Долг Наследницы. Венценосная Кровь

Размер шрифта: - +

Часть первая. Глава шестая "Встреча"

Мама приехала через три дня, как и обещала. Это событие  ректор решил оставить в тайне, из-за чего я была очень благодарна. Не хотелось раздувать из мухи слона. Ну, подумаешь, мама приезжает, а то, что она императрица Элордара, неважно. Подумаешь. У Ари, например, папа король провинции Светлого леса, Легриана, кажется. Это одна из самых сильнейших провинций из семи. И то, что моя мама императрица одной из самых больших частей нашей Светлой империи, имеет не такое большое значение. Сейчас мы находимся в нейтральной части нашего мира. То есть земли, на которых расположена академия, не принадлежат ни Светлой империи, ни Темной. Это сделано для того, чтобы не было расовых междоусобиц. Нейтральная земля достаточно обширна, и ей принадлежат территории Неизведанных земель. То есть они являются ее неотъемлемой частью. Полезные ископаемые тут, понятно, никто не ищет. Кому-то страшно, что при поиске схлопочет от родового проклятника. Или же что просто навек застрянет в Неизведанных землях. Благодаря нежеланию связываться с Нейтральными землями магов, которые еще называют Землей Магов, здесь нет никакой борьбы за территорию или власть. Чувствуете свободу? Нет? Вот и правильно, потому что, даже если эти земли независимы от остальных, за ними все равно следят. Не имеет значения, из Темной ты империи или из Светлой, за всеми следят на равных. Я вот, например, полукровка, на одну половину человек, на вторую демоница, ведь папа мой любименький был демоном. Династические браки давно не редкость, и даже эльфы понемногу привыкают к смешению крови. Но своей демонической сущностью я еще ни разу не пользовалась, ведь она-то и не проснулась толком. Моя мама не имела исключительных сил в магической сфере, но то, что передалось мне от нее, усилилось в два раза демонической кровью. После неожиданной смерти императора Джахейриса, папули моего, учить меня пользоваться демонической силой стало некому. Именно поэтому, чтобы контролировать ее, меня отправили сюда, в Академию волшебства и чародейства. Было ли это опрометчивым шагом? Да, бесспорно, ведь мало ли что могло произойти с дочкой императрицы, к тому же последней наследницей Элордара. Ведь в академию вполне могли пробраться враги императорской короны, и все — конец мирной и спокойной жизни. Даже если она таковой лишь казалась, все равно лучше так, чем жить в бегах.

В кабинет ректора я шла как в воду опущенная. Нет, не хочу! Не хочу уезжать отсюда, снова носить венценосный атрибут власти, короной именуемый. И снова платья, балы, фальшивые люди, интриги дворца, заговоры против правящей династии... Не хочу! Мне снова стало тошно. Ненавижу этих подлиз, которые ластятся к ногам императоров, как шавки какие-то, лишь бы урвать лакомый кусочек благосклонности венценосной особы. Фу! Тут, в академии, не все было гладко, порой я думала, что лучше просиживать попу на троне. Но... Тут люди, и не только, честные, нет подлиз. Всем все равно, кто ты, хоть правая пятка Темной богини, тут все решают не связи, а силы магические. Чем сильнее маг, тем больше его уважают. Бытует и естественный отбор, сильные превосходят слабых. Нет, я не представляю собой благодетель и свято верю в то, что надо уметь постоять за себя, если хочешь жить. За слабых могу и заступиться, но только в неравном бою, а так... Как говорится, учись вертеться. 

Вдох. Ну что, мама... Черт, как же не хочется входить в эту дверь с позолоченной табличкой "Ректор". Что им там, медом намазано? Почему именно в кабинете ректора? 

"Входи, трусиха", — говорила себе я. Но меня это мало утешало. Страх, да, определенно! Да я лучше сотню умертвий подниму, чем буду стоять и краснеть как девчонка под строгим и властным взором матери. Фух... и чего это я? Ну не съест же она меня, правда? Ну, по крайней мере, не при свидетелях. Все! Вхожу!

Бесшумно повернув дверную ручку, я открыла дверь и вошла в кабинет магистра Соуена. И вместо того, чтобы броситься в объятия родительницы, замерла там же. Ни шага больше не сделаю, не заставите!

— Адептка Релиор! Почему вы заставляете себя ждать? Совсем за лето от рук отбились? —  Магистр смерил мою понурую фигурку своим прожигающим взглядом, будто желая во мне дыру прожечь.
— Н-н-нет, магистр. Прошу прощения за свое опоздание... — Да как ему сказать, что большую часть времени я стояла у двери, не в силах войти. Так как я смотрела в пол и не видела никого в этой комнате, трудно было догадаться, смотрит на меня мама или нет. А мне интереснее рассматривать носки своих новых туфель, которые я начистила  воском сегодня. 

— Белира, хватит стоять у порога, проявите же манеры! — От громкого голоса Соуена хотелось спрятаться куда-нибудь настолько далеко, что... Бесполезно, все равно найдет. Оторвав свой взгляд от пола, я во все глаза уставилась в строгую и прямую, как палка, спину матери. Она сидела в одном из кресел кабинета спиной ко мне. 

— Здравствуйте, ваше высочество. — Я сделала отработанный годами реверанс и снова выпрямилась. То, что она не смотрит на меня, еще не значит, что она меня не видит. А получить нагоняй за непотребство к манерам мне как-то не хочется. Она повернула свою изящную шею и посмотрела на меня своими угольно-черными, как бездна, глазами. И не поймешь по взгляду, зла она или, наоборот, в хорошем расположении духа. По ее лицу почти никогда нельзя было прочитать эмоции, ведь она являлась самой искусной укрывательницей оных.

— Магистр, не могли бы вы оставить нас? — От ее голоса по спине пробежали мурашки, как тысяча маленьких солдатиков. Да, за эти пять лет я очень соскучилась. И, кажется, от сдерживаемых эмоций готова расплакаться. Но я была в тот момент яки кремень, и ничто меня не заставит плакать при посторонних.

Как только магистр Соуен ушел, будто растворился во вздохе, меня сжали в самых крепких объятиях, окутывая жаром тела и запахом дорогих духов. А я... позорно заплакала, потому что никто на свете не поймет, как же я по ней скучала.



Анна Верисова

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться