Дом с сюрпризом

Глава 4

- С золотистыми волосами? - перепросила Маня, насторожившись. Уж не её ли это незнакомец?

- Ага, - качнула головой продавщица, засовывая в рот следующую конфетку. - Красив, как Ирбис.

Ирбис, бог осени, в народе славился волосами цвета меда и изменчивым характером. То ласков, как летнее солнце, то зол, мог наслать на город злые вьюги, холодные дожди и слякоть. В этом году жители славного города ему явно чем-то не угодили.

- Интересно, где сейчас этот бог?

Маня задала вопрос прицельно, надеясь на следующую порцию сплетен, которая бы прояснила, мог ли заезжий бог в самом деле иметь к ней какое-то отношение. И не прогадала.

Бася разразилась целой кучей сведений о том, куда ходил "Ирбис в человеческой ипостаси", с кем общался, и что вот уже два дня о нём ни слуху ни духу. Жители было решили, что уехал, да миссис Карлингтон уверяла, что вещи так и лежат во флигеле, не тронутые хозяином. Теперь местные склонялись к мысли, что приезжий, как это ни печально, заблудился в лесу либо самым секретным образом поселился в доме увеселений для неженатых мужчин.

- Говорят, что больше всего его интересовала рыжая Хельга. По крайней мере, три дня назад он приходил в её страшный домишко, что вот-вот рухнет от любой грозы, и провел там целых два часа! Вот что молодой неженатый мужчина может захотеть делать в доме старой девы? Некрасивой, конопатой и рыжей? Рыжий цвет вообще не в моде. Хельге бы перекраситься. Ну хотя бы в черный или каштановый. Хотя... - Бася пошевелила пальцами над конфетницей и остановилась на вафле. - Цвет волос ей не поможет. Страшная.

Неизвестную девушку Маня пожалела. Местные жители, пусть и по-своему приветливые, могли так приласкать, что вовек не отмоешься. Мнение о человеке, если уж сложилось, сопровождало его до самой смерти. И лишь в крайних случаях на него могло что-то повлиять.

- Может, она его родственница? - выдвинула она приличную гипотезу.

- Ха! - откликнулась Бася. - У Хельги из родственников только старая бабка, что почила год назад. Тянула на своей шее девку с младенчества.

- А может, у них интересы одинаковые. - Не сдавалась Маня. Продавщица лишь отмахнулась.

- Злая она как шершень. И дурная. Целыми днями бродит по лесу, траву всякую собирает да в дом тащит. Зайдешь к ней, а по стенам старой деревяшки одни пучки висят. Зверобоя, листьев калины, тысячелистника. Местные поговаривают, черная колдовка. Зачем ей столько травы? Небось зелья пакостные варит.

- А может, людей лечит? Делает настои, - предположила девушка. Происходящее напоминало игру. Этакий детектив, который очень хотелось распутать, найдя единственно верное решение.

- Да не берет у неё сборов никто. От них только хуже становится. Старик Иган в прошлом году после её травы чуть душу не отдал. Местные, если приспичит, ходят к бабке Аглае, что на озере живет, или к Вассе из соседней деревушки Апоча-тая. Но к Хельге? Нет.

Спорить с продавщицей Маня не стала. Мало она знает местных. Раньше девушка жила совсем в другой части города - зажиточной, богатой, одетой в каменные стены особняков. Там не пользовались услугами ведуний, предпочитая прием у семейного мага-врача. Сейчас «та жизнь» ей казалась далекой-далекой, как будто это было очень давно. Раньше она бы ни за что не заехала в ремесленные кварталы, презрительно сморщив носик. А сейчас Маня здесь живет и любит эту часть города. Получает удовольствие от веселых, шумных праздников, общения с простым людом, без экивоков и обмана.

- Побежала я, посчитаю кассу перед приездом хозяев, - засобиралась Бася.

Задумавшись над полученной информацией, Маня еле заставила себя продолжать работу. И простимулировала пропавший энтузиазм обещанием непременно купить маленькую шоколадку перед уходом домой. Заниматься помидориусом еще и завтра не хотелось совсем.

Настрой принес плоды: закончить расчеты она успела до прихода хозяина. Тот даже буркнул в бороду что-то довольное. Исполняя данное себе обещание, специально для себя любимой Маня купила маленькую плитку горького шоколада с корицей и торопливо побежала домой.

В первую очередь бросилась к дивану. И почувствовала страшное разочарование: золотоволосый гость продолжал мирно спать с безмятежным лицом. Как если бы он отдыхал дома на собственной кровати, не испытывая ни малейшего неудобства.

- Жаль мне твои ноги, - вслух подумала Маня. - Затекут страшно. Чувствую, когда очнешься, встать не сможешь.

Дом привычно радовал теплом. Маня привыкла к этому приятному состоянию и уже не вспоминала, как мерзла в первые дни проживания. В камине даже спустя несколько часов тлели огоньки. Дрова быстро занялись веселым огнём. На рогатине запыхтел котелок для супа.

Отблески огня красиво запрыгали по лицу неизвестного. Маня засмотрелась и, чего скрывать, залюбовалась. Похоже, именно о нём трепалась молва. Даже сейчас, в бессознательном состоянии мужчина производил впечатление дворянина. Благородные черты, красивый прямой нос, твердый подбородок, такие же, как волосы, золотистые брови вразлет. Ухоженный человек, привыкший быть на виду. Даже отец Мани, занимавший видное положение в руководстве банка, такими достоинствами не обладал никогда.

Ужасно хочется узнать, что такого случилось с незнакомцем, что он оказался голым возле ее дома? Впрочем ответ напрашивался единственный и наверняка верный. Грабители. Мужчину опоили зельем (неужели подсуетилась та странная Хельга?), обобрали до нитки и выкинули на самой окраине. Дом долго стоял пустым, так что воры вполне могли считать, что обрекли бедолагу на смерть. В размышления не вписывался только один момент – незнакомец, лежащий на дороге, не выглядел особенно грязным. Он выглядел так, словно пришел, разделся и лег посреди дороги. Почему? Ответа у Мани не было.



Ирина Перхина

Отредактировано: 22.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться