Докон

Размер шрифта: - +

8.3

Все побросали свои дела. Услышав о предстоящем, даже с города некоторые вернулись второпях. Когда еще увидишь Фенрира в бою? Все только наслышаны о его силе, но никто и никогда не видел его в действии. Трибуны забились. Князья и их подданные разместились в середине трибуны, на более безопасном расстоянии, ведь в процессе сражения может что-нибудь у кого-нибудь отскочить и навредить зрителям. Арес привел Иду и они заняли верхние места. Велиал же напротив, единственный, из высокопоставленных, кто решился сидеть в первом ряду, среди обычных вояк. И так как зазнайством он не страдает, то общался с ними на равных.

Соревнующиеся заняли свои позиции и принялись сверлить друг друга взглядом. В глазах Амаймона читалась злость, ярость и серьезное намерение победить. Он оскалил свои острые зубы и без того торчащие клыки стали казаться еще больше и опаснее. За спиной появилось два кожаных крыла, он на половину принял облик своей истиной ипостаси. На грозном, безразличном лице Ферира лишь сверкали глаза. Он обнажил свой огромный меч и многие из зрителей впервые увидели кобру и непонятные начертания на лезвие. Зрители принялись перешептываться, всех замучило любопытство, что могут значит эти слова написанные на языке колдунов. Все дело в том, что этим языком имеют право пользоваться: ламии, бокоры и варлоки. Другим демонам недозволенно изучать его. Нарушение данного права: учителю грозит смертью всего его рода, а ученику в лучшем случае сотрут память, ну либо казнят. Старейшины бдят, но уследить за всеми невозможно, где-то да всплывают случаи. Никто еще наказание не избежал.

- «Друн гри тоно э бого», - Паваро тихо прочел Мирин надпись на мече Фенрира. – Никто богу врагом не рождается, - тут же перевел он.

- Осторожно, - настороженно попросила Мирин. – Среди воинов есть варлоки. Услышат, и поплатишься ты и Скри.

- Но Скри невиноват. Он меня языку специально не учит. У нас много общего времени. У меня прекрасная память и кое-что, кое-где я запомнил, а там само собой получилось выучить. В совершенстве не знаю, - лицо Паваро озарила довольная улыбка.

- Вот как запросто – положительное качество может перейти в разряд отрицательных, - она тяжело вздохнула. – Жаль, Скри не может быть здесь.

Раздался сигнал. Зрители замерли. Амаймон и Фенрир рванули с мест на встречу друг другу. Пыль поднялась из-под их ног, кружа в воздухе. И звякнула сталь. Искры и скрежет. А в следующем ударе, лезвие меча Амаймона раскололась надвое и отлетев на пару метров, острием вонзилось в землю. Он не успел среагировать, как ногой Фенрир сбил его с ног и тот, повалившись на спину, ощутил как кончик меча вдавливается ему в голо. Фенрир победоносно стоял над катаханом и на его щетинистом лице появилась ухмылка.

Трибуна не шелохнулась. Демоны и люди не поняли, что произошло? Так быстро? И насладится никто не успел? Не то, что там в процессе боя охнуть, ахнуть и напрячься. Кто-то почесал затылок, кто-то лоб, а кто-то между собой переглянулся. И после минутного молчания, да обдумывания, раздались громкие аплодисменты.

Фенрир поддал руку сопернику, помог ему подняться. Амаймон отряхнулся от пыли и принял свой более человеческий образ. Он стиснул зубы и поклонившись, покинул арену.

Народ принялся расходиться. Велиал поднялся и посмотрел по сторонам. Он увидел как Арес держа за руку, уводит Иду, затем отвел взгляд в другую сторону. Фенрир подошел к Ауруму, к ним тут же присоединялся Паваро вместе со своей сестрой. И стало интересно, о чем они там собираются говорит? Велиал решил немного задержаться.

- У вас очень интересное оружие, - заметил Паваро, глядя на рукоять меча. – А можно его разглядеть ближе.

Фенрир уже хотел достать меч с ножен, как Аурум встрял и не дал ему это сделать.

- Извините, советник, но к данной реликвии имеет право прикасаться только ее владелец, - его слова прозвучали нелепо в ушах Фенрира.

И сам князь, и Нэко, и его некоторые воины неоднократно брали этот меч, чтобы оценить свои силы. Кто-то даже поднять его не мог, а кто поднимал – еле удерживал, а если удерживал – толком им сражаться не мог. Да и доверив реликвию, никто Фенриру ранее не говорил таких странных слов. Он сделал вид, что так и есть, чтобы не подвести князя. Если Аурум что-то делает или говорит, значит на то – есть свои весомые причины.

- А жаль, - сказал Паваро, посмотрев на Мирин.

- Еще раз извините, но мне с моим военноначальником нужно переговорить, - Аурум пошел за пределы тренировочной площади, а Фенрира поклонившись дини-ши, последовал следом за ним.

- Не позволяй таким как они прикасаться к данному мечу. Запомни, - на ходу произнес Аурум взглянув на Фенрира.

- Хорошо, - не возражая, согласился он.

Велиал услышал все, благодаря своим демоническим силам, не пожалел ими воспользоваться, но ничего путного не узнал. Он немного отвлекся провожая взглядом северного князя и не заметил: как Мирин оказалась подле него.

- Хочу вновь помириться с тобой, - заявила она с надменным видом.

- Я с тобой никогда и не ругался, - сказал Велиал и улыбнулся, но улыбка быстро исчезла, как только к ним присоединился Паваро.

- Ты идешь к Скри? – поинтересовался он у Мирин, явно не желая видеть сестру рядом с южным князем.



Риза Гуль

Отредактировано: 22.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться