Долгая дорога домой

Размер шрифта: - +

Братец Китай. Год спустя

Медленно открываю глаза, возвращаясь в этот мир. Будда отрешенно смотрит сквозь меня. В главном храме лучше всего медитировать. Не такое это простое занятие как казалось. А пришлось им заняться. Всё из-за этих чертовых шариков, точнее мячей, да простят меня Аллах, Иисус и Будда вместе взятые. Пролетел уже целый год как я здесь. С языком я справляюсь неплохо, и по боевым навыкам догнал свою возрастную группу. А вот достичь такого мастерства как лаоши Чен, хотя бы наполовину мне не удается. Сражаюсь вот как-то с мячами, их количество семь. Уже три месяца не могу продвинуться дальше. 

- Это твой предел, – лаоши Чен появился как всегда незаметно. – Ты достиг максимума своей скорости.

- И как этот предел отодвинуть?  Не жадничайте, делитесь секретом!

- Никакого секрета нет, – улыбается хитрый змей. – Ты смотришь глазами. Нужно подключить голову. Ты не должен видеть, ты должен чувствовать. Где, когда, сколько. Исключить лишние мысли настроить свой мозг только на это. Наше подсознание в сотни раз быстрее, чем речь или  зрение. Но научиться работать с подсознанием непросто. Я тебе говорил о духовном развитии, ты пропустил мои слова мимо ушей. 

Вот так я начал учиться отключать свои мысли и все ненужные органы чувств и работать с подсознанием. Покаслабо получается. 

Ах да, я не похвастался! Я уже не служка, а приспешник. Это нечто вроде оруженосца при рыцаре. Мой наставник лаоши Чен. Выполняю его поручения, навожу порядок в его кабинете. Иногда меня привлекают и к общим работам. Особенно пришлось потрудиться при подготовке к новогодним праздникам. На самих праздниках развлекал народ в образе панды. Самому было абсолютно не весело. Но праздники прошли уже месяц как, началась весна. Живу теперь в монастыре, мне выделили отдельную келью. Шина расстроилась, теперь мы с ней видимся редко. 

Пару месяцев назад к моим занятиям добавилось несколько предметов. Физика, химия, алгебра. Чен лично со мной занимается. Как он выразился – раз мой отец был гений, то я тоже могу обладать повышенными способностями. Пока особой гениальности в себе не чувствую. Нет, предметы мне даются легко, но интереса к ним у меня нет. 

- Дэни, ты закончил? – прервал Чен мои размышления. – Мне нужно с тобой поговорить.

Выходим из храма, неспешно движемся по дорожке. Тут все происходит размеренно. 

- У меня плохая новость, – начал Чен. – Правительство подписало дополнение к указу о всеобщей идентификации.  Ранее, живущие в монастырях, могли её не проходить. Теперь обязаны. Срок – до конца года. 

- Это что? Сканирование сетчатки глаза? Или вживление чипа?

- До чипа пока не дошло. Отпечатки пальцев и сетчатка. Был бы ты китайцем, мы легко тебя легализовали. Но что-то придумаем. 

- Не нужно думать, – я и так давно собирался поговорить на эту тему, ждал толчка. – До конца года я покину монастырь. Думаю лучше летом. Если поможете с переходом границы – хорошо, нет – сам справлюсь. 

- Значит, остаться в Китае я тебя не смог убедить? Жаль. – Немного помолчали оба, потом Чен продолжил. – С китайской стороны границу я помогу пройти, а дальше уж … И там рассчитывать сможешь только на себя. Пока есть время, давай попробуем найти твоего крестного. Твоя мама, она знает его? Ты уверен, что не хочешь к ней обратиться? Я могу договорится, чтобы это сделал наш человек.

- Нет. Для неё я умер и помощи от неё мне не нужно, – голос твёрд, но в груди защемило.

- Не держи зла – одна из заповедей буддизма. И в библии – не суди и не судим будешь. Нельзя достичь равновесия в душе раздираемой обидами, гневом, завистью, похотью. 

- Я не нарушаю заповедей, – возражаю Чену. – У меня нет на неё зла и обиды. Просто если я для неё чужой, как она продемонстрировала тогда, то и мне от неё ничего не нужно. Вы для меня намного ближе и любимей. А крестного я найду сам. Москва большая, но я прошел весь Китай, а он намного больше. Или смогу подняться и сам. 

После разговора стал планировать. У меня есть примерно полгода. Нужно усилено заняться русским языком, чтобы не выдал себя в России произношением. Жаль, кроме бабушки Нади, никого владеющего языком нет. А у неё он далёк от оригинала. Буду смотреть русские фильмы, слушать песни. Тренировать произношение наиболее употребляемых слов. Дальше: составить план по действиям после перехода границы. Зарегистрироваться в русских социальных сетях и завязать знакомства с ровесниками в месте предполагаемого перехода. А для этого сначала я должен научиться писать и читать на русском! Попросить Чена найти мне русский учебник. Пока достаточно, займусь немедленно.

Для начала кроме учебника попросил у Чена разрешения вернуться в дом  Лао. В монастыре у меня не было доступа к интернету. Получив согласие, сразу отправился в деревню. Сегодня воскресенье, Лао должна быть дома. Двери отворила Шина. Сначала загорелась улыбкой, потом ойкнула и убежала. 

- Что это с ней? – спрашиваю, вышедшую из кухни Лао. Разговоры я теперь веду больше на китайском. Не уверен, что разговариваю хорошо, но меня понимают.

- Не ожидала тебя увидеть, помчалась переодеться. Рада твоему приходу, а то ты совсем забыл нас, – укорила меня Лао.

- Вот по этому поводу я и зашел. С просьбой разрешить мне снова жить у вас, – откровенно рассказал ей о своих планах и проблемах. 

- Конечно, живи, места достаточно. Да и попробуй я отказать, Шина мне печенку выест, – указывает Лао на спускающуюся дочь. И что у неё изменилось в одежде? На мой взгляд, как было, так и есть. Но нужно что-то у неё похвалить, только не ошибиться.

- За что? Что случилось? – Шина расслышала только последнюю фразу.

- Дэни будет снова у нас жить. Ты рада?



Алекс Майнер

Отредактировано: 24.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться