Долгая дорога к...

Размер шрифта: - +

Глава 17.

Во время вахты из головы Эрика не уходили слова Любомира, а правда, что будет, если тот выполнит свою угрозу и всё расскажет? Останется ли прежним отношение парней к нему, к Эрику Кетренсону? может, стоило все поведать самому, и еще в том, в первом полете. А если они решат, что он человек Бэя, который и привел их к мутациям? Но ведь и у него, у Эрика своя инсерция и своя ненависть. А кто об этой ненависти знает? Только Алисия, но она на земле и она супруга...

Тепло растеклось по телу при воспоминании о ней. Захотелось домой, на виллу, в объятья милой и нежной Алисии... Малышки... Жены...

Вздохнув, Эрик с трудом вернулся к реальности, к цифрам на экране вычислителя, к огонькам и кнопкам на пульте. Всё было в норме, корабль, прогрызая нору в подпространстве, мчался к далекой звезде, к группе планет на ее орбите.

За спиной тихо вздохнуло кресло, когда в него опустился Андрей Колосов - командир, товарищ и просто хороший друг. Эрик, подтянувшись, обернулся для рапорта, но Андрей махнул рукой:

- Вижу уже, что все нормально, происшествий нет, верно? - Эрик кивнул, но внимательные глаза командира продолжали его сверлить, изучать... - Что-то не так, Эрик? - словно прочел его мысли Андрей и теперь ждал ответа, не сводя глаз.

- Пустое командир, так... Мысли всякие.

Отвертеться не удалось, Андрей подался вперед всем телом, так, что кресло под ним тихо застонало:

- Командир должен знать, что за мысли бродят в голове у каждого члена экипажа, так что говори, попытаюсь понять...

- Не стоит. Так воспоминания о доме... Оставь, Андрей, мне еще рано исповедоваться.

Колосов хмыкнул, немного помолчал и ответил:

- Что ж, возникнет желание, приходи... Исповедую... И тайну исповеди, гарантирую! - приветливо улыбнулся командир.

Вновь в голове ураган мыслей и эмоций. Может, стоит все рассказать сейчас? Но до конца вахты еще далеко, как потом вести корабль, если спиной будешь чувствовать ненависть или презрение, а может и, то и другое сразу...

И все-таки стоит, почему-то Эрик верил: не зря прошли годы первой разведки и первого совместного полета.

- Андрей, - тихо начал Эрик, - я хочу кое-что тебе рассказать и прошу, не перебивай... - он замолчал, пытаясь решить, откуда начать и не мог. Пауза затягивалась, а командир, молча, смотрел на Эрика и ждал. И тот начал...

Он рассказал, как вырос в бедной семье. Как хвалили его преподаватели. Как потом с успехом самостоятельно поступил в Кадетский Корпус. И с трудом рассказав про то, что было после экзамена, замолчал...

Андрей тоже молчал, глядя на Эрика и ожидая, начнет ли тот говорить и расскажет ли свою историю до конца?

Было трудно решиться и сказать все без утайки, тяжело произнести ненавистное имя, но подняв глаза на друга и командира, Эрик выпалил:

- Андрей, ты, наверное, слыхал о боях, в которых участвуют "духи"? - Андрей кивнул, кто же не знает, вот посмотреть это да, это проблема, а Эрик вывалил все и сразу, чтобы не тянуть за живую еще боль. - Короче, я был "духом". Был боевым псом Бэя! Его Свинцовым Джебом...

- Врешь! - выдохнул Андрей и в глазах были зависть и недоверие. - Ты, тот самый Свинцовый Джеб Бэя, который победил в девяти боях подряд и простоял больше половины десятого, пока его не выволокли с арены? Не может быть! Так вот почему Бэй назвал тебя своим элитным псом...

- Да, это правда... После того боя я должен был подохнуть на свалке... Могильщики там добрые, добили бы, чтоб не мучился долго...

- А как же... Ну, это... - впервые Эрик испытал чувство удивления, слушая, как Андрей не может сформировать нормальное, членораздельное предложение.

Поняв, о чем тот хочет спросить ответил:

- Алисия... Эвелина Алисия фон Грубер ван Фостер, - с нескрываемой любовью и нежностью произнес Эрик и, помолчав, добавил. - Её люди выкупили моё полумертвое тело и в клинике поставили на ноги... Там же мне удалили тавро Бэя... - Эрик с трудом посмотрел на друга боясь увидеть отвращение... Но Андрей ничего такого не испытывал и цвета его ауры были далеки от презрения и тем более ненависти.

Улыбнувшись добродушно и искренне, он спросил:

- А вольная и остальное, как же?

- В клинике Алисия вернула мне документы и сказала, что я восстановлен в Корпусе и могу доучиваться дальше.

- А ты? - хитро осклабился командир, полуизменившимися клыками.

- А что я? Сказал "спасибо" и пошел грызть гранит науки... Снова... - улыбнулся Эрик в ответ.

- Дурак! - как-то обыденно произнес Андрей.

- Почему? - опешил и удивился Эрик.

- Вот над этим подумай сам, но только в свободное от вахты время! И кстати, почему рассказать-то решил?

- Не знаю. Просто та встреча с Бэем, его слова... В общем, так надо было.

- Что ж, надо так надо... Да обещание я сдержу: тайна исповеди и все такое...

Остаток вахты был окрашен в совершенно другие эмоции. Теперь было легче дышать, не угнетал этот тяжелый груз унизительной тайны. Колосов остался верен себе - он оценивал и ценил своих людей только по их поступкам, а Эрику стыдиться за свою карьеру штурмана и разведчика внеземелья, не приходилось. Всё что он делал, какие поступки совершал, он совершал и делал честно, по совести, и ничего униженно-рабского в этом не было.

Вахта закончилась. Уставший скорее эмоционально, чем физически, Эрик тяжело шагал по коридору в свою каюту. Он не пойдет сейчас в душ, а просто рухнет на койку и отключится часов на восемь, а может и больше... Это будет видно.

Навстречу, счастливо улыбаясь во все тридцать два зуба и широко раскинув руки, шагал Франсуа. Как всегда беззаботный и веселый. На такого посмотришь и сам станешь счастлив и весел, но только не сейчас... Сейчас его ждет встреча с койкой.

- Привет, как вахта? - дружески хлопнув Эрика по плечу, спросил Франсуа.



Брагина Веста

Отредактировано: 19.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться