Долгая дорога. Зов Вора

Размер шрифта: - +

Глава 2. Часть 3

Книгу я отложила в сторону, когда стрелки на часах перевалили за полночь. В доме стояла абсолютная тишина. Вика после ушла на романтическое свидание с новым кавалером. С Темкой они расстались неделю назад. Подруга быстро заскучала, и потянуло ее на новые приключения.

Дома было так тихо, что я слышала часы, тикающие на первом этаже на кухне. Эх, хомяка что ли завести? Джунгарика? Он хоть ковыряться будет, разбрасывать опилки и какашки, грызть прутья у клетки, носится с выпученными глазами в колесе. Какая - никакая, а иллюзия того, что я не одна.

Горький вздох вырвался из груди. И сходить то некуда, да и не с кем. С друзьями? Нет  настроения кого-то видеть. С  Ванькой? Только расстались, и время дружеского общения еще не наступило. С Викой?  Так ей и без меня сейчас не плохо. С Хромовым? А вот это было бы здорово. Тьфу ты, как меня занесло. С Хромовым собралась куда-то. Да у него таких как я- сотня и еще чуть-чуть. Не до меня напасти моей сероглазой. С Марго наверно милуется, или с Катериной, или... так, все хватит. Выкинуть его к чертовой бабушке из своей головы пора давным-давно. Выкинуть и забыть, как страшный сон с красивым началом.

Взгляд упал на растрепанную от многократных просмотров брошюрку. Рука сама по себе потянулась к ней. Книжица послушно открылась на нужной странице. Я опять как зачарованная уставилась на прекрасную лошадку. Да, что ж такое? Почему я каждый раз, как завороженная, теряю связь с окружающей реальностью и, забыв обо всем, зависаю, разглядывая это сокровище. Есть ведь в мире и более прекрасные вещи, более дорогие и изысканные, а я влюбилась просто в этот кусок железа. Наваждение какое-то.

С сожалением прочитала, что выставка уезжает из нашего города через три дня.

Всего 72 часа и все. Моя коняжка уедет навсегда, и я смогу ее увидеть только в книжке или Интернете. В груди что-то неприятно зашевелилось, кольнуло под ребра. Как же жалко-то.! Все завтра иду еще раз в музей! Проведу прекрасный денек с моим красавчиком, постою, полюбуюсь на него. И никакой Вики под боком! Она не оценила моей внезапной любви к искусству, и будет только мешать.

 

Утро встретило меня ласковыми лучами солнышка, пробивающимися сквозь тонкие занавески.

Я бодро вскочила с кровати, ощущая необычайный подъем душевных сил. Пританцовывая и напевая песенку "а тому ли я дала", проскочила в ванную. Приняла душ, помыла волосы душистым шампунем, почистила зубки. Потом обмоталась пушистым персиковым полотенцем и вернулась в спальню. Намазалась любимым кремом, высушила волосы, уложила их в простенькую романтическую прическу, оделась и отправилась вниз на кухню.

У входа стояли Викулины босоножки. Значит, подруга вернулась и сейчас сладко спит. Что ж будить не буду, пусть отдыхает.

Кофе, тосты с джемом и все, я готова. Выскочила из дома, прихватив спортивный рюкзачок. Я вообще сегодня была девушкой спортивной и энергичной, даже удивительно.

Вывела Васятку из ворот и пошла проверять почтовый ящик. Газеты, пара квитанций, ненужная реклама и ... большой календарь с фотографией любимой лошадки. Я даже замерла, словно громом пораженная. Хочу! Хочу! Хочу! Хочу, чтобы он был моим! Аж, в глазах потемнело от практически непреодолимого желания обладать этот статуэткой.

Раздраженно мотнула головой, пытаясь избавиться от наваждения. Я же не совсем идиотка чтобы музей грабить...

Через полчаса я уже стояла напротив вожделенного экспоната и с видом умалишенного опять пускала слюни на паркет. Боже, как он прекрасен, совершенен, умопомрачителен, идеален, восхитителен и..и...и...прекрасен, и совершенен. Повторяюсь.

Три дня. Всего три дня и он уедет, а я останусь тут, без него. А-а-а, с ума сойду! Чем дольше я рядом с ним стояла, тем больше хотелось разбить стекло витрины, вытащить его, прижать к груди и утащить в свою берлогу.

В какой то миг я поймала себя на том, что рассматриваю окружающее пространство, продумывая пути отступления. С трудом одернула себя и заставила пройтись к другим экспонатам. Кроме меня в музее в столь ранний час было лишь несколько человек. Мужчина в сером, растянутом свитере. Судя по лохматой голове, всклокоченной бороденке и блаженным глазам - увлеченный художник, который целыми днями ваяет никому ненужные шедевры, а его бедная жена пашет на двух работах, чтобы семью прокормить. Семейная чета: мама, папа и девчонки близняшки, которые были больше заняты выспрашиванием мороженого и каруселей, чем культурным развитием. И самое главное тщедушная бабулька, с гордым бейджиком на груди, гласящим, что перед нами грозный охранник по имени Василькова Зинаида Степановна. Суровый сторож сидел на стульчике, ровным счетом не обращая ни на кого внимания. Ее голова, покрытая пушистым облачком белых волос, склонилась над вязаньем. Бабулечка творила что-то пестрое и объемное, наверное, свитер для внуков.

Да, с охраной здесь не очень. Я скользнула привычным взглядом по стенам, в поисках камер. Всего нашла пять. Может быть и больше. Надо бы уточнить.

Стоп. Зачем уточнять? Я же не собираюсь ничего красть отсюда... или собираюсь?! Нет, нет, нет и еще раз нет! Я мысленно прикрикнула на себя. Потом мой взгляд опять наткнулся на коня.

Твою ж мать, отрешенно подумала я, а ноги сами понесли меня к служебным помещениям. Нашла комнату с надписью охрана и ввалилась внутрь без стука. Так и есть, в комнате стоял пульт видео-наблюдения. Наметанным взглядом выхватила, что на экране 25 изображений, 6 из них с уличных камер.

За пультом сидел дедан, под стать охраннице из зала. Верно, зарплата тут копеечная, раз идут работать только пенсионеры.

-Извините,- смущенно пробубнила я,- туалет ищу.

Дедан на меня неприветливо посмотрел, и я с видом, преисполненным самым искреннем раскаянием ретировалась, для того чтобы в самом деле посетить туалетную комнату.



Маргарита Дюжева

Отредактировано: 09.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: