Докон

Размер шрифта: - +

8.5

Веселье прервал стражник, который очень громко постучал в двери главной гостиной комнаты дворца. Арес попросил девиц замолчать и, оттолкнув от себя одну из полуобнаженных красавиц, хотел было поставить бокал с вином на стол, но промахнулся и тот, соприкоснувшись с полом, со звоном, разбился. Девушки хихикнули, Арес на них строго шикнул и они вновь притихли. Поднявшись с дивана и стараясь не вилять в пьяном шаге, Арес подошел к двери, слегка ее приоткрыв, высунул голову.

- Господин Арес! Вас вызывает к себе император! – сообщил стражник.

- Ну, вот же! – недовольно пробурчал он и, посмотрев по сторонам в коридоре, убедился что стражник с собой никого не привел. – Я скоро вернусь! - сообщил он девицам и, завязав потуже халат, вышел в коридор.

За закрытой дверью раздался приглушенный женский смех. Приди минут на 10-15 позже и пришлось бы стражнику тащить Ареса на себе к императору, либо что-то придумывать, чтобы не волновать больного старика.

Арес посмотрелся в одно из зеркал, попавшееся ему на пути к покоям Виктора, пригладил растрепанные волосы рукой, как мог, и рукавом стер с лица, да шеи краски, что оставили на нем девушки. Вроде бы вид ничего, более или менее приемлемый. А припухшее лицо – можно выдать за сонное, так как на дворе уже полночь.

- А ты чего здесь делаешь? Со мной значит, отказался пить, а к моему отцу явился, - в шутку возмутился Арес, увидев у дверей императорских покоев Велиала.

- Ты пока не император, тебе отказать можно, - ответил южный князь с улыбкой на лице.

Арес хмыкнул, и они оба вошли в комнату Виктора. Удивительно, рядом нет ни Скри, ни Паваро. У кровати сидит одна служанка, но и та, с их появлением, по приказу императора ушла, плотно закрыв за собою дверь.

- Подойдите оба! – прохрипел Виктор.

Арес подошел первым, а Велиал стал рядом с ним, но все же, оставаясь немного за спиной.

- Через два дня состоится твоя свадьба, - обратился император к сыну. – Я выслушал Иду, она сообщила, что ты оказываешь ей внимание. Это похвально, значит, ты исправляешься.

Арес еле сдержал смех. Он прикрыл губы кулаком и кашлянул, чтобы подавить в себе эмоции.

- Есть хорошая новость: Скри принес новое лекарство, которое поможет мне выдержать предстоящее торжество и даже немного поправить здоровье. У меня еще предостаточно времени, чтобы все подготовить и передать тебе власть.

Лицо Ареса осунулось. По телу пронеслись мурашки. Такого он ожидать ни как не мог. Он посмотрел в сторону Велиала, который все это время внимательно слушал, но смотрел в пол.

- И сколько ты еще проживешь?! – нервно, без уважения, спросил Арес, ему не удалось скрыть свою нарастающую злость.

- Год, а может и два, - ответил Виктор, испытывая гордость за своего умного варлока.

Арес сжал кулаки и стиснул зубы. В голову прилила горячая кровь.

- Только попробуй шевельнуться! – гневно обратился он к Велиалу.

Велиал посмотрел в налитые кровью глаза Ареса и замер.

Арес подошел ближе к кровати отца, выхватил из-под его головы подушку. Виктор не успел ни слова произнести, как его же сын принялся его ею душить. Арес коленом уперся в грудь императора, чтобы тот не трепыхался и со всей силы вдавливал его в кровать. Старик не смог сильно сопротивляться, вытащить руки из-под одеяла, чтобы постучать. А мягкая кровать не издала ни звука. Аресу хватило минуты, чтобы тело императора обмякло.

Велиал немного отошел назад, но сделал это тихо. Он был в ужасе от увиденной картины и не знал: как правильно поступить? С одной стороны, убивают его императора, а с другой, кем является убийца – это еще страшнее! Это ради власти? Даже страшно представить себя на месте Ареса, ведь безмерно и глубоко Велиал уважает своего отца и готов служить ему вечно.

Арес встряхнул подушку и подложил ее обратно под голову мертвого Виктора. Все выглядит естественно. У императора слегка приоткрыт рот и глаза, но это никак не смутило пьяного Ареса. Он развернулся к Велиалу и, подойдя к нему ближе, полушепотом и угрожающе сказал:

- Только посмей хоть кому-нибудь об этом рассказать!

Арес у высшего демона страха не вызывает, только жалось. Велиал в знак согласия кивнул головой. Он не собирается лишать его – шанса губить себя.

Настало время представления. На лице Ареса появилась лживая скорбь. Он даже выдавил из себя пару слез и, опустившись на колени, перед ложем отца, громко принялся призывать стражников и прислугу. Народ сбежался быстро. Сначала забежали те два война, что караулили за дверью и служанка, что уходила с комнаты последней. Она, увидев мертвого императора, вскрикнула и побежала за Скри.

Вмести с лекарем явился Паваро и Мирин. Пока лекарь проверял пульс, убеждаясь в смерти правителя, пришли: князья, их подданные, дочки Деймоса, Ксипе Тотек и Саргатанас со своей помощницей. Аграт сразу же подошла к Велиалу, интересуясь обстоятельствами произошедшего, но он промолчал. Самыми последними в покои вошли: Ида с родителями и Рузета.

Покои наполнились голосами. Кому-то натерпелось узнать все – как было. Кто-то пролил слезы, зашмыгал носом. У кого-то на лице появился истинный испуг. Кто-то переживал, сожалел. Некоторые поспешили выразить свои соболезнование сыну императора. Но Арес рыдал так, что многие все же решили оставить это на потом.



Риза Гуль

Отредактировано: 22.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться