Дом Красного Дракона

ПРОЛОГ. Часть 2.

 В Большом Золотом Зале Дворца Ветров чествовали наследника рода Золотого Дракона, когда Хиро помогла Орин облачиться в свои тряпки, приговаривая при этом:

- И не забывай горбиться и подволакивать ногу, - она накинула на голову наложницы Императора широкий капюшон и вручила в руки корзину с какими-то тряпками. Молодая женщина закивала и шагнула к двери.

- И постарайся ни с кем не разговаривать! – вслед ей добавила Хиро, а затем села на циновку и так застыла, глядя на закрывшуюся за Орин дверь.

 Теперь ей надо немного подождать, а затем…

 Затем она сделает то, что ей было приказано.

 Толстый кошель оттягивал карман ее платья.

Хиро любила деньги.

 

 В канун празднования Великого праздника Рода мастер Нобу Ши выходил из монастыря, к стенам которого матери приводили своих сыновей. В этот день мастер Ши лично отбирал мальчиков, которым суждено было провести в монастыре долгих пятнадцать лет, а затем либо стать великими воинами, либо остаться в стенах послушниками по своему желанию.

  Монастырь располагался высоко в горах, где зимой и летом дули холодные ветры, а солнце, хоть и казалось ближе, чем внизу в долине, от этого не грело жарче и теплее, и снег под его лучами оставался таким же холодным и твердым.

 Мастеру Ши было далеко за сотню лет. Но он все еще был силен, а его волосы, пусть и полностью седые, цвета зимней луны, еще не потеряли свою густоту, а ум своей проницательности. Одетый в длинное платье, стянутое на талии широким поясом, с распущенными волосами, падающими ниже лопаток, настоятель монастыря спустился с высокой башни и покинул монастырь.

 Мастер вышел за несколько часов перед закатом и поднялся на стену, окружавшую монастырь. Послушники, что стояли на вершине стены, увидев своего мастера, склонили головы, выражая уважение и свою любовь. Мастер Ши поклонился в ответ и посмотрел вниз, туда, где у ворот его уже ждали несколько сотен женщин с детьми.

- Уже пора, агир! – за спиной Нобу появилась тень. Высокий воин, закутанный в плащ. На голове широкая шляпа, надвинутая на глаза скрывавшая лицо.

- Ты уже здесь, Рейдер! – старый мастер повернулся назад и окинул взглядом широкоплечего мужчину. Тот медленно поклонился. Из-под шляпы сверкнули ледяным взором прозрачные голубые глаза.

- Хочешь пойти со мной? – предложил Нобу и Рейдер кивнул.

 Они вместе спустились вниз. Послушники на воротах, заметив приближение мастера, поспешили отодвинуть тяжелый засов и стали открывать огромные ворота. Раздался страшный скрип. Ворота открывали редко. Обычно пользовались небольшой дверью, вырезанной на одной половине, но сегодня, по старому обычаю, их распахнули настежь.

 Нобу вышел первым. В глаза старика ударил свет заката. Он поднял руку и поднес ее к лицу, прикрыв лицо. Рейдер наклонил голову и полы шляпы спрятали его глаза.

 Женщины, что пришли к монастырю, увидев вышедшего мастера, поднялись с земли и распрямили спины, встав в длинный ряд, выставив перед собой сыновей.

 Нобу обвел взглядом мальчишек. Они были такие разные, чумазые и грязные, одетые богато и бедно, почти подростки и те, которых только недавно оторвали от материнской груди. И все молча ожидали своей участи, а матери, затаив дыхание, молили богов, чтобы их выбор пал именно на ее сына. Ведь это была такая честь, жить при храме и воспитываться за его стенами. Мужчины-воины, что после обучения выходили оттуда спустя долгие годы, становились личной стражей Императора, или пополняли ряды его элитного войска. А это всегда деньги, слава и почет – достаток семье.

 Особенно надеялись на милость богов матери бедных детей. Для их сыновей это была возможность пробиться в люди, а не жить, подобно родителям, перебиваясь на скудные средства от торговли или службы в богатом доме, где платили мало, а чаще просто кормили за работу. Но ведь беднякам не приходится выбирать. И теперь эти женщины, матери, ожидали выбора, подталкивая сыновей вперед, чтобы мастер Нобу Ши выделил из остальных именно ее сына, ее ребенка.

- Каждые пять лет одно и то же, - подумал Нобу и покосился на своего спутника. Рейдер прошелся взглядом по ряду женщин и отвернулся, не выказывая особого интереса, но последовал за стариком, когда тот начал двигаться вперед, приглядываясь к детям. В этом году он не увидел ничего особенного, но все же отобрал десять мальчиков, которые встали у ворот и терпеливо ожидали окончания ритуала, пока настоятель заканчивает обход.

- Что скажешь, Рейдер? – спросил Ши у мужчины в шляпе.

 Тот равнодушно пожал широкими плечами.

- Я не вижу здесь ни одного проблеска силы или таланта, Нобу, - ответил Рейдер.

- Ты прав, но все же монастырю нужны ученики, - и двинулся дальше.

 Когда до конца длинного ряда матерей с чадами, оставалось всего ничего, взгляд Нобу остановился на молодой женщине, что скрывая лицо таилась за спинами остальных, держа в руках корзину с бельем. Настоятель несколько удивился этому зрелищу и его седые брови взлетели вверх, а затем он почувствовал силу. Слабый, еще совсем тонкий, как росток семени, пробивающийся из-под земли поток магии, обещающий вырасти в огромное и сильное дерево. И шла эта сила от женщины, что таилась позади остальных матерей, то ли стесняясь выйти вперед, то ли опасаясь сделать это. А потом Нобу догадался о содержимом ее корзины, когда тишину огласил вопль младенца. Мастер Ши сделал знак рукой и женщины, за спинами которых скрывалась молодая мать, разошлись в стороны, а Нобу шагнул вперед, краем глаза отметив, что Рейдер с интересом смотрит на девушку с корзиной и при этом губы драгга растягивает знакомая Ши улыбка. Обычно Рейдер улыбался так, только когда находил нечто интересное.



Анна Завгородняя

Отредактировано: 31.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться