Дом над морем

Дом над морем

1. Обмен воды

 

Пять лун, пять неподвижных вечных наблюдателей, заглядывали в окна, спрашивая, как долго ещё семья сможет ждать моряков. “Всё хорошо, у них пока есть запасы”, - безмолвно помигивали в ответ светильники, расставленные по кухне. Нарушая разговор огней небесных и огней домашних, Синта переставила зелёную стеклянную лампаду на кухонный стол. В неярком волшебном свете девушка разложила перед мамой Джикой все камни, что были в доме: ровно двенадцать штук.

- Условия поменялись, - вздохнув, сказала мама Джика. - Теперь за один камень дают только одну большую рыбу, или две средних, или три маленьких.

- Ничего себе, - покачала головой Синта. - Надеюсь, муж скоро вернётся, а то…

- Да, если рыбаки и дальше будут упорствовать, нам придётся менять что-нибудь вроде вазы.

Синта оглянулась на подоконник, где стояла огромная ваза, украшенная рельефными розами и облезшей позолотой. На её краях непрерывно образовывались капли и стекали внутрь. Примерно за два бодрствования воды набиралось столько же, сколько получалось из трёх камней.

- Нет уж, такие вещи из моря достают раз в поколение.

- Я схожу к Одноногому, - решила мама Джика. - Он ко мне хорошо относится. Может, сменяет хотя бы три больших рыбы за два камня, нам бы хватило на ближайшее время.

Приоткрытая дверь широко распахнулась, и из коридора появилась Улара. Следом за женщиной на кухню - запретную, пока там разговаривали взрослые, - попытались проникнуть её любопытные дочки. Шикнув на девочек, Улара закрыла за собой дверь и прошествовала к свекрови с невесткой. Её подбородок был, как и всегда, высоко поднят, будто его подпирала палка.

- Три рыбы за два камня? - Улара упёрла ладони в край стола. - Вы что, на земле перегрелись? Мой Суами гнёт спину в море, добывая камни для наших детей, а вы их собираетесь чуть не задаром отдать?

- Задаром? - взвился над столом голос Синты. - Ты вообще в курсе того, что на пирсе происходит? На рыбаков недавно опять кусачие напали, пять человек покалечили. Они теперь все наперебой талдычат, что их глаза, уши и конечности стоят больше, чем предлагают семьи моряков.

- Это сейчас рыбаки так говорят. Вот посидят пару дней без воды - по-другому запоют. Сколько раз они уже пытались заломить цены на рыбу?

- Теперь они сговорились, все до единого.

Синта проводила взглядом маму Джику. Когда появлялась Улара, старая женщина всегда становилась тихой-тихой. Вот и сейчас она незаметно спрятала камень в карман и вышла из комнаты. Хвала морю, не придётся долго и мучительно бороться с упрямством Улары. Синта продолжила свою мысль:

- Ты не замечала, что на пирсе стало народа меньше? Они просто не успевают наловить рыбы на всех. Понимаешь ты? Вот если бы ты отправила, наконец, рыбачить своего старшего...

- Это ты молодец, придумала! - высокая худая Улара нависла над невесткой, как недобрая волна над пирсом. - Вот будут у тебя свои дети, посмотрим, как ты их рыбачить отправишь. Хочешь, чтобы ему там кусачий руку или ногу оттяпал? Чтобы мой мальчик как Одноногий стал и не смог, когда вырастет, с отцом в море ходить?

- Вырастет? Да у него уже голос ломается! Мой муж ушёл в море, когда был немногим старше!

- И что получил? Вот теперь, благодаря твоему торопыге-муженьку, у вас детей-то и нет. Да и не будет уже никогда! - мстительно закончила Улара.

- Ну и дрянь же ты, - прошипела Синта и выскочила из кухни. Она промчалась в свою спальню, пнула ножку широкой кровати, которая давно тосковала по мужу Синты, Анги.

Зачем он вышел в море так рано? Синта сотню раз задавала ему этот вопрос. Обычаи запрещали мальчикам ступать в лодку до того, как они становились взрослыми. Почему - никто не спрашивал, на то они и обычаи. Матери пугали сыновей тем, что, отправившись в первое плавание раньше времени, можно лишиться разума или возможности зачать собственного ребёнка. Но Анги грезил морем. Когда волны забрали отца семьи, Анги уговорил старшего брата, мужа Улары, взять его на лодку. Суами, может, и отказался бы, но одному в море не выйти, а рыбачить на пирсе не хочет никто.

Так Анги стал самым юным моряком в деревне. Он вёл себя так, будто никакие обычаи над ним не властны, никакие беды, один лишь ветер, наполняющий паруса, ведущие хрупкие скорлупки лодок среди враждебных волн. Старшие осуждающе качали головами, мальчишки завидовали Анги, а девушки… Одна лишь синеглазая Синта, первая красавица деревни, воротила нос от наглеца. А на ней-то Анги и пожелал жениться. Задаривал вещичками, которые вылавливал в море, обещаниями, признаниями, отчаянной отвагой…

И Синта сдалась. Влюбилась. Тогда она ещё не знала, что пылкую страсть Анги ей всегда придётся делить с морем. Море вечно. Море не стареет. Морю не нужны дети. В последнее время Синта часто ссорилась с мужем из-за того, что у них не получалось зачать ребёнка. Каждый раз запрещала себе укорять Анги, но ничего не могла с собой поделать. Да ещё Улара вечно пыталась лишний раз уколоть.

Воспоминания Синты прервал порывистый ветер. Он задел плечом домик, висящий высоко над землёй, тот качнулся, вместе с ним качнулась и Синта. В окне, за желтоватой пластиной, сделанной из застывшей смолы твердевьев, стало нестерпимо светло. Время от времени из парящей над пирсом деревни можно было увидеть морское солнце, такое же недвижимое, как и пять лун, светивших над сушей: совершенно обычное дело, с чего бы тут волноваться? Но предчувствие, острое, тревожное, кольнувшее Синту в самое сердце, не желало слушать доводы разума. Девушка вгляделась в даль. По синей поверхности моря, сегодня гладкой, точно смоляная пластина, скользил лунный парус. Ветер, наполнявший его, вёл моряков домой.

“Это мой Анги”, - сказала себе Синта и не ощутила радости, лишь горьковатый привкус беспокойства на кончике языка.

 

2. Подарки из моря



Андрей Зимний

#43032 в Фэнтези

В тексте есть: магия

Отредактировано: 07.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться