Дом Немилосердия

Размер шрифта: - +

Глава девятнадцатая

Я села на скамейку, согнулась впополам и закрыла лицо руками. Тишина и необратимость сплелись воедино, образовав собой армию, которая наступала со всех сторон и не знала милосердия. Слезы больше не текли, я просто тихо всхлипывала и чувствовала, как дрожь сотрясает мое тело настолько сильно, что по нему вот-вот должны были пойти трещины. В самом деле, что я могла сделать? Раздача была прервана на середине, и последней выпала не та карта, которую я ожидала. Да разве я могла чего-то ожидать? Могла, но лишь тогда, когда могла похвастаться контролем в своих руках. Но контроль исчез – и не только у меня. На очередном крутом вираже меня просто-напросто вышвырнуло с трассы, и я почему-то больше не чувствовала твердой земли под ногами. Коммандер Шарп мог заменить весь мир, но никто не мог заменить его. Я могла потерять весь мир, но мне нельзя было терять его.

Дверь приоткрылась, и прямо передо мной показалась полоска света. Свет не мог ничего исправить – не могла и женщина, стоявшая на этом свету. Ронда Уоллис высунулась из кабинета и застыла на пороге, так что я могла почувствовать ее недоуменный взгляд.

- Тара? – Помедлив еще пару секунд, она решительно бросилась ко мне. – Тара, что с тобой? Ты плачешь? – Я помотала головой, все еще не поднимая взгляд. – Ну, тихо, тихо... Что случилось?

Доктор села рядом со мной и крепко обняла меня, и я закусила губу, чтобы снова не расплакаться. Слезы сдавили грудь, и я могла лишь крепче вцепиться в Ронду, положив подбородок ей на плечо.

- Он что-то сказал тебе? – спросила она, видимо, обо всем уже догадавшись. – Что-то плохое, да?

- Н-ничего, - снова всхлипнула я и оторвалась от нее. – Ничего... кроме того, что сказали вы...

- Пойдем ко мне, - Ронда встала и поставила меня на ноги, приобняв за плечи, как маленькую. – Там поговорим.

Я пошла за ней, вытирая рукавом слезы. До меня запоздало дошло, что мой ретранслятор все еще включен, и я дрожащими пальцами выключила его, стараясь, чтобы доктор ничего не заметила. Сердце начинало успокаиваться, а разум вкрадчиво шептал, что зря я все это делаю и ни к чему хорошему это не приведет. Я мысленно приказала внутреннему голосу замолчать и села на кушетку, сцепив пальцы в замок.

- Ну, успокоилась? – Ронда накинула на меня неизвестно откуда взятый плед. – А теперь расскажи, пожалуйста, что конкретно у вас произошло.

- Что-что... - вздохнула я, но затем вскинула глаза на нее. – Доктор Уоллис, это правда? То, что он мне говорил?..

Я сказала это и сама же поежилась от формулировки вопроса. Конечно, все, что говорил Шарп, было абсолютной правдой... должно было быть. От этого «должно было» во рту появился горьковатый привкус. Я не могла, не должна была сомневаться, да я и не сомневалась... но его несокрушимость дала трещину. Трещину, от которой нельзя было просто отмахнуться и закрыть на нее глаза – это тоже было правдой. Шарп не мог контролировать абсолютно все, что происходило даже с ним самим, и он вправе был решать, какие обходные пути ему искать... даже если на этих обходных путях не было меня.

- К сожалению, это так, - сказала Ронда спокойно, вернув меня из царства мыслей. – Это серьезная травма, да и ему уже не двадцать лет... Как же так получилось, Тара? Что тогда произошло?

- Он спускался, - снова вздохнула я, - подвернул ногу и...

...и тут же я поняла, что говорю неправду. Правду знали только сам Шарп, я и Илай Морено, который просил меня никому об этом не рассказывать. Я могла его понять: никто не должен был знать, что в Гарнизоне кто-то может осмелиться посягнуть на жизнь своих руководителей – это подрывало бы всеобщее доверие курсантов и преподавателей. Но наше доверие и так было надломлено и подорвано со всех сторон. Я понимала: мы заходим слишком далеко.

Но останавливаться было поздно.

- Проволока, доктор Уоллис. Там была натянута проволока. Прямо на лестнице, где-то сверху. Поэтому так и случилось.

- Вот как... - Она посмотрела в сторону, и я почему-то вспомнила взгляд Касси в тот день, когда я призналась ей, что на меня напали. – Значит, покушение? – Я кивнула. – Ума не приложу, кто мог до этого додуматься...

- Я тоже, - призналась я.

Итак, еще одна черта осталась позади. Я рассказала то, на что никто из нас не имел права, но угрызений совести почему-то не чувствовалось. Моя совесть затаилась где-то в дальнем углу, связанная и с заклеенным ртом. Я брала в плен всех, кто осмеливался усомниться во мне или в Шарпе, и за мной уже тянулась длинная вереница пострадавших душ.

Касси, Колтон, Элли, Джезмин, я сама...

- Да что же это происходит? – прорвалось откуда-то из самой глубины. – Доктор Уоллис, я запуталась! Я. Ничего. Не. Понимаю!..

Я крикнула и испугалась, но вместе с этим внутри меня как будто рухнул занавес. Я больше не должна была бросать реплики, которые хотел услышать зритель. Я больше не была показательным зрелищем – только не там. Не с ней. Не в тот момент.

- Тара, ты знала, на что идешь, - сказала Ронда мягко. – Ты любишь его, ведь так? Любишь... - Она взяла меня за руку. – Девочка моя, я же вижу, что ты на все готова. Ты полностью принадлежишь ему – и ты еще удивляешься, куда все время исчезает твой контроль? Но подумай вот о чем, - ее пальцы сжали мои почти до хруста. – Если он решит расстрелять весь мир – ты будешь стоять рядом и молча подавать патроны?

- Он не такой, - вырвалось у меня. Я снова летела куда-то в черную дыру под названием «я-без-него-умру». – Шарп совсем не такой, доктор Уоллис. Он обещал стать моей защитой, и он сделал это. Почему все вокруг твердят мне, что надо быть осторожной? Я не хочу!

Моя последняя фраза повисла в воздухе, как капля, готовая в любой момент превратиться в ливень и обрушиться на наши головы. Ронда встала, сняла с меня плед и накинула его себе на плечи.



Анастейша Ив

Отредактировано: 15.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться