Долина Инферин. Вихри холода

Эпизод семнадцатый. Таинственные манускрипты

Кения, август 2015 года

 

Сказать, что поведение Кулагиных нас удивило, значит, не сказать ничего. Они всегда казались милыми людьми, хоть и чуть помешанными на древности и артефактах. Я никак не могла предположить, что они будут играть роли злодеев в нашей истории. Это так озадачило меня, что я и придумать не могла, что делать дальше. Пистолет, направленный на Алексея, тоже весьма мешал сосредоточиться.

– Никуда она с вами не пойдет, – сказал Пешехонов, придерживая меня рукой, чтобы я не успела совершить какую-нибудь глупость.

– Уйди с дороги! – крикнула Ольга, бешено выпучив глаза. – У вас нет выбора! Либо вы сейчас же отдаете мне провидицу, либо я всех убиваю и забираю ее сама!

Борис тоже вошел внутрь с оружием в руках. Пираты замерли снаружи в ожидании. Даже Бык замолк, издалека наблюдая за происходящим.

– Постойте, постойте, – никак не мог прийти в себя Вадим, – это что, все игра какая-то? Подстава? Нас снимает скрытая камера? Какая, к черту, провидица? Что вообще происходит?

Его вопросы остались без ответа. Мы с Алексеем переглянулись и подумали об одном и том же: вот кто была та женщина из подвала, в котором Бык держал меня в заточении. Но я никак не могла понять, зачем ей все это было нужно.

Алексей медленной поступью направился к Ольге, глядя ей прямо в глаза.

– Оля, вы же не хотите делать этого! Ведь так? Отдайте мне пистолет. Мы выберемся и вместе поедем в Долину. Вы же понимаете, что перегибаете палку?

Бык предупреждающе поднял руку, и его приспешники вцепились в ружья, готовые в любой момент пустить их в ход.

– Чего вы добиваетесь? – продолжал Алексей, проникновенно глядя на чету археологов, незаметно приближаясь к ним. – Стать первооткрывателями? Так это не проблема, мы всему миру скажем, что это ваше открытие.

– Ни шагу дальше, Пешехонов! – жестко отрезала Кулагина. – Мы не для того всю ночь гнали до Найроби и обратно за деньгами для выкупа, чтобы тут болтать с тобой по душам!

Борис резким щелчком перезарядил оружие, и все вздрогнули. Но фотокор не желал сдаваться. Он приподнял руки и спокойным голосом повторил:

– Отдайте мне пистолет.

Алексей сделал еще один шаг вперед, и тут раздался выстрел. Я зажмурилась. Пешехонов отпрыгнул назад, задев меня, и мы вместе повалились на землю. Вадим и Томми отскочили, спинами прислонившись к стенам амбара. Катрина испуганно прижалась к Роману. Оказалось, Борис предупреждающе выстрелил вверх. Пуля, на наше счастье, прошла в одну из многочисленных дыр крыши сарая. Кулагин виновато втянул голову в плечи под грозным взглядом жены.

– Следующая пуля полетит в любого из вас, – сурово пообещала Ольга, пытаясь замаскировать оплошность мужа. – Эмилия, без тебя у них еще есть шанс выбраться из этой передряги. Решай сама, желаешь ли ты смерти своим друзьям или пойдешь с нами добровольно?

Я осмотрелась. Все эти люди ни в чем не повинны. Они не должны были страдать из-за моего предназначения. И только я виновата во всем. Нужно было сразу послушаться Алексея и, бросив все, поехать с ним в Кению вдвоем. Но, Бог мой! Как я была глупа!

Я поднялась и уверенно направилась к ученым.

– Стой, Эми! Что ты делаешь? – забеспокоился Вадим и дернулся в мою сторону.

Дуло пистолета Бориса тут же повернулось в его сторону.

– Простите… Простите, что втравила вас в эту историю, – сказала я, повернувшись к друзьям. – Мы не случайно здесь. Мне очень жаль, что не рассказала вам обо всем раньше. Но вы бы все равно не поверили.

– Эмилия, не стоит… – начал было Алексей, но я перебила его.

– Расскажешь им все сам. Я ухожу с этими «приятными» людьми.

Я попыталась улыбнуться и еще раз оглядела всех, будто вижу их в последний раз. Избитые, израненные и несчастные. Моя любимая подруга с синяком на скуле и кровавых разводах на одежде, дрожащая, как осиновый лист. Роман, человек, который всегда поддерживал меня и поднимал мою самооценку, сейчас тяжело дышащий и держащийся за простреленное плечо. Томми, молодой человек с живым взглядом и умной головой, прикидывающий, как правильно поступить в такой ситуации. Вадим – мой жених… И, наконец, Алексей – мужчина, которого я люблю. Я видела, как у Пешехонова в голове роятся мысли. Он пытался придумать, как исправить положение, но не мог. Он готов был броситься в самое пекло, чтобы защитить меня, поэтому пришлось остановить его.

– Нет, Лёш! Не нужно! Постарайтесь спастись сами!

Последнюю фразу я прошептала так, чтобы снаружи не услышали.

Я повернулась к выходу и дала Борису вывести себя из сарая. Пираты сопроводили нас до джипа, на котором приехали ученые. Когда мы забрались в машину, Бык просунул лицо через окно и злорадно ухмыльнулся:

– Прощай, блондиночка. Не бойся, твои друзья будут в сохранности. Разве что отрежу пару пальчиков твоей симпатичной подружке, чтобы доказать родственникам, что она у меня. Я человек простой, отпущу всех, как только мне за это заплатят.

Я передернулась, представляя себе бедную Катрину и моля Бога, чтобы друзьям удалось сбежать раньше, чем этот садист начнет свои экзекуции.

– Надеюсь, ты сгоришь в аду, – сказала я Быку и закрыла окно так быстро, что он едва успел убрать голову.

Ольга села за руль, а Борис рядом со мной, держа меня под прицелом своего револьвера. Машина тронулась, и я напоследок оглянулась на буш и амбар, в котором томились мои несчастные друзья. У костра неподалеку стоял Такавири. Он провожал нас своим всё таким же невозмутимым взглядом. Большой и сильный, в руках ружье. Мне показалось, что он едва заметно двинул головой, будто хотел успокоить и подбодрить меня. Но скорее всего, мне просто хотелось, чтобы это было так, ведь только в этом была моя последняя надежда.



Екатерина Новак

Отредактировано: 30.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться