Доказательства вины

Четвертая книга цикла

Доказательства вины

 

Часть 1. Удар в спину

 

Sometimes I'm happy as can be

and sometimes feel so low

and what is good and what is bad,

I sometimes just don't know...

 

(Иногда я счастливее всех на свете,

а иногда чувствую себя так плохо,

И что хорошо, а что плохо,

Иногда я просто не знаю...)

 

(Gamma Ray, “Real World”)

 

Пролог

 

            — Я так понимаю, отказаться мы не можем? — недовольно осведомился маг в фиолетовой балахоне.

            Вортон, декан боевого факультета Адэрской Академии магов, откинулся на спинку стула и, вздернув иронично бровь, посмотрел на своего заместителя.

            — Раз ты такой смелый, откажись сам, — предложил он. Недовольство Лэшела было ему прекрасно понятно, но Кириан уже принял решение, так что спор не имел никакого смысла. — И потом, как ученица она была не так плоха. Я бы даже сказал, что из всех своих однокурсников она одна из самых одаренных.

            — Она Этари, Вортон! Да к тому же трейхе!

            — А еще она королева, — раздраженно отозвался декан, которому начал надоедать этот разговор. — Мы не можем исключить ее, когда за ней стоит весь Вереантер! У нас нет на то никаких формальных причин, поэтому разговор окончен. Если тебя это слегка утешит, никто из преподавательского состава не в восторге. Да и приедет она только через пару недель.

            — Но мы же в Аркадии, а не в Вереантере! И вообще, с каких пор Кириан идет на поводу у архивампира?!

            — В конце концов, им удалось остановить Арлиона Этари, — напомнил Вортон. — Кириан посчитал, что после такого мы не вправе отказать Корделии Вереантерской и дальше учиться в нашей Академии.

            Лэшел шумно выдохнул, но аргументов у него больше не было, и он в раздражении отвернулся к окну. Глядя на своего заместителя, которому на вид было невозможно дать больше двадцати пяти лет, и который в этот момент больше всего походил на сердитого мальчишку, а не на магистра боевой магии, Вортон только вздохнул. Он сам был очень удивлен, когда пару дней назад архимаг Кириан сообщил ему, что новая вереантерская королева изъявила желание продолжать обучение в Академии — можно подумать, на троне ей больше заняться нечем! — и что он, ректор, согласился. Еще больший шок он испытал, когда узнал, что адептка его факультета, регулярно находившая неприятности на свою голову, оказалась внучкой столь печально известного архимага. Впрочем, новость о том, что адептка Батори — на самом деле трейхе Этари, всколыхнула только преподавателей-мужчин. Вся женская половина магистров последний месяц была занята тем, что обсуждала, как какая-то девица без роду и племени (и наплевать, что она бывшая принцесса! Все равно же незаконнорожденная!) смогла охмурить короля и женить его на себе, и какие еще неженатые особы королевской крови остались в окрестных странах. На то, что король — это расчётливый архивампир, от которого все трезвомыслящие люди с нормальным инстинктом самосохранения должны бежать без оглядки, всем этим преподавательницам было совершенно наплевать. И кто этих женщин только поймет?..

            Лэшел продолжал созерцать что-то за окном, и Вортон, заинтересовавшись, что его там так увлекло, сам поднялся из-за письменного стола в своем кабинете и тоже подошел к окну. Стояли последние летние дни, и двор Академии снова наполнился возвращающимися с каникул адептами. Ему уже сообщили о паре дуэлей и одной драке без применения магии между темными и светлыми магами с разных факультетов, но сейчас, после долгого затишья, эти привычные стычки не вызывали злости.

            — А что у нас с факультетом некромантии? — вдруг спросил Лэшел, найдя в себе силы переключиться на другую тему. — Кто теперь будет деканом?

            Вортон поморщился, как будто у него вдруг заболели зубы. Сложность заключалась в том, что ныне покойный Танатос был единственным сильным и одаренным некромантом на факультете, и найти ему замену оказалось неожиданно трудно. Те некроманты, которые преподавали в Академии, по части способностей были так себе, серединку на половинку, и никто из них не подходил для такой должности. Ректор Кириан это прекрасно понимал, и потому обратился к своему заместителю с просьбой связаться с Советом Темных магов и порекомендовать кого-нибудь оттуда. Конечно, Совет с готовностью откликнулся — ему всегда было приятно, когда независимые Академии и Школы магии обращались к ним за помощью — но вот предложенный ими кандидат... внушал определенные опасения.



Анастасия Сычёва

Отредактировано: 19.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться