Дом живых манекенов

Глава 1. Добро пожаловать!

…И истории, которые должны были случиться, случатся.

Из свода правил АХИНЕЯ

Как же всё-таки странны по-своему и пространство, и время. Пока забываешь, где ты и который час, их словно не существует, ровно как не существует и тебя. Будто становишься частью этого самого ничего, безмятежного и бесконечного. Однако, как только глаза твои смотрят на стрелки часов, а за спиной слышатся шорохи, миг, обещающий длиться вечность, ускользает. И вот ты уже не часть целого, ты это ты. Просто ты. И ты одинок, сколько бы людей рядом с тобой не находилось.

«Не можешь же ты бегать от неё вечно, – собственный голос из прошлого то вспыхивал тонкой нитью, то резко угасал. – Наверняка, у неё есть причины. Неужели не хочется их узнать?»

Холодные лучи осеннего солнца пронизывали салон, упругие и звонкие, как струны скрипки. Казалось, тронешь – заведут печальную мелодию да обрежут палец до крови. Они ложились на скамейки и пол, исчезали в тенях крон и снова появлялись, проскальзывая сквозь гибкие ветви. В их золочёном свете медленно поднималась пыль. Одна из форточек была приоткрыта, и по автобусу гулял запах сохнущих листьев.

Вид из окна не менялся. Деревья тут, деревья там – деревья сплошняком, мелькали перед глазами, аж затошнило. Однако теперь, когда Клара устала воображать, как чудно проведёт время, ничего более интересного, чем наблюдать за ними, она придумать не смогла. Давно надеялась побывать в здешних краях, перерыла гору атласов и статей, чтобы не упустить ни единой мелочи, которая попадётся им на пути, если вдруг соберутся, да только мало что нашла. Сейчас автобус тихонько катился по Хмаревской чаще, давая в полной мере насладиться видом каждого куста. Восторженных исследований хватило от силы на полчаса. 

До боли в висках Клара представляла, как пройдётся среди укрытых мхом стволов, пощиплет запоздалые ягоды, возможно, погоняется за белками и попугает ежей. Сама она не бывала в лесу, ни в этом, ни в каком-то другом, потому свято верила, что каждый плод там вкусный, а каждый зверь только и ждёт, чтобы его погладили.

Затем она увлеклась обсуждениями того, что должна привезти друзьям. Конечно же, первым пунктом был мухомор. Обязательно с идеальной красной шляпкой и белоснежными крапинками, как он изображался в справочниках. «Да-да, – подшучивала Ли, присылая одно короткое сообщение за другим, но Клара-то понимала, что она сгорит со злости, если не получит того, о чём попросила. – Именно такой,

иначе я с тобой

больше разговаривать

не буду!»

Грибы если и остались, то в диких лесах, а Рино не раз говорил, что в Хмаревскую чащу не пускали без разрешения лесничего, потому её наверняка можно назвать достаточно дремучей. Клара невзначай уточнила у одного своего клиента, весьма уважаемого биолога (пропажа его кота стала для бюро "Волчья гора" самым значимым делом осени), и он ответил, поглаживая найденного Знариуса:

– Всякое может быть, даже мухомор…

Ответ, явно сказанный, чтобы её отвадить, но Клару устроил целиком и полностью. Значит, решила она, если забрести поглубже, обязательно один да и попадётся.

Ещё она собиралась сделать несколько букетов из сушенных листьев, ароматных и хрустящих. Для серой атисской квартиры даже один из них стал бы редким и дорогим украшением.

Бурные обсуждения сувениров закончились, когда автобус свернул с главной дороги. "Не забудь про своё обещание, – написала Ли. – Раз уж у меня возможности поехать не было..." – и сигнал пропал. Такие вещи как «переносное средство связи» – пусть под этим и подразумевалось, что из трубки пружины вылетали только так, оттого таскать их с собой приходилось несчётную уйму – и «общесеть» в этих краях явно никому не были ведомы. Если уж приглашение пришло по почте – старой доброй почте с конвертами и марками да семейной печатью! – страшно подумать, каких ещё благ здешние люди себя лишили.

Клара надела наушники и то подёргивалась под музыку, то подпевала ей, до тех пор, пока заряд на телефоне не сел. Теперь ей только и оставалось, что поглядывать: не включился ли ненароком? Не пощадили ли высшие силы?

Она, конечно, заводила его и не раз, но напор от руки, а не зарядки, был слабоват, и телефон садился минут через пять пользования. Подушечки пальцев у Клары стёрлись и разболелись настолько, что при очередном касании заводного колеса словно получали разряд электричества, а затем немели.

Если бы в автобусе ехал ещё кто-то, кроме них, она бы с радостью поболтала. Успела, правда, отвлечь водителя, но он слушал в пол-уха, а затем и вовсе прогнал.

– Не майтесь, мисс! Вздремните-ка лучше! На пару вон с женишком!

И книжки с собой никакой не прихватила. Даже старой газетёнки нигде не завалялось. Это всё Рино виноват. Видите ли, чемоданы и так тяжёлые.

Клара опёрлась локтем на узенький подоконник, обшивка которого воняла плесенью, и стала всматриваться в зеленовато-янтарную чащу. Порой можно было, если очень постараться, разглядеть столбы, через которые тянулись провода, но зрелище это было настолько редкое, что казалось, всякая цивилизация перестала здесь существовать долгие годы назад.

Один раз ей удалось подловить оленя. Зверь не двигался, ошарашенный надрывистым рычанием мотора, и в профиль напоминал человека, некого элегантного и в тоже время робкого мистера, с рогами настолько громадными, что ни один нормальный хребет среднего размеру их бы не потерпел и попросту сломался. Пока Клара тёрла глаза, не веря удачной встрече, лесное чудище исчезло. Она едва шею не свернула, прижимаясь щекой к стеклу, но удивительная находка осталась далеко позади. Целая минута оживления, за которой поползли часы смертельной скуки.



Иан Таннуш

Отредактировано: 03.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться