Долгий путь домой

Размер шрифта: - +

Кусочек четвёртый

Билеты на цеппелин в башенке не продавались. До Вренслау, куда они вернулись, Юсти провезли контрабандой и безбилетницей. Это очень её развеселило, и всю дорогу от вокзала до гостиницы взбалмошная фея трещала об этом над ухом Кашуэ. Мариэ сочувствовал другу, но на помощь не спешил.

Купив билеты на цеппелин до Стартаммета – в том числе и на Юсти, хотя она очень просила снова провезти её контрабандой, – мужчины расспрашивали Юсти о волшебных существах и окружающем мире. Фея оказалось хорошей, хотя и суетливой, рассказчицей, так что они неплохо провели время.

В день, когда они снова, уже втроём, шли на вокзал, чтобы лететь к следующему проколу, пошёл дождь. Сильный, проливной и холодный. Погода переменилась. Но прогретый воздух ещё сохранил тепло, и в этом тёплом мокром пространстве Кашуэ ощущал себя лягушкой. Мариэ мечтал о любом сухом месте, с тоской поглядывая на разбросанные то тут, то там, ресторанные заведения и кофейни и даже на витрины магазинов, и с ужасом думал о предстоящих часах болтания между небом и землёй. Мокрая Юсти сидела на плече Кашуэ – её намокшие крылышки не могли поднять её в воздух.

Наконец трое путешественников поднялись на цеппелин. На этот раз лететь предстояло недолго, часа два, до ближайшего города по соседству. Юсти полагалось лететь на другой палубе, предназначенной для маленьких по размерам пассажиров, но она наотрез отказалась расставаться с новыми знакомыми. Она устроилась у большой лампы на столике, просушивая крылышки и тонкое платье. Мужчины же уселись в отведённые им кресла у этого же столика, напротив оказались два почтенных гнома, негромко переговаривающихся о чём-то.

Кашуэ и Мариэ весь полёт перешёптывались: их интересовало, как гномов – существ подземных! – занесло в небо. Но подходящего варианта так и не придумали, а уже пришла пора спускаться. Юсти, обсохнув, благополучно проспала всю дорогу.

Цеппелин опустился на окраине, не в центре. Город оказался скорее городком: с десяток улиц, застроенных двухэтажными узкими домами белого известняка, да центральная, она же единственная, площадь с тоненькой башенкой ратуши, от которой расползались одноэтажные пристройки. Из-за этого главное здание походило на нарисованное ребёнком кривобокое солнышко. И никакого пустыря, а ведь Юсти, оставленная в магазине сладостей, уверила, что прокол найти будет просто – единственная дыра в плотной застройке.

В поисках пустыря Кашуэ и Мариэ, уже начавший уставать и от странного мира, и от его диковинных обитателей, и прочих чудес, обошли весь городок раза три. Стало темнеть, и они вернулись на площадь. Сев за столик маленькой кофейни, где уже объедалась вишнёвым пирогом Юсти, мужчины рассказали ей о своей неудаче и заказали ужин. Ситуацию усложняло то, что местные жители всячески избегали чужаков, стараясь держаться от них как можно дальше, если это позволяли ширина улочки и приличия.

– Юсти виновата, – сделала вывод фея. – Юсти бросила. Должна была сама проверить.

– Юсти, ну чем бы вы нам помогли? – спросил Мариэ.

– Юсти фея, – напомнила кроха. – Юсти может почувствовать прокол. Юсти найдёт. Доедайте быстрее.

– Уже темно. Может, стоит утром? – спросил Кашуэ.

– Здесь нет гостиницы, – вздохнул Мариэ. – И местные вряд ли нас приютят.

– Всё равно до цеппелина сутки, – напомнил принц. – Где-то ночевать придётся.

– Вот на пустыре и переночуем, – Мариэ засунул в рот большой кусок хлеба с курицей – здесь это называлось «бутерброд». – Спальные плащи есть, не замёрзнем. А вымокнуть ещё больше нам уже не грозит.

Кашуэ пожал плечами, но решил с другом не спорить. Доев, они расплатились с угрюмым хозяином, и снова вышли под дождь.

На этот раз не пришлось обходить весь городок: уже на пятой улице Юсти замерла на плече у Кашуэ, и сорвалась с места. Подлетев к дому, отличающемуся от соседей лишь наглухо закрытыми ставнями, фея растеряно запорхала рядом, едва держась в мокром воздухе.

– Странно! – заявила она подошедшим мужчинам. – Никто не живёт на проколах! Никтошеньки! Опасно. Должен быть пустырь. Не дом.

– Но это дом, – Мариэ сделал шаг к деревянной двери.

– Стой, – поймал его за плечо Кашуэ, – здесь и взаправду может быть опасно. Может, хозяин дома какой волшебник? Сначала нужно всё разузнать. Я верю Юсти, если она говорит, что-то не так – стоит быть поосторожнее.

– Если хозяин и взаправду волшебник какой, то он нам поможет. Помнишь, что сударыня Пахт говорила? Пока у тебя благословение, все будут нам помогать. К тому же, ведь пока твой амулет ни о чём не предупреждает.

И Мариэ решительно подошёл к двери, потянув её за ручку, вырезанную из... кости?

– Мариэ! – окликнул сердито Кашуэ. – Вернись, и...

Дальше офицер не слышал: мир поглотила темнота.

А на глазах Кашуэ дверь стала зыбкой и Мариэ провалился в вязкое на вид серое марево.

– Не живут в проколах! – взвизгнула Юсти.

– Я должен его спасти, – и Кашуэ бросился к колдовской двери. Замер на миг в полушаге от снова выглядящей обыкновенно двери, обнажил меч и под отчаянный визг Юсти ринулся в немедленно окутавшую его мглу.



Polina Matytsyna

Отредактировано: 10.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться