Долгая дорога. Зов Вора

Размер шрифта: - +

Глава 18

Глава 18.  Золотые пески

 

Когда мы пришли в торговые ряды, где громогласные продавцы предлагали покупателям лошадей всех пород и мастей, то растерялись от суматохи, какофонии звуков и тонкого аромата свежего навоза. Покупку четырехногого транспорта я решила доверить подруге. Пускай сама выбирает очередную головную боль для меня. На то, что с новой скотиной у меня сложатся теплые, дружеские отношения, даже и не рассчитывала. Мы бродили между бесчисленных загонов, коновязей в поисках подходящих вариантов, только успевая отмахиваться от назойливых продавцов.

Нет, нам не нужен скакун самых горячих кровей, который и двух секунд не может спокойно постоять!

Точно так же, как и тяжеловоз, способный сдвинуть с место гигантскую, груженую камнями повозку!

А уж своего мохноногого пони вообще можете затолкать куда подальше!

Вика по-деловому сноровисто шныряла по рядам, а я с глубоко несчастным видом плелась за ней, мечтая об удобном салоне Васятки.

Через пару часов мы уже покидали город, восседая на своих собственных лошадях. Две обычные спокойные гнедые кобылки, бодро семенили по дороге, уводящей нас от Багита.

Хотя спокойной можно назвать Викину Марусю, как она ее назвала. Моя же была просто флегматичной. Эдакая Мисс Невозмутимость. Цокает копытами по плотной, укатанной почти до состояния асфальта земле, поднимая жидкие облачка пыли, а из угла рта травинка торчит. И ей глубоко фиолетово, что мимо, грохоча оружием и доспехами, пронесся конный отряд, что практически из-под ног выскочила лисица, рыжим всполохом переметнувшаяся на другую сторону дороги, а уж на неумелую наездницу, перетекающую с одного бока на другой ей вообще глубоко плевать. Только травинку в другой уголок рта перекинет и дальше шлепает. Просто необузданный дикий мустанг! Я назвала ее Шляпа.

Дорогу мы держали на север, придерживаясь узкой полоски нейтральных земель, между владениями Хромвортов и Реймаров. Конечную цель этого безумного путешествия ни я, ни Вика не видели. Забраться в какую-нибудь глухую деревеньку, купить там домушку и превратиться в крестьянок? Или кочевать с места на место? Не знаю. Пока мы были настолько ошарашены самим фактом своего собственного побега, что о будущем думать, просто не получалось.

Я тешила себя надеждой, что надо пережить всего две недели. Храм откроется, Хромов получит то, о чем мечтал столько времени, и ему будет не до меня. Мысли о том, что он может проиграть, я предпочитала гнать подальше. Ибо в таком случае ничего хорошего меня не ждет.

Как же меня порой бесит эта мужская целеустремленность, тщеславие, стремление быть первым во всем, способность делать выбор и без раздумий жертвовать ради него всем второстепенным!

Блин, голова опять болеть начинает. Я уж порадовалась, что простуда отступила, но оказывается рано. Просто небольшое улучшение после отдыха.

Тяжело вздохнула, представляя, как будет ворчать Вика, когда я снова выдам температуру и начну самозабвенно шмыгать красным носом.

Ближе к вечеру перед нами встал острый вопрос с ночлегом. Мы пытались решить, что делать. Или обустраиваться под открытым небом, тогда останавливаться надо уже сейчас, подготавливать к ночи наш маленький лагерь, заниматься приготовлением еды. Или ехать вперед. Если верить карте, то скоро на нашем пути встретится маленькая деревушка под названием золотые пески. Хотя, как скоро? Еще часа два пути.

Может, так остро эта дилемма бы и не стояла, будь я в нормальной форме. Болезнь, дав мне небольшую передышку, вернулась обратно еще более яростной и злой. Меня лихорадило, а перед глазами то и дело мельтешили пестрые мушки. К тому же, мне казалось, что вдали у самого горизонта, все покрыто белой пеленой, которая медленно, клубясь и извиваясь, двигается в мою сторону. Если честно, именно эта пелена и пугала меня больше всего. В ней было что-то неправильное, пугающее меня до зубного скрежета.

Так что приходилось решать, или мне из последних сил держаться в седле, что с каждой минутой становилось все труднее, или спать под открытым небом. Ночи к середине августа стали уже прохладными, порой чувствовалось дыхание неотвратимо приближающейся осени. Поэтому вариант сна на открытом воздухе тоже не из приятных, даже не смотря на то, что сил у меня не было совсем, и я мечтала поскорее сползти с лошади, рухнуть на землю и уснуть мертвым сном.

После долгих обсуждений и препираний победила Вика, желающая добраться до нормального ночлега. Подруга справедливо опасалась, что после ночи, проведенной, на остывающей земле, мое состояние станет еще более плачевным, поэтому, не обращая внимания на мои причитания, она с решительным видом направила Марусю вперед по дороге, и мне ни оставалось ничего иного, кроме как следовать за ней.

На улице было уже совсем темно, когда дорога вывела нас к Золотым Пескам. Маленькая деревушка, насчитывающая несколько десятков избушек, хаотично наставленных посреди поля. Ничего особенного. Мы с Викулей устало переглянулись и направились к ближайшему дому, чтобы узнать про ночлег.

Через полчаса выяснилась еще одна не очень приятная вещь. В деревню мы приехали поздно вечером, в полной темноте. Как известно добропорядочные граждане в такое время дома спят, а по улицам только жулье всякое слоняется. Именно поэтому никто не спешил гостеприимно распахивать перед нами двери, предлагая кров и еду. Чаще всего нам открывал хмурый мужик, за плечами которого виднелось встревоженное семейство, не особо вежливо спрашивал, что нам надо, и, выслушав нашу просьбу о ночлеге, без колебаний отказывал, равнодушно закрывая двери у нас перед носом.



Маргарита Дюжева

Отредактировано: 09.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: