Долг Наследницы. Судьбоносный выбор

Часть первая. Глава вторая «Подготовка к баллу».

— Только не говорите мне, что вы собираетесь шить платья по таким фасонам, эта вся вычурность и роскошь осталась в прошлом, сейчас в моде простота, девочки, — Карин недовольно покачала головой, глядя на наши с Лирой наброски фасона бальных платьев. Я лишь пожала плечами.
— Думаешь, мы в курсе последних тенденций? Такое вообще редко когда волновало, и уж тем более за учебой, — я скосила глаза на Лиру и та согласно кивнула.
— А придворные портные все лучше нас знают, мы, в принципе, не часто задумывались над нарядами…
— Все продумывали за нас.  — закончила я несказанную мысль Лиры и та лишь развела руками, мол, твоя правда. Сестры Дешам недовольно засопели.
— Хорошо, это оправдано, но сейчас придется вникать быстро, потому что у меня с сестрой нет времени объяснять вам все в подробностях, о фасонах, о тканях, об украшениях, так что кратко, — Лара начеркала что-то в своем блокноте, который я уже давно приметила, ведь девушка не расставалась с ним никогда. Лира же такие мелочи и не замечала.  Зато теперь оживленно заглядывала за плечо болотнице, высматривая ее рисунки. Карин тем временем копалась в большом сундуке, который был доверху наполнен обрезками ткани. Что и говорить, выбор был у сестер Дешам богатый.
 

— Есть пожелания по цветам? Праздник хоть и весенний, но ограничений по легким и светлым тонам нет, можно выбрать какой хотите, — через пару минут наброски наших с Лирой платьев были готовы, мне оставалось только предвкушать результат. Если Лире достался скромный фасон, с неглубокой линией декольте, но зато подол имел загадочный вырез по бедру, который должен при каждом шаге оголять выставленную ножку подруги. То мне решили подобрать несколько откровенное платье. Вырез декольте красовался аж до пупка, и все это безобразие было решено прикрыть полупрозрачным гипюром, а там, где завершается вырез, будет вышивка, опоясывающая талию.
— Я бы хотела черное, с красной вышивкой по низу, можно? — платье Лиры мы задумали легкое, с рукавами три четверти из тонкого фатина, с вырезом, открывающим плечи.
 — Поняла, сделаем. А тебе, Ари, какие цвета нравятся? — Лара заносила все наши пожелания в свой блокнот. А Карин уже подготавливала красиво расписанную швейную машинку, меня иглу на новую. Мол, старая совсем затупилась.
— А мне приглянулась ткань глубокого зеленого цвета, а гипюр хотелось бы светло-зеленый, если есть, — мое же платье было продумано с длинными рукавами. И вышивка на нем была не по подолу, а как раз по этим самым рукавам. Работы предстояло много, поэтому болотницы начали процесс, как только мы обговорили детали. Пока Лара с мерной лентой обмеряла наши с подругой фигуры, Карин уже делала выкройки, получая от сестры нужные размеры. Через пару минут меня и демонессу буквально вытолкали в коридор жилого корпуса со словами «Позовем, чтобы примерить промежуточный результат». Я же почему-то устала от такой мозговой деятельности. Мне хотелось уже отдохнуть, но энтузиазму Лиры не было предела. Сегодня был выходной  и именно поэтому мы наведались к нашим соседкам, сестрам Дешам. До балла же оставались считанные дни, а подготовку к нему мы еще не закончили. Зал хоть и был украшен, как предполагалось, а вот рекламные листовки были еще не готовы. Заниматься ими должны были вовсе не мы, но так получилось, что команда, ответственная за них, разом подцепила какую-то ужасно заразную болезнь (ага, воспаление хитрости называется), и скрылись в лазарете аж до самого праздника Фарфелии. Так что обязанность подготовить листовки пала на нас. Рисовать я умела, как и Лира, нас обучили ведь как Наследниц. Именно этим и воспользовался наш ректор Эрколако, многоуважаемый и почетный. Ослушаться его мы не посмели, хоть очень хотелось. Так что нас освободили от занятий и заставили все свободное время провести за рисованием одного и тоже почти в трех сотнях экземпляров. Запретили пользоваться копирующим заклинанием под угрозой отчисления. Какая-то неполадка произошла в прошлом году из-за этого, вроде бы безобидного, колдовства. А отдуваться конечно же нам. На помощь мне и Лире пришла Гринда со свитой все тех же младшекурсниц. Они таскались за ней всюду, признав в суккубе авторитетное лицо. Так что, раз от них не отделаться, решили их приобщить к делу. Девушки, если и были против подобной занятости, терпеливо помалкивали, не желая перечить Гринде и потерять свое положение в их, можно сказать, стае. Рисунок на листовках следовало рисовать не особо сложный в выполнении, так что мы ограничились на цветке, распустившем свой бутон под первыми лучиками весеннего солнца. Конечно, это не единственный предложенный вариант, было множество. Но голосованием было решено остановиться на этом. Жаль только, что ни у кого из группы не оказалось красок, ведь рисовать казенными было ужасно не удобно. Они растекались, пахли испорченным маслом, которое перепрело в кладовой Академии. И это, что очевидно, тормозило процесс. Мы начали еще вчера, первая сотня была готова, потому что мы потратили на это целый день. Сегодня же остальные начали с утра без нас, пока мы с Лирой навещали болотниц. Нужно было присоедениться к остальным в библиотеке, пока девушки в край не рассорились, похож ли выбранный цвет на горчичный или он вовсе песочный. Спорить со мной или Лирой пташки Гринды не осмеливались, можно сказать, даже побаивались. В данной ситуации это было несомненно на руку.

Когда мы с Лирой наконец добрались в библиотеку, через толпы проснувшихся студентов, все уже были заняты делом и, к нашему удивлению, ссориться никто не собирался.
— Привет. Как успехи? — я подошла к Гринде, которая, как и многие, сидела за большим круглым столом, и села рядом. Та лишь помахала в знак приветствия но отрываться от работы не стала.
— Много уже сделали? — Лира села рядом. У нее наготове уже были краски и кисти для нас обеих. Я благодарно кивнула и взяла свои принадлежности и небольшую стопку уже нарезанной бумаги. Чистые листы, как и уже готовые листовки, лежали в центре стола. Соотношение пустых и расписанных было где-то три к одному. Что ж, видимо, девушки только начали.
— Не больше десяти штук, — зеленоглазая блондинка, дроу с темной кожей, мельком глянула на меня, ответив Лире. Да уж, не густо.
— Тогда нам придется все-таки сидеть допоздна, балл через пару дней, а у нас меньше половины.



Анна Верисова

Отредактировано: 05.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться