Дом живых манекенов

Глава 3. Помоги, чем сможешь

Не веди своего героя, а следуй ему. Это его жизнь, не твоя.

Из свода правил АХИНЕЯ

– Вот! Только гляньте! Снова на моей кровати какая-то неизвестная особа! – раздался хрипловатый голос. – Сил никаких не хватает!

– Может, воткнём ей серебряный нож в сердце? – сказал другой. – Или голову отрежем?

Клара подалась вперёд – первым делом ошарашить заговорщиков, а там уж к двери и наутёк. Но вот напасть: ни рта открыть, ни пальцем шевельнуть.

– Разве мы не пробовали? – расползались по стенам шепотки. – Даже святая вода не помогает! Видать, слишком грешно это место.

– Да что ты мелешь…!

Голоса вдруг стихли, и наступила тишина. Клара к ней не успела привыкнуть. Куда там после не умолкающего даже на секунду Атиса! Оттого уши наполнились звоном и гудением, будто от сильного удара.

По спальной разлетелось шебаршение, и Клара приоткрыла глаза. Ветви яблони не пускали утренний свет, и комната оставалась в болезненном полумраке. Никто не окружал кровать, никто не грозился ножом. Обычный кошмар, осадок от которого сейчас потихоньку рассеивался.

Неуклюжие движения у окна нарушили только что возродившийся покой. Гигантская фигура, сперва расплывчатая из-за сонной дымки, приобретала очертания и тащила по полу нечто тяжёлое.

Клара аккуратно перекатилась на край кровати. Та предательски скрипнула.

Великан замер и повернулся.

– Ну вот, – протянул он и шагнул к ней.

Натура атисца такова, что если он видит что-то неоднозначное, у него немедля вспыхивает любовь к собственной жизни (сколько бы жалоб на неё не поступало до сей секунды), хотя этой самой жизни пока ничто и не угрожает. Наверно, поэтому Клара закричала, что было мочи, вскочила с постели и бросилась к двери.

И вот уже перед глазами старые стены коридора, а за спиной – тяжёлое сопение чудища.

– Мисс, – позвало оно. – Мисс! Кричать плохо!

Она была на полпути к лестнице, когда с первого этажа донеслись причитания.

– Что случилось? – семенила ей навстречу Лабори. Клара затормозила и схватилась за колени, уж больно они дрожали. – Мисс! Что стряслось? – Лабори очутилась рядом, в нос ударил запах намокшей пыли и старых тряпок. Служанка опахивала её краем фартука, понадеявшись вернуть благородную бледность раскрасневшемуся лицу гостьи. Глазки её забегали по коридору, остановились на Кларе и теперь выражали неприкрытое любопытство.

– В моей комнате… – она пыталась отдышаться и говорить одновременно, отчего Лабори не могла ничего толком разобрать и попросту хмурилась. – В моей комнате кто-то есть.

Напряжённость покинула морщинистое лицо служанки. Она рассмеялась, громко и игриво, словно ей рассказали презабавнейшую шутку, и зашагала к спальне.

– Что же вы такая пугливая, мисс! – она оттолкала дверь пошире. – Это наш садовник! Пэк! Ну вы и подняли суматоху!

– Ночью я слышала шорохи и шаги… – затопталась на месте Клара.– Верно, Призрак был? Но такие странные звуки… Знаете что, Лабори? – У неё вспыхнули щёки. Наверно, всё лицо уже красное. – Нужно было хотя бы предупредить, чтобы не доводить меня до потери сознания.

– Полностью моя вина, мисс, – чуть заметно поклонилась служанка. – Мне думалось, эта бестолочь всё уберёт, не тревожа вас. Он у нас обычно тише мышонки. Дурень ты безмозглый! Сказано же было, мисс не будить! – заругала она великана. – Кто же знал! Чуткие вы, мисс! Ох, какие чуткие! Мисс, вы так вчера и не позвали меня, – она уловила недоумение на лице Клары. – Ванна, мисс. Я бы хоть вычерпала из неё, тогда Пэк не так бы шумел. Я ждала до трёх ночи, но вы, видимо, так устали, что вылезли из неё и сразу же заснули.

– Нет, Лабори, я… О боже мой!

Из комнаты пополз жалобный скрежет. Пэк толкал старенькую ванну, расплёскивая воду.

– Ему никто не поможет? – Клара наблюдала за тем, как бедняга пытался протиснуться в косяк, явно не по его размерам. Он склонил голову и присел, чтобы не удариться.

Садовник вымахал огромного роста. Голова великана не соответствовала телу и была в разы меньше необходимой. Округлости в черепе не наблюдалось. Словно кто-то без старания слепил из него угловатое нечто. Лицо кривилось и бугрилось, отчего черты теряли свою пропорциональность. Один глаз был меньше, ноздря выше, часть лба выпуклей. Волосы отсутствовали, даже брови и ресницы. На коже краснели пятна, похожие на затянувшиеся ожоги. Глаза покрывала пелена. Кажется, он был подслеповат.

– О, мисс! Ему никого не надобно!

Пэк выволок ванну в коридор, потёр руки и схватился за её края. Раз! – и поднял без особых усилий. Клара отскочила к стене, когда он проходил мимо, поместив груз на широком плече. Он искоса глянул на гостью, виноватого выражения на лице так и не изменил.

– Можете идти спать, мисс, – Лабори вежливым жестом пригласила её в комнату. – Приберусь я в долю секунды! Вы и не заметите!

– Спасибо, что-то уже не хочется. – Опасность миновала, и Клара позволила себе слабость – пошатнулась, пока приходила в себя.

– Ох, мисс! До чего вы слабы, даже ноги не держат! – вцепилась в её локоть служанка. – Я предложила бы вам завтрак, но он ещё готовится! Повар наш нерасторопный! Вот бы нанять мужичка, который бы ему пендалей отвешивал. Для быстроты действию! Уж потерпите буквально полчасика. Ох! Вы ведь по пути сюда наверно толком и не обедали! Попрошу лёгкую закуску для вас, мисс. Я вам принесу.



Иан Таннуш

Отредактировано: 03.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться