Долина папоротников

5 глава.

Капитан Мэннинг квартировал в комнатах миссис Паттерсон близ рыночной площади. Проживание в казармах казалось ему делом плебейским, его высшего звания недостойным, пусть и несколько обременительным для кошелька. Впрочем, с некоторых пор он надеялся поправить дела с помощью выгодной партии, девушки с приличным приданым и достаточно смазливым лицом. Первое, однако, было предпочтительнее второго...

Лиззи Хэмптон, павшая, как и всякая женщина, жертвой его военного мундира, была девушкой приятной наружности и тихого нрава, обладала подвижным умом и знанием светских манер. Не доставало другого: приличного счета в банке. Что донельзя огорчало ее возможного поклонника...

У Хэмптонов, как говаривали, был скромный годовой доход и дом, отходящий по майорату наследнику по мужской линии. Подростку с прыщавым лицом где-то в Блэкморе... И все это не могли не огорчать Гарета Мэннинга, в целом весьма расположенного к нашей героине.

– Кажется, девчонки о чем-то догадались, – заметил лейтенант Хенсли, смотря вслед уходящим девушкам. – Неужели кто-то проговорился?

– Кто? – Улыбка Мэннинга стекла по лицу, взгляд сделался тяжелым. – Мы были втроем, никто нас не видел.

Джексон усмехнулся:

– Расслабьтесь, парни: девчонки гадали на суженого и теперь страсть как желают этого суженого заполучить. Особенно после нашего вмешательства... – Он дружески хлопнул товарища по плечу. – Верно, малышка Хэмптон возомнила себя твоей будущей супругой.

Тот даже не улыбнулся.

– Они говорили о каком-то подарке.

– Да о ключе, о чем же еще?! – отозвался Джексон с улыбкой. – Том самом, что Лиззи Хэмптон вывесила за окно своей спальни.

И Хэнсли в очередной раз восхитился проделанной работой:

– Отличная шутка получилась! Малышка Хэмптон, действительно, поверила в призрака.

Так вышло, что после попойки в таверне, когда молодой Аддингтон проставился пинтами эля, три закадычных друга, порядком навеселе, направляясь домой, заметили скользнувшие к дому Хэмптонов две девичьи фигуры. Манипуляции с ключом также не укрылись от их зоркого взора... Враз протрезвевшие, они припомнили и о гаданиях в день святой Агнессы, и о медном ключе, якобы забрасываемом в окно любимой затейником-призраком.

Садовая лестница как раз лежала под окном пасторского дома, и они решили сыграть на девичьей доверчивости: подтащили ее к окну и отправили Джексона изображать дух суженого.

Тот справился мастерски: и окно распахнул, закинув в него снятый с гвоздика ключ, и сам сумел не свалиться, не выдав тем самым своего присутствия. Все было проделано в тишине, в считанные минуты...

– Ты как будто не рад, – заметил Джексон, вскинув черные брови. – Вчера, помнится, эта шутка забавляла тебя невероятно!

– А сегодня он испугался последствий, – улыбнулся Хэнсли. – Боится, как бы милашка Хэмптон не женила его на себе, исходя из расположения бестелесного духа.

Лицо Мэннинга перекосилось, как при зубном флюсе.

– Надеюсь, она не станет болтать, где ни попади, – отозвался он на шутку приятеля. – Мне, сами понимаете, прогадать с женитьбой нельзя.

Хэнсли мотнул головой.

– Не станет, – уверил приятеля. – Они с мисс Хелен и сами гуляли по городу в темноте. – Он многозначительно поиграл бровями. – К чему бы им афишировать это?

– Тем лучше. – Мэннинг едва заметно выдохнул. – Тем лучше.

 

– Тебе не стоило заводить с капитаном Мэннингом разговор о ключе, – попеняла Лиззи подруге при первой возможности. – Он мог превратно это истолковать.

– О ключе не было сказано ни слова, – возразила ей та. – Я лишь хотела увидеть реакцию на свои слова. И знаешь, – девушка прищурила насмешливые глаза, – теперь я только уверилась в нашей догадке.

Легкомыслие Хелен не раз удивляло и восхищало ее более благоразумную подругу, вот и теперь Лиззи не удержала улыбки.

– Это каким же образом, позволь мне узнать? – спросила она. – Капитан Мэннинг не молвил ни слова.

– Зато как посмотрел...

– То есть теперь ты полагаешь, что роль бесплотного духа сыграл сам капитан?

И Хелен мотнула головой.

– Сама призналась, что правила ритуала не соблюла в полной мере.

С этим трудно было поспорить, и девушка, помолчав, произнесла:

– И все-таки тебе не следовало заводить с капитаном тот разговор.

– Право слово, Лиззи, я лишь хотела, как лучше! Сколько можно пенять мне этим?! – Хелен вскочила с обиженным видом. – Больше не стану тебе помогать – делай, как знаешь.

На том они и расстались, недовольные друг другом и сложившимися обстоятельствами.

Слова подруги весь день не шли у Лиззи из головы.

Что сделать?

Как поступить?

Забыть о злополучном ключе, следах животного и своей внезапно вспыхнувшей влюбленности?

Или пойти ва-банк и расставить все точки над «i»?

Промаявшись до самого ужина, она выбрала все же второе... Сердечная неопределенность придала ей неожиданной смелости, о наличии которой она прежде в себе и не подозревала.

Спустившись на кухню, она выпросила у Кэтти, их с Хелен верной пособницы, одно из ее старых платьев. Даже если ее и увидят, думалось ей, узнать точно не смогут... А план был прост: пойти к дому Мэннинга и опробовать ключ на замке его двери. Ни больше ни меньше...

Оставалось выбраться из дома, и сделать это оказалось несложно: отец рано удалился в библиотеку, тетушка Сэттон маялась головной болью у себя в комнате. Кэтти отперла дверь заднего хода, и они выскользнули в ночь. Дорога, к счастью, не была слишком долгой: не более получаса, коли идти не торопясь, и девушки сократили ее вдвое, стремясь справиться с задачей как можно скорее.

Темные ночные улицы пугали Лиззи сильнее после недавней прогулки на кладбище: за каждым углом мерещились фосфоресцирующие глаза виденного ею животного, и от мысли оказаться одной перехватывало дыхание. В противном случае причитания Кэтти давно заставили бы ее поворотить назад... Уж больно беспокойной спутницей она оказалась.



Евгения Бергер

Отредактировано: 21.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться