Долина папоротников

6 глава.

Лиззи не помнила, как добралась до дома – все было словно в тумане. Темные улицы, холодные пальцы Кэтти, сжимавшие ее руку, комната и бессонная ночь с устремленными в потолок распахнутыми глазами... Только первое пение петухов и привело ее в чувства, вызвав жгучие слезы сожаления и предчувствие неминуемой катастрофы.

Казалось, ее жизнь остановилась.

Закончилась, не успев даже начаться...

В дверь постучали, и на пороге появилась Кэтти с кувшином теплой воды.

– Мисс, хозяин ожидает вас к завтраку.

Лиззи не осмеливалась смотреть ей в глаза: казалось, весь мир осуждал ее за свершившееся безумие. И больше всех та, что пособничала ей в этом...

– Помоги мне с прической, – попросила она, лишь несколькими минутами ранее избавившись от вчерашнего платья.

Девушка налила в тазик воды, и Лиззи умыла осунувшееся лицо. Присела к туалетному столику, страшась взглянуть в зеркало... И удивилась бледности собственного лица. Отправилась к завтраку, словно на эшафот.

Отец, к счастью, был в прекрасном расположении духа, по большей части в связи с полученным поутру приглашением в Фарингтон-холл – бал намечался на первое число нового месяца – и сыпал остротами, несильно вдаваясь в причины дочкиного уныния. С девицами всегда так, полагал философ в его лице: то смех, то слезы, то обе эмоции разом.

– Такое событие, а ты словно не рада, – только и заметил он, поднимаясь из-за стола. – Не просишь денег на новый наряд, не донимаешь меня разговорами о возможных молодых кавалерах...

– Я очень рада, – пустым голосом отозвалась Элизабет. – Просто болит голова.

Мистер Хэмптон театрально воздел очи горе.

– Надеюсь, мигрени не заразней простуды?! – спросил не без сарказма. – Достаточно в доме одной извечной страдалицы. А вот и она... Легка на помине.

В комнату вплыла тетушка Сэттон с первой за долгое время улыбкой на губах.

– В Фарингтон-холле устраивают бал, и мы приглашены, – провозгласила она от порога. – Что может быть благотворнее для моих измученных нервов?!

– Воистину ничего. – Мистер Хэмптон, сделав большие глаза, поспешил покинуть столовую.

И Лиззи пришлось выслушивать пространные воспоминания тетки о давно минувших балах ее молодости, когда ныне покойный мистер Сэттон еще не вошел в ее жизнь и не сделал счастливой обладательницей кольца на пальце и собственного сердца.

К счастью, доложили о визите «мисс Колдуэлл», и Лиззи, никак не ожидавшая такого сюрприза, вскочила из-за стола, ничуть не заботясь о приличиях.

– Хелен! Милая Хелен. – Она крепко обняла подругу. – Как же я рада тебя видеть. Думала, ты все еще сердишься на меня...

– Как можно. – Девушка взмахнула идеально завитыми кудряшками. – Намечается бал, и мне было просто необходимо обсудить такое событие с лучшей подругой. Ты решила уже, что наденешь на бал? – осведомилась она.

Лизза спала с лица.

– Не уверена, что попаду на него, – ответила дрогнувшим голосом.

– Это еще почему? – искренне изумилась Хелен. – Разве не все получили приглашения этим утром?

– Все. Только... кое-что произошло... – И слезы невольно брызнули у Лиззи из глаз, чем она совершенно смутила подругу. Ее слезы были так же редки, как пышные балы в их маленьком непримечательном Колчестере, а теперь и то и другое случилось одновременно.

– Расскажи, что случилось, – потребовала подруга, и Лиззи поведала обо всем. Без утайки и преуменьшений... Она сама была себе худший судья и обличитель.

– … И вот, если они это расскажут, – заключила она. – Моя репутация будет погублена.

Хелен, по-настоящему шокированная поступком подруги, не сразу нашлась, что ответить.

– Тебе не следовало идти к его дому, – наконец, сказала она. – Это было так... опрометчиво. Даже безумно.

– Полагаешь, я сама этого не понимаю, – простенала в отчаянии девушка. – Просто... этот ключ словно околдовал меня. А еще твои разговоры про поиск замочной скважины...

Хелен и возмутилась.

– Только не говори, что это я виновата.

– Я и не говорю... Нет. Просто хочу объяснить...

– Я и помыслить не смела, что ты в самом деле решишься. – Хелен стиснула руки подруги, посмотрела в глаза. – А знаешь что, давай отправимся в город и сами все выясним, – предложила она. – Уверена, твои тревоги напрасны: капитан Мэннинг – все-таки джентльмен, он бы не стал порочить твое доброе имя.

– Но там были другие...

– Уверена, они тоже станут молчать. Из уважения к другу... Тем более, если, – она состроила милую рожицу, – капитан имеет на тебя виды. Кто бы не заступился за будущую миссис Мэннинг?!

У Лиззи впервые за целое утро отлегло от сердца: может, подруга права, и ее ночная эскапада останется тайной для всех. Ей стоило положиться на благородство капитана Мэннига и его друзей.

Лиззи поднялась на ноги и подхватила шляпку.

– Пойдем прогуляемся в город, – сказала она.

 

Миссис Летиция Аддингтон собственноручно переписывала одно из приглашений. Так сильно давила на перо, что посадила кляксу... Отбросила испорченную бумагу.

– Чем занимаетесь, матушка? – Голос из-за спины заставил ее вздрогнуть от неожиданности и раздражиться сильнее. – Уж не роман ли сочиняете?

Она поглядела на сына и улыбнулась. Желчной, недовольной улыбкой. Больше похожей на волчий оскал. А еще привычно скривилась при виде «мерзкого безобразия» – очков на его лице. Очков с черными стеклами...

– Оставим романы людям безнравственным и порочным, я сочиняю новое приглашение, – произнесла не без менторского пафоса. – Желаю отказать от дома бесстыдной кокотке, ноги которой и близко не будет на нашем пороге.

– И кто эта несчастная? – осведомился сын. – И чем она вас так прогневила?

– Элизабет Хэмптон. – Женщина тщательно вывела завиток названного имени. – К счастью, я с ней пока не знакома, однако наслушалась предостаточно. Говорят, ее встретили ночью в платье служанки, тайком пробирающейся на встречу с мужчиной... Подумать только, какое бесстыдство!



Евгения Бергер

Отредактировано: 21.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться