Долгая дорога. Зов Вора

Размер шрифта: - +

Глава 3. Часть 4

Я блаженно жмурилась от теплого весеннего солнышка. Рядом вышагивала Виктория, самозабвенно поглощающая мороженое в стаканчике. Жизнь то, оказывается, прекрасная штука.

Мы с подругой возвращались из города. Сегодня базарный день и нам захотелось посмотреть людей и товар. Я купила легкое летнее платьишко на тонких бретельках, а Вика обзавелась пестрыми босоножками.

День прошел отлично. Побродили между палаток, выставленных рядами на центральной площади, поторговались. Я не удержалась и свистнула кошелек. Хоть и не собиралась изначально этого дела. А что поделать, натура у меня такая.

Вдоволь нагулявшись, отправились обратно. Прошли мимо одноэтажного здания, в котором в советские времена располагалось кафе Лада, потом под тенью нескольких лип добрели к спуску с горы.

Звонко шлепая босоножками, мы спустились вниз к реке.

Мост был деревянным. Местные почему называли его Лавы. Каждый год по весне, когда река разливалась, их разбирали, а потом, после того как половодье сходило, ставили обратно. Титанические усилия совершались из года в год, не смотря на то, что всего в полукилометре отсюда был построен крепкий, подвесной мост. Но, несмотря ни на что, люди предпочитали пользоваться старыми добрыми Лавами.

Справа виднелись наполовину покрытые водой мостки, на которых до сих пор некоторые стирали паласы.

Мы вышли на горбатую середину узкого, деревянного моста и несколько минут просто стояли и смотрели на воду, в которой весело сновали небольшие рыбешки и мрачно извивались темные змеи водорослей, на небо, по которому неторопливо плыли ажурные облака, на поросшие камышом берега. Создавалась иллюзия единения с природой, словно становишься на шаг ближе к ней, а вся суета большого города отступает. Так бы и осталась здесь навсегда. Эти мысли я озвучила Виктории, за что получила полное сарказма замечание, что померла бы здесь от скуки через две недели.

Наверное, она права, но помечтать же о спокойной размеренной жизни можно?

Вика доела мороженое, и мы отправились дальше. Перешли через мостик и по узкой асфальтовой дорожке побрели вдоль бетонного забора, стоявшей на берегу трикотажной фабрики, которая, как и много другое, перестала функционировать в последние несколько лет.

Потом подъем по пологой горе и поворот направо в первый же прогон.

Вот и пришли.

Вика отпирала калитку, а я стояла и прислушивалась к себе. Не понятно. Совсем недавно чувство умиротворения бесследно исчезло, уступив место какой-то непонятной напряженности, нервозности. Словно страх, что за глупые мечты о спокойной жизни придется платить.

Виктории не стала ничего говорить. Засмеет.

Прошли в дом. Вика отправилась на кухню ставить чайник, а я прошмыгнула в свою комнату и достала из-под кровати Бакса.

Все так же великолепен, полон силы и внутреннего света. Провела пальцем по хребту и невольно улыбнулась. Хорошо, что мы его украли.

- Идем, чай пить,- раздался голос Викули с кухни.

Засунув статуэтку обратно в рюкзак, и на ходу отбрасывая тяжелые мысли, направилась к столу.

 

Машина плавно затормозила у неказистого забора. Зеленая краска от времени потрескалась, местами облупилась. От чего создавалось впечатление, что ограждение пережило как минимум ядерную войну.

Хромов первым вышел из машины, и, не дожидаясь остальных, направился к воротам. Приходилось глубоко дышать, чтобы хоть как-то успокоиться. Он был зол, очень зол, и кто-то за это получит.

Замок открылся сразу, тихо, плавно и приветливо, словно только и ждал Александра.

Он, не церемонясь, толкнул тяжелую воротину и зашел внутрь. Два охранника с собаками следовали за ним.

Взгляду открылось печальное зрелище. Старенький, покосившийся домик, из почерневших от времени бревен, устало смотрел на них маленьким окошком подворья. Дверь в дом прикрыта, но замка на скобах не оказалось. Он висел на стене, уцепившись толстой дужкой за кривой гвоздь.

Саша нахмурился. Что-то совсем не похоже на Ольгу с Викой, с их любовью к комфорту и дорогим вещам.

В дом он не спешил, тщательно оглядываясь по сторонам. Вдоль заборов росли кусты смородины, у дальней стены возвышалась пара высоких, старых яблонь с толстыми стволами, покрытыми испещренной временем корой. Грядок естественно никаких нет, если не считать одинокий куст укропа, торчащий среди смородины. Вся территория участка низко скошена. В самом центре стоить маленький, переносной мангал. Такие продают в гипермаркетах, дешевые и некачественные. Приехал на шашлык, прокалил, и его от жара непременно сразу перекосит. И ничего не останется делать, кроме как выкинуть, а в следующий раз купить новый, такой же.

Рядом с мангалом стояли два цветастых шезлонга и маленький столик. Вот это уже больше похоже на правду. Шашлычок, коньячок и позагорать, благо погода отличная в последние дни.

Место красивое. Воздух свежий, тишина.

Тишина, недоступная городскому жителю. Нет постоянного гула машин. Саша прислушался. Шелест листвы, звук топора, редкие скрипучие возгласы гусей, где-то недалеко тихо скрипнула калитка, старые яблони жалобно поскрипывают в ответ на легкие касания ветра.

Тихо, спокойно. А где Ольга с Викой? На одном из шезлонгов валялись солнечные очки, на другом книжка, с магнитной закладкой. Они были здесь, и не давно.

Из их дома вышел один из охранников:

- Никого, мрачно изрек он,- но в мусорном пакете лежат еще не засохшие шкурки от апельсина.

Александр сжал кулаки и прислушался опять, но на этот раз не к окружающему миру, а к себе, своим ощущениям.



Маргарита Дюжева

Отредактировано: 09.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: