Долг Наследницы. Венценосная Кровь

Размер шрифта: - +

Часть третья. Глава первая «Тайна вампира». 

За несколько дней до отъезда Белиры… 

Адариен. 
Демоны Шести снова созвали совет. Недавно вернулся Демиан с отрядом теней-хранителей и докладом о происшедшем. Я ожидал отчета раньше, но расследование несколько затянулось, ибо моя дражайшая женушка назначила вампира своим прямым заместителем, скинув на его плечи почти всю работу, оставив на себе только самое главное. Как то и ожидалось, раскрытие дела по жертвоприношению замедлилось на несколько дней, пока вампир не освободился от своих обязанностей. Конечно, я не стал говорить Белире, что Демиан всецело принадлежит мне на уровне раба, только делает вид, что живет как свободный и благородный. Вся его семья поголовно, включая будущее пополнение в виде наследников. И так еще ближайшие сто лет. После того, как вампир выполнил свою главную задачу — довез Лиру в безопасности, до этого охраняя ее в Академии волшебства и чародейства, он был поручен как главнокомандующий тенями-хранителями. И вот,  демоны Шести готовы выслушать результаты расследования. 
— Как мы и предполагали, добрая половина жертв — человеческие женщины, — вампир несколько замешкался, отыскивая в отчете нужные строки, но после продолжил, — нам бы не хотелось огласки, поэтому территория заблокирована для остальных. Нам также удалось выяснить, что среди девушек есть и особи благородного происхождения: дочери купцов и некоторых советников, наследницы неплохого состояния и даже сестра одного из демонов Тринадцати. 
По залу разнесся гул шепотков и причитаний. Кто-то посмел покуситься на семью демона. Это просто так не оставляют, а мстят с особой жестокостью. 
— При изучении рун, которые вырезали на их лбах, мы выяснили, что все это — жертвоприношение с целью призыва кого-либо из высших демонов. Кого именно, узнать не удалось, — на этом Демиан закончил свой отчет, ожидая наших вопросов. Но после нескольких мгновений молчания и повелительного взмаха  рукой от Эрродана вампир скрылся в тени и появился за моим троном. 
— Твой старший брат до сих пор преподает в той академии? — я сделал небольшой полог тишины, чтобы слышал меня только вампир. 
— Да, господин, брат преподает темную историю, если вам интересно, в программе Императрицы есть этот предмет, — Демиан ответил незамедлительно, не задумываясь. Чувство долга у вампиров развито лучше кого бы то ни было. 
— Надеюсь, он все еще помнит, чем мне обязан? — я выдержал необходимую паузу, сделав слышимый акцент.  
— Да, господин, я могу за него ручаться — брат не подведет! 
— Надеюсь на это, позаботься о том, чтобы Лира доехала до нашей Академии без происшествий. 
— Будет исполнено,— с этими словами Демиан вновь растворился в тени, незаметно для всех выскользнув из зала. Тени-хранители тоже не стали надолго задерживаться и покинули зал вслед за своим главнокомандующим. Пришло время как следует пораскинуть мозгами. 
— Что ж, раз версия с вызовом высшего оказалась верна, нам нужно во что бы то ни стало отследить мага, который пошел на это преступление, — Эрродан озвучил то, что, возможно, было в мыслях у каждого из присутствующих. 
— Необходимо также предотвратить огласку и следующие жертвы, как вы помните, для призыва высшего нужно как минимум три таких жертвенных подношений, —  долго я не заставил себя ждать, высказав предложение. Все согласно закивали, думая каждый о своем. 
— Известно, чья сестра была принесена в жертву? Я имею в виду сестру одного из нас, — поинтересовался Арисоиен. Честно говоря, мне тоже было любопытно. 
— Известно… Моя…— ответ Орисадана огорошил всех присутствующих, — семья узнала только вчера, когда стали известны личности жертв. Она пропала незадолго до происшествия.  
— Мои сожаления, пятый. Тем самым у тебя появился еще один стимул найти убийцу, — Эрродан сочувственно слегка склонил голову. Мы согласно закивали, поддерживая слова первого.  
— Знаю, именно поэтому необходимо как можно скорее  предотвратить следующие убийства. 
— Ты прав, пятый. Пока мы точно не можем определить, кто это. Но мы знаем то, что жертвы невинны, а значит  его жертвой может стать практически любая девушка. 
— Первый, прости, что перебиваю, но есть еще одна проблема помимо следующих жертв, половина из убиенных  — человечки. Хрупкий мир между империями не станет крепче, если об этом узнает Светлая. Нужно решить и этот вопрос,— свою версию озвучил Арисоиен, и я был абсолютно согласен с шестым. 
— Мы не можем ограничить торговлю со Светлой Империей одним городом, потому как не знаем, где произойдет следующее жертвоприношение. Это может оказаться попросту ловушкой. Кто бы ни был убийца, нам  неизвестны его мотивы. 
— Из этого можно сделать вывод, что мы в полном тупике, — я вмешался в их милый диалог, вынося вердикт. Все как-то притихли, понимая мою правоту. Но тут подал голос молчаливый Левиен. 
— На самом деле, ты немного не прав, второй. Мои доносчики тоже постарались наравне с тенями-хранителями. И вот что им удалось найти, — он подошел к Эрродану, протянув лоскут темной ткани. 
— Не может быть… — потрясенный находкой доносчиков Левиана, первый не смог договорить. Все, кто увидел лоскут, были поражены не меньше. 
— Торжественные одежды культа Асмодея?! Как такое возможно? — это не укладывалось в голове, ведь все демоны Тринадцати приложили усилия, чтобы уничтожить всё, что осталось от культа. Возрождения не предвещал никто. 
— Кажется, нам нужно что-то посерьезней теней-хранителей… 

Белира. 
День моего отъезда не задался с самого утра. Все носились вокруг меня, встревоженно собирая мои вещи. Мои утверждения о том, что я давно уже собрана, никто не слушал. 
— Но как же вы поедете с этим маленьким чемоданчиком? — гарпии снова вернулись к своим прямым обязанностям, а именно к прислуживанию мне. Я  отмахнулась от особо надоедливой полуптички, которая так и пихала мне в руки чемодан непосильных размеров.  
— Дорогие мои, я же сказала, что моя сумка — безразмерный чемодан, новая разработка. Туда поместился бы весь мой гардероб, если бы он был мне нужен! Но я еду на учебу, а не на прием к герцогу! — но все мои попытки заканчивались ничем. Окха молчаливо стояла в сторонке, и смешинки в уголках ее глаз показывали всю абсурдность ситуации. Гарпии не слушают меня, я не слушаю их. Безвыходная ситуация. Но потом, в конце концов, они отступили, приняв мою правоту, а я поспешила к парадным дверям, ведь на парковой аллее перед замком меня уже ждала карета до Академии.   С мужем я попрощаться так и не смогла, он вечно пропадал на собраниях совета или еще где-либо. Особо в свои дела он меня не посвящал, поэтому я редко была в курсе всех событий. Странно признавать, но за то непродолжительно время, что мы провели вместе будучи женатыми, я успела сильно привязаться к демону и даже как-то привыкла к такому мужу. Просыпаться и засыпать вместе стало настолько обыденным, что теперь на время учебы в Академии придется отвыкнуть от этого комфорта замужней жизни.   
Около кареты уже дожидался Демиан, всем своим видом показывающий, что задержалась я сильно 
— Я уж начал думать, что вы решили не ехать, Ваше Величество, — он галантно открыл дверцу и предложил руку, чтобы опереться на нее. Он снова выполнял миссию моего сопровождающего, чтобы предотвратить любую опасность. Но я была уверена, что вероятность таковой была очень мала. Я ехала инкогнито, под своей старой личиной Лиры, которую все помнят в Академии волшебства и чародейства — темно-русые волосы, серые глаза и несколько измененные черты лица. Под таким видом распознать во мне Императрицу было довольно сложно, даже если сильно присматриваться.  Иллюзия работала на  амулете из императорской сокровищницы, так что я была совершенно спокойна, ведь даже сильнейшие маги Светлой Империи не смогли нарушить ее целостности. А поэтому абсолютно не понимала необходимость в вампире, которая отсутствовала для меня напрочь. Но муж и Демиан, видимо, были иного мнения. 
— Вижу, что вы уже подготовились. Славный аппарат, ничего не скажешь, но, помимо измененной внешности, нужно запомнить и вашу новую историю. Теперь вы — Раяна Дейнег, племянница старого графа Кадара Дейнег. Ваши родители погибли еще в вашем младенчестве, поэтому о маленькой графине заботился родной дядя. Наследников у Кадара, кроме вас, нет, вы последняя из рода Дейнег. Все это нужно для достоверности истории, запомните, пожалуйста! — я сидела и согласно кивала головой на слова вампира. Новое имя и история моей жизни в целом очень даже меня устраивали. Я постаралась запомнить если не все, то большую часть из того, что мне сейчас вещал Демиан. 
— Также графиня Дейнег имеет в своей власти имение с фамильным особняком. Место настоящее, там вы всегда сможете спрятаться или отсылаться на него, — с этими словами он протянул мне небольшой сверток, в котором я нашла серебряный ключ и аккуратный перстень, на рубине которого был выгравирована буква «Д». Последний я тут же надела на палец, чем вызвала одобрительное хмыканье от вампира. 
— Что ж, если с историей покончено, пора внести парочку изменений в вашу внешность.  Вам придется самой настроить амулет, ведь он подчиняется только вам. Дело в том, что все из рода Дейнег, да и большинство демонов обладатели рыжих волос с вкраплениями красного. 
— Это что, шутка? Терпеть не могу рыжий! — мне хотелось немного покапризничать, но я понимала, что отвертеться от вампира не получится, да и для достоверности пришлось все же настроить цвет волос на новый. Вампир одобрительно кивнул, когда мои волосы по всей длине окрасились в насыщенный рыжий цвет с редкими прядками красного.  
— У демонов волосы окончательно становятся красными после первой сотни, так что ваши пока что рыжие. 
— Сотни чего? Неужели лет?! — мне было в новинку думать, что продолжительность моей жизни после свадьбы удвоилась. Как-то не было времени подумать об  этом будучи в замке, а вот теперь я осознала весь масштаб. 
— Да, а если повезет, и ваша демоническая сущность проснется, то это еще плюс два века к вашей жизни, — от такой перспективы у меня разве что глаза на лоб не полезли. Жить почти три века с демоном? Да я же так совсем с ума сойду! Надеюсь, смерть настигнет меня раньше, чем я окончательно потеряю разум. 
— А теперь, пока мы едем, я бы хотел убедиться в вашей готовности к предстоящему обучению, расскажите мне то, что вы успели запомнить из курса демонологии… — он смерил меня плотоядным взглядом, всем своим видом показывая, что мучить меня будут долго и со всей старательностью. Издав мученический стон, я принялась рассказывать вампиру все, что только мог усвоить мой мозг. 

К сожалению вампира и к огромной радости меня, дорога была не длинной. Всю дорогу был примерно один и тот же вид — сухая земля, покрытая трещинами, обожжённые деревья, которые своими ветками напоминали скрюченные пальцы сварливой и злобной старухи. А еще палящее солнце, резкий запах серы и отсутствие влаги в воздухе. Мы останавливались дать отдохнуть лошадям, но сами из кареты выходили редко, потому что из-за охладительных кристаллов тут сохранялась какая-никакая прохлада, и было чем дышать. Снаружи же такой возможности не было. Но все мое тело ныло, буквально каждой косточкой, как бы намекая, что нужно выйти, пройтись, размяться. И поэтому, когда показались вдалеке высоченные башни моей новой альма-матер, я наконец вздохнула с облегчением. За высокой каменной крепостной стеной  я могла увидеть  высившиеся над ней четыре башни Академии, верхушки которых уходили за грань облаков. Когда же открылись ворота и нам спустили мост, я обомлела от увиденного, что только чудом назвать и можно. 
Воздух стал вдруг совершенно чистым, влажным, стало легче дышать. Если до Академии всюду царила засуха, тот тут про нее будто бы не слышали — ноги утопали в плотном ковре травы, до ушей доносилось пение птиц, а от запаха распустившихся растений слегка кружилась голова. Я смотрела на все это с приоткрытым ртом, не зная даже, что такое вообще возможно. Сейчас, видимо, был перерыв, студенты носились тут и там, а кто-то решил понежиться в тени раскидистых деревьев, отдыхая или повторяя изученный материал. От моста сразу шла дорожка до главного корпуса, выложенная из песчаника. Само строение больше напоминало приграничную крепость — небольшое по размеру, но грозно возвышающееся над нашими головами. Вся Академия была из серых и грубо отёсанных каменных блоков, чем даже напоминало мое прошлое учебное заведение. Когда же я хотела уже пойти прямиком по дорожке, за моей спиной галантно кашлянули и окликнули. 
— Мадам, отметиться бы надо, — как оказалось,  около ворот была аккуратная сторожка, в которой сидел орк. Типичный, как описывают в учебниках — большой, зеленый и с массивной выступающей челюстью, а из-под нижней губы  торчат два клыка. Я чуть было не шарахнулась от него подальше из-за удивления, но все же взяла себя в руки. 
— Назовите свое имя и фамилию, а также факультет, на который вас зачислили, — он поправил маленькие очки на переносице своими огромными пальцами, открывая толстенную учетную книгу. Вся ситуация была несколько комичной, но смешок мне удалось сдержать. 
— Графиня Раяна Дейнег, факультет некромантии, — я говорила с небольшими паузами, чтобы орк успевал записывать. Что ж, привыкнуть к новой личности будет довольно просто. 
— Очень хорошо. А теперь, графиня, поставьте свою подпись, где точка, — он повернул мне учетную тетрадь, и я поставила размашистую  подпись напротив своей фамилии. Её, к слову, придумала только что.  Вышло недурно. 
— Удачной учебы, графиня! — он приветственно склонил свою голову, лишенную волосяного покрова, и я ответила тем же сдержанным кивком. Но окончить с любезностями нам не дала торопливая особа, личность которой я распознать не успела. 
— Ну, вы все там? Тут еще и другие поступают, — она несколько невежливо оттеснила меня от сторожки орка. Я  опешила так, что не заметила, как Демиан уже уводит меня оттуда, не дав узнать незнакомку. Когда я обернулась, девушка уже ставила подпись. Кожа была странного серого оттенка, несколько бледновата. Чем-то похожа на кожу Демиана, а вот лицо девушки я разглядеть не смогла — его закрыли черные, с отливом в синеву, кудри. Но больше зацикливаться на незнакомке я не стала, ведь мы вошли в главный корпус Академии. В самом центре холла была большая белокаменная лестница, расходившаяся на две стороны. По бокам стояли хранители в рыцарских доспехах. Свет, льющийся из разноцветных витражей, отражался от их брони и россыпью мелких «зайчиков» оседал на стенах. Повсюду стояли лавочки, но студентов тут было еще больше, чем на улице, и многие располагались на широких подоконниках. В углублениях стояли кадки с цветами и бюсты с особо известными личностями, а под потолком качалась большая люстра, которая сейчас была погашена, ведь света с улицы вполне хватало. В целом, холл казался обычным, строгим, без излишеств. Чем-то даже напоминал тот, который был в прошлой Академии. Мне определенно начинало тут нравиться.  
Нам с вампиром предстояло подняться на второй этаж — этаж администрации. Требовалось отдать рекомендательное письмо ректору и получить пропуск в жилой корпус на заселение. Второй этаж мало чем отличался от первого, только гобелены на стенах выдавали их различия. Еще он был несколько темнее, потому что окон тут было меньше, и они были не такими большими. Когда же мы дошли до заветной двери, на позолоченной табличке которой покоилась надпись «ректор И. Эрколако», вампир резко остановился. 
— Дальше мне, увы, нельзя. Я отбываю обратно во дворец, хорошей учебы, Ваше Величество, — он низко склонился, а затем круто развернулся и, чуть чеканя шаг, удалился. Я пару раз нервно выдохнула, концентрируясь, и постучала в деревянную массивную дверь кабинета ректора.  Когда мне с той стороны разрешили войти, я несмело повернула позолоченную ручку, заходя в помещение. Чувство дежавю накатило с неожиданной для меня силой, перед глазами сразу возникла картинка из прошлого. Вот я со страхом в глазах и с нервно трясущимися конечностями стою перед  массивной дубовой дверью магистра Соуена в первый мой день. Я не знала, что меня ждет, как примет меня здешнее общество, и поступила ли Ари. Я моргнула, прогоняя непрошеные слезы.  И, пару раз глубоко вдохнув, занесла руку для стука в дверь, но та, не дожидаясь, пока я несмело коснусь ее своим кулачком, открылась сама. Я замерла, не зная, что делать дальше. Было очевидным, что нужно войти, да. Но вдруг она просто открылась от сквозняка, а мне сюда без должного разрешения войти категорически возбранялось. Но когда за дверью послышался сиплый голос с нотками клокочущего рычания, который произнес  что-то  типа «Войдите!», я поняла, что повела себя несколько глупо. Поэтому, желая исправить ситуацию, я решительно сделала шаг вперед и закрыла за собой дверь. Кабинет ректора был очень светлым. Из большого круглого окна на спинку  сиденья рабочего кресла и на стол в целом лился теплый солнечный цвет, попутно освещая всю комнату. На стенах висели гобелены и портреты в тяжелых позолоченных рамах. Многие лица были мне знакомы, но с удивлением я увидела среди них портрет отца, идентичный которому висел в императорском зале. Поняв мое замешательство, ректор пояснил: 
— Ваш отец вложил большое количество средств в восстановление Академии после серий военных действий со стороны дроу, нагов и еще череды магических существ. Он лично отвечал за реконструкцию здания, поделился книгами из собственной многочисленной библиотеки и даже преподавал демонологию у первых курсов, — после слов ректора я восторженно открыла рот. Не знала, что мой родитель творил такие дела до брака с мамой. Я будто бы смотрела на неизученный портрет, который в Светлой Империи рассматривала с особой тщательностью, стараясь запомнить черты отца настолько сильно, чтобы они навек отпечатались в памяти.  Но сейчас на меня смотрел будто бы совершенно другой демон, за плечами которого несколько разрушительных войн, засуха и голод,  настигшие Темную Империю сотню лет назад. Но что для демона сотня? Его пронзительные темно-синие глаза смотрели с некоторой отчужденностью, но с полной решительностью. Иссиня-черные волосы спускались водопадом по сильным и напряженным плечам. Он был красив, с правильными, мужественными чертами лица и маленьким, едва  заметным шрамом над правой бровью. Машинально я потерла свою — привычка с детства. Раньше я так хотела быть похожей на него, даже такой деталью как шрам, и часто воображала, что он у меня есть. Отец не рассказывал мне, при каких обстоятельствах он получил этот шрам, но я и не допытывалась, зная, что для демонов незажившая рана как несмываемое доказательство своей уязвимости перед теми или иными силами. Сейчас столь яркие воспоминания о нем поутихли, и я снова впитывала его облик, стараясь запомнить его таким, каким он был.  В лучах солнца его портрет казался еще величественнее, чем мне казалось ранее. Трудно было поверить, что сильнейший демон, Джахейрис, погиб по трагической случайности. Подробности которой не оглашаются до сих пор.  
— Постойте! Но с чего вы взяли, что это мой отец? — не вовремя одумалась я. Ведь по легенде у Раяны был только дяда, а отец не был славен благородными делами. 
— Ваше Величество, от меня не укроется никакая информация касательно моих студентов. Это для других вы неизвестная графиня с маленьким имением и бесславной родословной. А для меня вы Наследница трона Элордара, Императрица Хросиланн-дер и дочь  Джахейриса Вольгана Роденн, слава о котором все еще живет среди нас, — после слов своего нового ректора я решила-таки на него взглянуть.  Он еще не был стар, волосы не тронула седина. Они золотистой россыпью опадали на гордо выпрямленную спину. Одет он был в темно-зеленое одеяние военного кроя. На самом деле я нашла его даже несколько привлекательным, но явно ощущала, что он на самом деле гораздо старше, чем выглядит.  Нос с легкой горбинкой, большие золотистые глаза и упрямая складка губ. В его внешности все выдавало выдержку, силу, стойкость… Таким ректором можно только гордиться. 
— А теперь, если вы наконец закончили так беззастенчиво меня разглядывать, дайте ваше рекомендательное письмо, — он требовательно вытянул руку ладонью вверх, подойдя на несколько шагов ко мне. Поняв, насколько глупо выглядела в его глазах, мгновенно смутилась, но свиток передала. После нескольких скупых поздравлений о моем зачислении мне вручили пропуск в общежитие и ученический корпус, где будут проходить мои занятия. Он мало чем отличался от того пропуска, который я получила в Нейтральных землях — такая же тонкая стеклянная карточка, укрепленная стальной рамкой, с выгравированными на поверхности моими именем и фамилией.  
— Не смею вас больше задерживать, можете идти, — он склонил голову  на прощание и вновь вернулся к бумагам, всем своим видом показывая, что аудиенция закончена. Попрощавшись, я вышла из кабинета ректора и задумчиво посмотрела на пропуск. Мне передали во владение комнату номером двадцать семь, а рядом с цифрой стояло три точки,  показывающих количество койко-мест в ней.  Что ж, еще две соседки, мне не привыкать. Уживалась с Ари и с этими уживусь!  
Занятий у меня на сегодня не было, учебники мне прислали еще в замок, а комплекты для занятий практикой выдаются некроманту еще на первом курсе и остаются с ним навсегда. Так что мои принадлежности спокойно лежали в чемоданчике, который я все так же крепко держала в левой руке. Выйдя из главного корпуса на улицу, я вновь и вновь дивилась царящей вокруг жизни. Будто бы никакой засухи не существовало в помине. Студенты уже разбежались кто куда, поэтому территория вокруг стала пустынной, было тихо. И только пение птиц разносилось по ветру. На такой приятной ноте я направилась в жилой корпус, который был отдельной постройкой от всего Академического комплекса. Дорога к нему вела через небольшую парковую аллею с множеством деревьев и пышных цветущих кустов. Мне подумалось, что к такому довольно трудно привыкнуть, ведь и Нейтральные земли не особо славились своей растительностью. Почва  там не особо плодородная, так что такого букета разнотравья там не ждал никто. Из-за того, что всю силу из природы высасывал источник, чью породу магии так и не удалось установить, даже трава не пестрила зеленым, а казалось серой и безжизненной. Но  ближе к порталу все же оставались соки в земле, а, впрочем, я повторяюсь. 
По пути к новому месту жительства мне никто не встретился, добралась без особых приключений, неспешно исследуя парковую аллею, запоминая дорогу. Сам жилой корпус мало чем отличался от здания Академии. Те же грубо  отесанные камни  светло-серого цвета, витражные окна и незамысловатая архитектура военного городка. Все чаще создавалось впечатление, что вся Академия раньше была приграничной крепостью со своей казармой, полигонами и складом военных орудий. Но это было тогда, сейчас же, в относительно мирные времена, такие крепости не пользовались популярностью. Если посмотреть на это с другой стороны, то можно расслабиться по поводу безопасности. За высокими стенами и зорким взглядом сторожевых на смотровых башнях мне не грозила какая бы то ни было опасность. Если она, конечно, не кроется внутри. На входе меня встретила приветливая старушка не особо страшной наружности. Она была чем-то похожа на хозяйку того постоялого двора, где мы с Демианом остановились, чтобы передохнуть перед прибытием в Башню Тринадцати. По всему ее телу расползались затейливые чешуйки, которые на солнце переливались всеми оттенками зеленого. Язык тоже был раздвоенный, а глаза были насыщенного желтого цвета и с вертикальным зрачком. Из-за этого сходства я определила и эту миловидную старушку к роду наг.  
— Позвольтес-с-с ваш-ш пропус-с-ск, мадам, — с заметным шипением в речи эта пожилая дама высунулась из своего окошечка небольшой, но аккуратной сторожки. Удовлетворённо кивнув при виде моего свеженького пропуска, милая женщина отдала мне ключ от комнаты и достала откуда-то из недр своего рабочего места стопку постельного белья и полотенца. Я поблагодарила пока неизвестную мне, но приятную комендантшу и отправилась по указанному маршруту, стараясь как можно быстрее оказаться в своей комнате. Когда же мне представилась дверь с незатейливым номерком на ней «27», то по открытии оной я увидела не очень приятную картину. Девушка, которая несколько грубо отпихнула меня от сторожки, сидела на одной из свободных кроватей и с особой любовью вытаскивала из своей походной сумки зелья разных видов и форм. Я прокашлялась, чтобы не напугать гостью своим присутствием, но та даже не оторвалась от созерцания своих скляночек и лишь буркнула  что-то по типу «Очень приятно». Я недоуменно пожала плечами и тоже двинулась к незанятой койке с милой деревянной тумбочкой и часами на ней. Сама комната была небольшого размера, в ней помещались три кровати, довольно объемный шкаф для одежды и один шкаф для зелий, разделенный на три полки. Такой и у нас стоял, но он был на две полки, потому как и жильцов было двое. Также я заметила три рабочих стола, располагавшихся неподалеку от двери, которую я идентифицировала как проход в уборную. Собственно, пара картин, слегка потрепанные занавески и тройка прикроватных тумбочек. Не спартанские условия, жить можно.  Я, можно сказать, была приятно удивлена увиденным, ведь ожидала чего-то похуже. Но мое новое место учебы и временного жительства радовали все больше.  Не став терять времени на вежливое расшаркивание с незнакомкой, я принялась распаковывать вещи, занимая свободные вешалки и полки своими пожитками, которые стойко отвоевала у гарпий. Шкаф для зелий тоже пополнился, точнее сказать, моя полка. После обжилась в уборной, оставив там полотенце и халат, который припасла еще из Светлой Империи. Небольшой чемоданчик же поместился в одном из ящичков прикроватной тумбы. В нем еще осталось послание от Ари, которое я так и не открыла, потому как либо забывала за делами, либо была слишком не подходящая обстановка. Зато теперь я могу его открыть, как только останусь одна, ведь не всегда же соседки будут в комнате. Когда с распаковкой вещей было покончено, я заметила, что незнакомка уже  вовсю разглядывает меня, явно проявляя интерес и желание познакомиться. 
— Раяна Дейнег, приятно познакомиться, —  я протянула свою руку для традиционного рукопожатия, та ее приняла, и ее холодные пальцы неприятно обожгли мою ладонь. Бр-р-р. 
— Ариадна Вориман, — представилась она в ответ. Я же тоже в свою очередь разглядывала ее, не понимая, что же такое в ее лице кажется настолько знакомым, что внутри даже какой-то зуд появился. Каждая отдельная черта лица была мне знакома, но вот вместе — нет. Ариадна была обладательницей длинных темных волос, фиалковых глаз миндалевидной формы и пары аккуратных клыков, которые она обнажила в улыбке. Они показались из-под красной красиво очерченной губы, но, заметив мелькнувший в моих глазах испуг, мигом их скрыла. Вампирша, значит. Такая же серовато-бледная кожа, глаза непривычных для людей оттенков и клыки. 
— Не бойся, подкрадываться в ночи и терзать твою шею я не собираюсь, — заметив мою растерянность, она снова дружелюбно улыбнулась, а я не сдержала ответной. Что ж, с одной из соседок отношения вроде как наладились, осталось только дождаться вторую. 



Анна Верисова

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться