Долгая дорога в Волшану. "Запечатанный".

Размер шрифта: - +

Глава 3. Память в дыму.

Михаил с восхищением провёл рукой по кофейной обивке дивана, присел на него и словно ребёнок два раза подпрыгнул, проверяя пружины на прочность.

Всё, как в его мечтах: красивый кожаный диван, плазменный телевизор, во всю стену. На небольшом столике бутылка дорогого французского столетнего коньяка «Jenssen Arcana». Михаил медленно провёл пальцем по сапфировому стеклу графина.  Графин в форме сердца на точёной ножке, так и просил вынуть его из дорогого деревянного плена, отбросить ненужную коробку и отпробовать тёмную молодую бурлящую кровь, что заполняла его.

Магнолия завидовал сам себе: его окружала такая любимая и такая недоступная с детства — магия.

Сигары Черный дракон. Позолоченная гильотина около бархатной коробки. Неглубокая затяжка. На четверть заполненный бокал. Прикрытые глаза и память уплыла в прошлое подхваченная клубами  ароматного сигарного дыма, в рассказы отца о том, как он попал в обычниковую часть мира.

— Я не допущу, чтобы мой ребёнок рос сиротой. Собираем вещи, его выгоняют, значит, и нам больше нет места в смрадном, погрязшем во лжи, волшебном мире.

— Дорогая, успокойся, давай поговорим, я всё устрою. Послушай… — мужчина, быстрым шагом приблизился к дубовой двери и повернул ключ.

— Я выяснил, куда его везут, было сложно, пришлось заплатить, кому надо, но я получил не только адрес, — мужчина понизил голос и, наклонившись, уткнулся носом в волосы жены, — оказывается, директор детского дома жаден до магии. Я буду очень часто брать командировки, в обычниковую часть мира, если повезёт, то Михаил не почувствует, что нас нет рядом, мы заберём его оттуда, будет приходить в детский дом, только на уроки. Наймём няньку, легко затеряемся среди людей. Богатые, с причудами, никто ничего не заподозрит. А то, что часто уезжаем… На то я и бизнесмен, а ты гламурная мамаша, муж в командировку, а ты … да какая разница куда. На курорт или к подругам-сплетницам. — Мужчина глубоко вдохнул аромат своей женщины и поцеловал её в шею.

 — А в Волшане все будут думать — примерная жена, всегда сопровождаешь мужа в долгих командировках, в тусклую безмагическую часть мира. Там, для всех ты будешь просто идеальная жена, героиня, променявшая светскую жизнь, на мужа. А Михаилу скажем, что он уезжает, в дорогой частный детский сад, недели на две. Не вздрагивай, он поедет не один, я отправлю с ним Костаса, он присмотрит за ним и дом нам подберёт, пока я выбиваю командировку. Полетит самолётом и прибудет в город раньше Мишки и его сопровождающих.

Женщина обвила руками шею мужа, поднялась на цыпочки и поцеловала в губы.

— Министр мне жизнью обязан, я попрошу вернуть долг. Он не откажет, и будет посылать меня в частые командировки, в тот город, что я укажу. Потихоньку собирай вещи, детей, животных. На днях, в обществе, начни жаловаться, что муж уезжает на полгода, а то и дольше, покапризничай на глазах своих знакомых, повздыхай, что тебе, как примерной жене нужно ехать с мужем…

Женщина улыбнулась и прижала указательный палец к губам мужчины.

— Дорогой Роберт, ты не просто муж, ты моя стена, нет, ты — монолит. Я тебя люблю. Мы справимся. Я всё поняла, не нужно больше слов, пусть Костас присматривает дом, а я уж везде успею пожаловаться… Да весь волшебный мир будет считать меня — декабристкой.

— Мой любимый дипломат, всё продумал. — Мария опустила руки и нахмурилась. — А ты не боишься, что могут пойти слухи, а после них магическая проверка? Сам подумай, самый умный и незаменимый советник министра, дипломат со стажем, резко меняет тёплое место в Тёмной империи, на обычниковую часть?

Роберт усмехнулся и сел на отполированный до блеска стол из красного дерева.

— Шарский давно пытается меня подсидеть, ему не даёт покоя тот факт, что я оказался в нужном месте и в нужное время, прикрыл своей спиной министра магии и получил самое хлебное место в Тёмной империи. Я уступлю ему это место, но не просто уступлю, а проспорю в пьяном споре. Он падок на пари, слабак, какая к чёр…

— Роберт, не выражайся, ты же знаешь, что я не люблю, когда ты сквернословишь. — Мария поморщилась.

— Прости, прости моя богиня, не сдержался. Так вот, он падок на пари и не только на пари, премерзкий тип, но у него очень серьёзные связи при императорском дворе, которые ему позволяют не соблюдать протокол.

— На что будешь спорить?

— Не забивай голову, главное, что пари наделает много шума, пусть и пострадает моя репутация, но я потеряю хлебное место и отправлюсь в наказание к обычникам, что нам и нужно. Иди, собирайся, мне нужно побыть одному.

Счастливая Мария выпорхнула из комнаты, окрылённая словами мужа.

Тяжелая портьера шевельнулась и выпустила из скрытой ниши высокое существо.

Квадратное лицо, хмурый взгляд, из-под нависших бровей. Чёрная дымка клубилась в зрачках глаз. Смоляные волосы блестели в модной укладке. Заострённые уши подрагивали, выдавая высшую степень негодования. Кудрявая шкура покрывала спину и одно плечо мужчины. Голый торс с упругим животом, давали понять, что их хозяин практически проживает в качалке. Набедренная повязка, из кудрявой козлиной шкуры, еле доставала до середины бедра. Волосатые ноги заканчивались раздвоенными копытами.



Любовь Хабарова

Отредактировано: 27.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться