Doka 2. Прыжок в 90-е

Размер шрифта: - +

ЭПИЛОГ

Напоследок хочу сообщить вам, что рекламное шоу про видеоигры мы с ребятами всё-таки сделали. И оно стало нашей курсовой работой. Куратор Андрей Петрович нас очень сильно хвалил. Он удивлялся, что я столько всего знаю про восьмибитки.

– И откуда ты столько про восьмибитные игрушки и приставки знаешь? – говорил мне куратор. – Такое чувство, что ты сам побывал в одной из них.

– Может и побывал, – хитро улыбался я.

Александр и Алексей позже мне объяснили, что я отсутствовал несколько часов. Они меня везде искали. Они видели, как я попадаю в монитор компьютера, но почему-то решили, что это им кажется из-за усталости. В итоги они подумали, что я на самом деле домой ушёл. Но просто пришли в восторг, когда я вновь оказался в студии. Парни поверить не могли в это. И даже потом у нас был специальный номер, в котором я залезаю в монитор, а потом появлюсь вновь. Конечно, что у монитора не было экрана, поэтому такие фокусы было легко объяснить. А вот как я смог пройти насквозь стекла и пластика и очутиться в тоннеле – этого никто мне не смог объяснить. Даже я не совсем понял, как это случилось. И просто списал на то, что в «DOKA 2» произошёл сбой из-за проделок Террабайта. Он заразил восьмибитным вирусом игру, а она в свою очередь затянула меня в двадцатый век.

Когда учёба в университете закончилась, и мы вышли на летние каникулы, то я решил прогуляться по городу. Но не просто пройтись, а заглянуть в то место, которое назвал укрытием. Ведь именно благодаря нему я выжил в те страшные времена, когда очутился в девяностых годах параллельного мира. Увы, но я облазил все места в районе, но так и не нашёл своего убежища. Правда, видел среди частных домов огромный ров, засыпанный чернозёмом. Наверно, так завершилась жизнь укрытия.

Хотел побывать в том таинственном лесу, поблагодарить старца-отшельника за помощь. Но никакого леса за университетом я не обнаружил. Высоким забором была перекрыта лишь постройка нового корпуса. Печально знать, что в этом месте ты когда-то бродил, пусть и не в этом мире.

Последнее место, в которое мне так хотелось попасть, был «Чёрный рынок». Я просто мчался туда, в те переулки, ведь именно где-то там запрятан магазинчик электротехники и комплектующих. Побродив под окнами многоквартирных домов, я всё же нашёл его. Но, как это всегда бывает, название оказалось совсем другим. Теперь там была прибита вывеска «Цветы. Дешёвые букеты. Растения в горшках». Да и прежнего охранника там не было. Внутри помещения ходил какой-то дяденька. Понятно, что это был совсем другой охранник.

За прилавком стоял мужчина лет сорока восьми или пятидесяти. С бородкой, лохматыми волосами, но прилично одетый. Даже рубашка глаженая. В стиле отсутствовал какой-либо намёк на метал, рок, Германию. Но человек был похож на Никиту «Немца» Петрова, хоть и прошло уже много лет. По сути, внешне он мало чем отличался. Только появились морщины и первая проседь. Мужчина слегка потолстел и немного сгибался под тяжестью лет. Возраст давал о себе знать. Ведь Никита был уже не тот двадцатилетний молодой человек, а мужчина почтенного возраста, даже уже немного пожилой. Раньше возле него стоял бы системный блок, а сейчас уже на деревянном столике размещалась кадка с фикусом.

– Что, Никита, компьютеры уже не привозят? – вместо приветствия спросил я. – Решил новым бизнесом заняться? Программирование не приносит прибыль?

Я улыбался, надеясь, что и он меня узнает. Но стоящий передо мной человек почему-то нахмурился, расстроено взглянул на меня. На бейджике было написано: «Никита Петров. Старший продавец-консультант». Понятно, что и раньше это было написано. Но кого нужно консультировать, когда продаёшь не компьютеры, а цветы? Аллергиков, что ли? Или тех, кто в домашних растениях не разбирается? Вроде как сажать, поливать, прививать.

– Вам что нужно, молодой человек? – спокойно спросил старший продавец-консультант, уклоняясь от моих вопросов и делая вид, что ничего не слышал. – Хотите купить розы? Ещё есть прекрасные кактусы. И хризантемы.

– Говорю, бизнес прогорел, что ли? – чуть ли не смеялся я. – Раньше на «Чёрном рынке» старыми платами приторговывал. А теперь на цветочки перешёл. Да и зачем название сменил? Старое же было отличное?

Понимаю, что я поступал не очень красиво, но я всё же надеялся, что Никита меня узнает.

– У цветочного бизнеса не так много конкурентов, – ответил мне продавец. – А компьютеры я забросил. Откуда Вы вообще всё это знаете? Конкуренты мои разболтали, чтобы высмеять меня? Это они Вас послали, чтобы поиздеваться над стариком?

– Да брось ты, Никита, – смеясь, ответил я. – Неужели не узнаёшь меня? Это же я – Артём Филимонов по прозвищу Филин. Разве не помнишь, как мы тебе солью ногу лечили?

Я протянул ему руку, но он проигнорировал моё действие. Тогда я хотел хлопнуть его по плечу, но он увернулся.

– Извините, молодой человек, – хмурясь, ответил продавец. – Но Вы меня с кем-то перепутали. Я не знаю никаких Артёмов и Филинов тоже, а про больную ногу впервые слышу.

– Да ладно, не делай вид, что не узнаёшь меня, – продолжал упираться я.

– Охрана! – крикнул старший продавец-консультант. – Выведите его из магазина. Пусть в другом месте кривляется.

Охранник среагировал быстро и через какое-то время уже тащил меня за плечо к двери.

– Немец! Твоё прозвище «Немец»! В двадцать лет ты себя так называл, потому что любил всё, что связано с Германией. И одежда у тебя была под «metal», но поверх надевал тёмный пиджак.

– Стойте! – крикнул Никита охраннику. – Парень, подойди сюда.

Я выполнил его просьбу.



Олег Гилязетдинов

Отредактировано: 02.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться