Дом Красного Дракона

Глава 1.

 Сколько лет солнце вставало и садилось над этими стенами, знали, наверное, только сами стены монастыря и, возможно настоятель, Нобу Ши, тот, что иногда спускался посмотреть на то, как тренируются его ученики во дворе. Я иногда задумывалась над тем, сколько лет мастеру Ши и никогда не находила ответа на свой вопрос. Самый старый из мастеров, живших в монастыре, помнил Нобу Ши уже седым и древним, как этот мир, куда мы приходим, только для того, чтобы принять себя и саму сущность существования жизни.

 Каждый мой день начинался одинаково. Два часа на циновках, в жару и стужу, под дождем и снегом, под порывами холодного ветра, которому иногда все же удавалось пробираться в монастырь. Затем тренировки. Сперва на гибкость, затем на выносливость, после снова медитация и, наконец, когда солнце проходило зенит, нас кормили, только для того, чтобы после мы снова начинали тренировки и так до самого заката.

 Мой учитель – Йоши, всегда говорил, что усердный путь физического и духовного совершенствования ведет к просветлению, и я старалась, была усердна, не отставала от своих братьев, выкладывалась по полной, до изнеможения. Каждый день своего пребывания, каждый миг отдавая учебе и тренировкам.

 Сколько я помнила себя, я всегда жила здесь. Монастырь был моим домом, а брат Йоши заменил родных. Именно он возился со мной с первого моего осознанного дня, который подсказывала мне память. Я помнила только его и настоятеля. А как-то спросила, есть ли у меня родные, как у всех детей, кто попал сюда, мне не ответили. Йоши просто отвел глаза.

- Здесь у нас нет родных. Они остались там, за этими стенами, - сказал мне тогда Нобу Ши и указал рукой на огромные ворота, - Твоя семья это мы. Йоши и все братья, с которыми ты встречаешься каждое утро. Радуйся, Иххо, что у тебя такая большая семья.

 И я радовалась, поскольку не знала другой жизни. Ежедневные тренировки сделали выносливым мое тело, медитация укрепила дух.

 Иногда настоятель приходил туда, где я занималась, и просто смотрел, а затем, кивая, уходил прочь. Я не обращала на его действия особого внимания, поскольку Нобу Ши часто выделял тех или иных учеников и не всегда с целью похвалы. Чаще всего он после указывал мастеру на недостатки его ученика. Так бывало и со мной.

 Очередной день клонился к закату. Вместо занятий после обеда я занималась уборкой и вычищала двор и площадку с турниками.

 Уходящее солнце раскрасило кровавым небосклон и дальние вершины гор, когда оглянувшись, я увидела, что уже нахожусь во дворе не одна.

- Мастер Йоши! – уронив метлу, сложила приветственно руки, прижав их к груди и отпустила голову, приветствуя старшего.

 Йоши только год назад, путем тяжелых тренировок, прошел испытания Монастыря и стал мастером, получив возможность тренировать учеников. Он гордился своим положением и старался изо всех сил, пытаясь сделать из меня и остальных своих учеников, хороших бойцов, порой даже забывая, что я – девушка. Это не было такой уж тайной. В подобном месте, как наш монастырь, просто невозможно было что-то утаить, хотя никто и никогда ни о чем никого не спрашивал. Я помню, что сперва считала себя мальчиком. Когда мне было лет пять, я была уверена, что такая же, как и все. Разница оказалась очевидной, и узнала я о ней до банального глупо. До сих пор краснею при одном воспоминании о том, как узнала разницу между нами… Мальчишки оставались всегда такими мальчишками!

 Нет, кое-кто пытался возмутиться. Мастер Го, к примеру, узнав истинную суть вещей в отношении меня, направился к настоятелю с требованием, чтобы меня с позором исключили из рядов учеников, на что Нобу Ши, со свойственным ему спокойствием, поглаживая белоснежную бороду, заявил, что монастырь никогда не отказывал в помощи тем, кто нуждается.

- А этот ребенок нуждается в нашей помощи, - подытожил он.

- Немыслимо, чтобы женщина находилась в этих стенах! – продолжал неугомнный Го. - Это закон!

- Я знаю, - кивнул Нобу Ши. - Но к слову о законах, - он поднял взгляд на мастера Го и процитировал: «Никто из нуждающихся не будет оставлен в беде. Никому не будет отказано в крове», - и чуть понизив тон, добавил, - не зная сути проблемы, не торопись с ее решением!

 Я узнала об этом разговоре, потому что присутствовала там вместе с Йоши, который тогда сам еще был учеником. Стоя за его спиной, я с ужасом ждала решения настоятеля, хотя еще сама толком ничего не понимала, зная только то, что если меня выгонят, мне придется оставить братьев и Йоши, что заменил мне семью.

 Меня не выгнали, и на протяжении еще более чем десяти лет я продолжала жить, одеваясь как мужчина и вела себя соответственно, иначе здесь было просто нельзя. Приходя в любой дом, принимаешь его правила.

- Ты уже закончила? – обратился ко мне Йоши, и я встряхнула головой, прогоняя воспоминания.

- Да, учитель, - кивнула. Длинные волосы, заплетенные в толстую косу, змеей сползли на грудь, и я раздражённо откинула их назад. Как и все послушники, я ходила с длинными волосами. Лишь когда послушник становился учеником, ему обривали наголо голову, но мне не грозило и это. Никто не собирался позволять женщине становиться на путь мужчины в этом монастыре. Я знала, что когда-нибудь мне придется уйти отсюда и очень надеялась, что это произойдет не так скоро.

 А затем появился ОН… и в моей жизни открылась новая страница…

 



Анна Завгородняя

Отредактировано: 31.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться