Докажи, что ты достоин.

Глава 14

Глава 14

Сегодня тот день, когда Анна Николаевна сообщит мне пол моего ребенка. Конечно, если я этого захочу или если позволит ребенок.

Не спеша я надеваю синие джинсы для беременных и белую рубашку, которые мы с Ником купили на прошлой неделе. Потому что мне не в чем ходить. И наношу немного туши на ресницы. Отхожу на два шага от зеркала и осматриваю себя. Рубашка подчеркивает увеличившуюся грудь и животик. Джинсы, как бы сказал Николай, соблазнительно выделяют округлившиеся бедра.

Кстати о Нике. Мой парень сегодня на работе, но так сильно хотел присутствовать на УЗИ, чтобы «убедиться», что это «девочка» - что пришлось записаться к врачу на вечер.

Бросаю взгляд на наручные часы, про себя подсчитывая сколько до приезда Ника и понимаю, что он задерживается.

Я хмурясь. Вдруг с ним что-то случилось? Сердце начинает биться в нервном темпе. Руки потеют. Казалось бы, ничего такого, но он никогда не опаздывает. Никогда.

Плюс ко всему этому, с самого утра меня одолевают какие-то уж очень тревожные мысли.

Сама не замечаю, как в руках оказывается мой телефон, но из-за потных рук и быстро бьющегося сердца – роняю его на пол. Неожиданно, телефон начинает звонить и схватив его, вижу незнакомый номер. О Боже…

- Да? – Судорожно отвечаю на звонок.

- Чурина Антонина? – Спрашивает незнакомый мужской голос, и я киваю, потому что не могу произнести вслух ни звука. – Я дежурный врач, Иван Игнатьев. Вам знаком гражданин Николай Ерин?

Нет нет нет!!! Только не так…

- Да, да знаком, - сбивчиво и слишком быстро отвечаю я, наконец обретя голос. – Это мой парень, что с ним?

- Он попал в автомобильную аварию, и сейчас находится в больнице…

- Господи, он жив?! – Перебиваю, не слушая врача, и задаю самый главный для меня вопрос.

Мне нужно знать, что он жив! Пожалуйста… пусть он будет жив…

- Да, он жив, - как-то не уверенно говорит Иван Игнатьев, но потом я слышу что-то на заднем фоне…

Какие-то ругательства и просьба кому-то позвонить. Затем, властный голос Ивана Игнатьева.

- Успокойтесь, я сейчас именно этим и занимаюсь!

На том конце провода на время повисло молчание, и мне даже кажется, что вызов прекратился, но в следующее мгновение я слышу уверенный и немного грустный, но такой родной голос.

- Ей нельзя волноваться, поэтому дайте, пожалуйста, мне с ней поговорить.

Это Ник… о Боже, это НИК! Мой Николай, он жив и хочет со мной поговорить. На глазах навернулись слезы.

- Тоша? Тошка, прости меня, милая. – Сбивчиво начал говорить мой парень, а я почувствовала слабость в ногах от облегчения, что он жив и опустилась на колени перед зеркалом, прикрывая рот рукой. – Я попал в аварию, но со мной все хорошо, всего-то перелом левой руки. Но я тебя уверяю, у меня все хорошо.

- Ники… - сквозь всхлипы прошептала я. – Ты живой.

- Конечно живой, - нежно заверил он. – Но мне нужна твоя помощь. Мне дали обезболивающие средства, поэтому за руль нельзя, да и байк после аварии…

- Байк? – До меня сначала не дошло, о чем он, но потом я поняла. – Мотоцикл? – Я глубоко вздохнула и утерев слезы, как могла, сердито произнесла. – Ерин Николай, дайте мне слово, что вы больше никогда, повторяю никогда не сядете на эту чертову штуковину! Ни для того, чтобы ехать на работу, ни для того, чтобы даже сделать фотографию. Обещай!

Я услышала тяжёлый вдох и нервный смешок.

- Обещаю. – Не хотя пообещал он и добавил. – Ты сможешь позвонить Пашке, чтобы он забрал меня из больницы?

- Нет, - тут же ответила и утерев оставшиеся дорожки слез по щекам, поднялась с пола. – Я вызову такси и приеду сама.

- Тоша, тебе нельзя волноваться, прошу останься дома…

- Ники, мне нужно самой убедиться, что ты в порядке. – Я схватила пиджак и пошла к входной двери. – Я уже еду, в какой ты больнице?

**

Через полчаса я была около больницы и попросив водителя подождать, побежала к главному входу. Минута и я стою у регистратуры, и спрашиваю про пациента: Ерина Николая.  Ещё минута, и я наконец то на третьем этаже у травм-логического отделения, в двери которого я не просто вбегаю, а правильнее будет сказать – залетаю.

В палате сидит трое мужчин разного возраста, с разными травмами и о чем-то весело спорят.

Быстро осматриваюсь.

Седой мужчина на вид шестидесяти лет, с аккуратной бородкой средней длины и волосами до плеч, и одет он в деловой костюм черного цвета. Опускаю глаза чуть ниже – правая нога в гипсе. Хм… кого-то он мне напоминает, особенно эта его улыбка. Так ладно… это не мой Ник.

Второй мужчина помладше, ему где-то тридцать или тридцать пять лет. На нем синяя футболка без рисунка, черные джинсы с дырками (фу блин, ты же уже не мальчик) и на ногах НЕОНОВЫЕ синие кроссовки. Я невольно поморщилась. Ах да, и он лысый. И лысый – значит абсолютно без волос на лице. У него даже бровей нет! Мои глаза цепляются за его синяк под правым глазом и перевязанной левой руке. И это тоже не Ник!



Дари Карпушина

Отредактировано: 16.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться