Долгая дорога к...

Размер шрифта: - +

Глава 20.

Любомир шел на поправку, вот только его правая рука так и оставалась неподвижной и онемевшей. Франсуа и по этому поводу пробовал хохмить: "Скажи-ка, Любомир, а если ты трансформируешься, то, что получиться? Медведь на трех лапах, медведь с подбитой лапой или мишка с человеческой рукой?". Этот вопрос тревожил и самого Любомира, получиться ли трансформировать парализованную руку? А если да, то не получиться ли человек с медвежьей лапой? Эрик успокаивал: "Не дрейфь. До высадки еще есть время, наладится твоя рука, ты уж мне поверь!". И ему хотелось поверить, и Любомир верил. Теперь они были друзьями, все втроем. Вместе проводили каждую свою свободную минуту. В пищеблоке садились за один стол. Часто Любомир слышал негромкий голос Эрика: "подними голову" или "не семени, топни ногой, как следует". Бывало, что тыкал в бок в шумной кампании и шептал:  "глаз не прячь, ты вольный".

Любомир верил и не верил, что этот человек был "духом" и теперь понимал, почему Бэй его так ненавидел.

Ненавидел за то, что не смог сделать из него настоящего "духа", не смог заставить опустить голову и спрятать совсем не покорные глаза. Пробыв "духом" больше двух лет Эрик не приобрел привычки быть незаметным. А у него у Любомира "дух" засел глубоко в мозгу, в костях и привычках и от этого он стремился к одиночеству, но Эрик тащил его в кампании, приучая к тому, что он теперь свободен.

В один из дней к Любомиру подошел их холоднокровный эскулап Торвальд, положив руку на плечо, кивнул, приглашая следовать за собой. В медблоке Тор указал на немного опущенный железный операционный стол.

- Раздевайся, садись, посмотрим, что там у тебя за украшение. Эрик сказал тавро, вот сейчас и увидим...

Любомир опешив, стоял перед Торвальдом и боялся снять футболку и показать, что за клеймо он носит на плече.

- Чего застыл? Снимай и садись... - Тор возился с какими-то инструментами. Сердце рухнуло в пятки. Любомир даже не понял, что снимает футболку обеими руками, правая была в полном порядке и снова Эрик оказался прав, рука восстановилась еще до подлета к планете.

- О, с рукой уже все в порядке! Это хорошо, а теперь садись, посмотрим, что же там у тебя...

Подойдя к Любомиру со спины и увидев чьё тавро, носит парень, Торвальд, скрипнув зубами, глухо рыкнул:

- Опять Бэй! Что ж, тебя он теперь уже не вернет... - холодные и твердые пальцы Торвальда мяли и тискали выжженный каленым железом узор из трех букв - БТР. Больно не было. Было неудобно, что теперь еще кто-то видит то, что он так упорно прятал и скрывал. - Ну, это ерунда, - негромко проговорил Тор, выходя из-за спины Любомира и вытирая руки салфеткой. - Что решишь, убирать или нет? - холодные глаза смотрели в самую душу. Любомир вздохнул с облегчением, неужели он будет свободен от этой унизительной картинки.

- Убрать! - твердо ответил он и как-то нерешительно спросил. - А когда?

- Чего тянуть-то? Если тебе это не нужно, значит уберем. Ложись, немного пощиплет, и через полчаса будешь точно свободен.

- Прямо сейчас?

Торвальд, набирая в шприц прозрачный препарат, кивнул. Любомир лег на стол, который немного приподнявшись, замер. Обколов рисунок анестетиком, Торвальд срезал кусок кожи с ненавистным тавром. Наложив повязку, он протянул стакан воды и пару таблеток:

- Выпей, завтра на перевязку и не сдирай бинты. Всё свободен. Теперь точно свободен!

Счастливо улыбаясь, Любомир вышел из медблока, забыв надеть свою футболку. Теперь он свободен от позорного клейма больше нет, и пусть там белеет повязка, это ерунда.

- Как прошло? - спокойный голос заставил вздрогнуть и остановиться. У стены за поворотом, скрестив руки на груди, стоял, улыбаясь, Эрик. - Вижу, теперь свободен? И как ощущения?

- Здорово, как будто камень с плеч.

- То-то про футболку забыл. Это здорово. К вечеру все заживет. Завтра Тор повязку снимет, а сейчас пошли Франсуа с парнями уже ждут. - Эрик хлопнул его по спине, но так, чтобы не задеть, не растревожить свежей пока еще раны.

В пищеблоке собрались все и Любомир немного растерявшись, оглянулся на подталкивающего его Эрика. Они сидели долго, все хлопали Любомира по здоровому плечу и называли братом. Поднимали тосты за нового члена команды. Чокаясь, пили холодные безалкогольные напитки. Счастьем светились карие глаза Любомира, которые он не прятал, сам того не замечая. Смеялся, показывая свои идеально белые и ровные зубы.

Теперь это был совсем другой - свободный и счастливый человек, в кругу верных друзей и соратников.



Брагина Веста

Отредактировано: 19.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться