через желание получать новую информацию, учиться, лечиться. Это я к тому, что придётся пройти сквозь киоск «Союзпечать», университет и больницу, а там и библиотека недалеко. Да, путь будет нелёгким. Но разве не ради него попал сюда? Именно ради преодоления опасного пути я сейчас здесь. И я пройду этот путь ценой собственной жизни. Всё ради других людей. Уж такой я человек.

Да уж, может и недалеко, но опасно. Не хотелось бы погибнуть в самом начале своих путешествий. Придётся осторожно идти. Вдруг и здесь прячется какой-нибудь Пэкман. Следовало обходить парки стороной, а лучше и вовсе шагать вдоль шоссе. Буду прятаться за автомобилями и грузовиками, а если что, то забегать в подъезды. Какой ещё восьмибитный монстр бросится на меня? Того я сразу палкой забью. Интересно, а от агрессивных существ эта палка меня защитит? А то вдруг они её даже не боятся, а я тут иду и думаю, что они меня как огня бояться будут, что чуть ли не мечом разящим их буду бить.

Заметил, что в некоторых местах заметны лужи на асфальте. И когда успел пройти дождь? Заглянул в одну из них. По краям разместились маленькие пиксели, обвили воду вокруг, плавают даже в ней. Значит, вода восьмому биту не страшна. Он либо пьёт её, либо становится только сильнее. Так чем же тогда можно его уничтожить? Это мне и предстояло узнать.

Почему-то именно в такую погоду хочется домой, сесть в тёплое кресло, укутаться пледом и, попивая горячий чай, проходить какую-нибудь компьютерную игрушку. Но в данный момент ничего из этого у меня не было. Только сырость под ногами и серость на душе. Вот поэтому я и мечтал о тёплом складе, в котором всё есть. Вот только найду нужные книги в библиотеке, а потом и отдохнуть можно будет.

Я шёл вдоль шоссе и очень надеялся, чтобы погода совсем не испортилась. Кто знает здешний климат. В сельской местности может быть и тепло, а в городе уже прохладно. Размышляя о природе, и мечтая о тёплой одежде, я добрёл до киоска «Союзпечать». Я заглянул в окошечко. Ларёк оказался уже наполовину пустым, полуразрушенным, окна разбиты, а некоторые с трещинами облепили маленькие пиксели. Они вгрызались в железо и пластик, поглощали картон и бумагу. Внутри полы оказались покрыты разбросанными газетами и журналами, привезёнными сюда ещё в прошлом месяце. Они совсем промокли, запачкались пылью, осевшей на них за долгое время, в некоторых местах даже порвались, листы смялись, пожелтели.

Ничего особо ценного в нём я не нашёл. Думаю, что его разграбили ещё до моего прихода. Касса была пуста, даже копеек не наскрести. Тетрадные листочки лежали кучками, смятые в шарики, исчирканные и погрызенные мышами. Следы от ботинок виднелись тут и там, поэтому я сразу понял, что здесь был кто-то до меня. Люди будто собирались в этом месте, жгли брошюры и календари, пытались согреться. Наверно, местные бомжи всё растащили и утеплялись здесь. А что такого? Куда им ещё идти прикажете? Девяностые – это тяжёлое время даже для параллельного мира. И я сейчас не лучше этих бездомных. Копаюсь во всяком мусоре, ищу непонятно что, воюю непонятно с кем. Да и попал я сюда совершенно случайно, меня никто не спросил, хочу я куда-то или нет. Постараюсь в будущем больше вот так никуда не попадать не по своей воле и никому не попадаться.

Крыльцо больницы № 22 выглядело так, словно по нему прошлись мамонты. Сломанные в некоторых местах ступени, почерневший коврик у входа, расколотые горшки с искусственными цветами. В одном месте разлом был такой длины, что напомнил мне грязную дорогу, по которой проехал трактор или экскаватор. То есть вы поняли, да. Когда грязь засыхает, то образуется микрокарьер со следами от покрышек. Вот такую же картину я наблюдал, стоя на лестнице. Кто мог вырыть подобного рода траншею? Это же какую силу нужно иметь, чтобы так расковырять мраморные ступени. Человек на такое не способен, да и не всяким автомобиль сможет разрушить лестницу до такого состояния.

Недалеко валялась голова Гиппократа, а полностью его тело было разломано на три части и лежало прямо возле дверей. Скульптура, конечно же, знавала и лучшие времена, а сейчас выглядела так, будто после войны. Вся грязная, расколотая, истоптанная. Такое не всякий вандал сотворит. Здесь точно орудовал кто-то покрупнее и мощнее.

После такого вида мне страшно стало заходить в холл больницы. Если на улице такая разруха, что же творится внутри? А там был всего лишь беспорядок, так что я зря боялся увидеть результаты пришествия всадников Апокалипсиса. Кое-где валялись больничные листы и талончики, несколько скамеек с мягким сиденьем оказались перевёрнуты и перекрывали запасный выход. Недалеко от гардероба кучей лежали куртки и пуховики. Видно, что люди куда-то торопились и пытались временно кого-то задержать.



Олег Гилязетдинов

Отредактировано: 02.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться