Дома на окраине

Глава 6. Крысолов

Сначала я, понятное дело, заваливаюсь в свою новую квартиру. Пол уходит из-под ног, мир плывет. Я правда это сделала? Зачем? Они ведь не угрожали мне. Или угрожали? Я падаю на кровать. Без сил. Очередной пережитый развал дает о себе знать. Я закрываю глаза и веду счет. Джудит. Таша. Эни Лью. Брат Эни Лью. Отец Таши. И это только сегодня. И это только осознанно. Я чувствую, как стены сползаются надо мной. Обои хрустят, ползут, сыпется бетонная крошка. Я их. Стекла подрагивают. Уж лучше не думать. Лучше не думать о том, что я их. Мысли обрываются в пустоту и пожарище. Пепел застилает легкие, я кашляю долго и мучительно. Утро или вечер? Какой день недели? Ищут ли меня?

Я с трудом поднимаю руку с пола и открываю глаза. Часы врут. Я повторяю это про себя. Часы врут. Часы врут. Часы врут или я вру сама себя. Судя по дате мы встречались с Ташей и Джудит вчера. Но как же дни проведенные в больнице?

Вполне может быть что те мужики, родственники Лью и Таши, тоже одаренные. Может это они путали мне мысли? 

Меня осеняет. 

Может и многоэтажки никакой не было? Может все это подстроено? Специально? Джудит не похожа на ту, которая пойдет на самоубийство ради того, чтобы убедить меня уехать из города. Наверняка они все спланировали заранее. Я не знаю всех одаренных в городе. Наверняка, Джудит не всех приглашает на встречи. Тайная сеть. И паучиха во главе. Джудит, плетущая интриги. В это легко поверить. Гораздо легче, чем в то, что она мертва. 

Конечно, все в порядке. Это просто морок, галлюцинация. Мне померещилось. Мне приснилось. Все будет хорошо. Все уже хорошо. Ничего страшного. Ничего страшного нет. Я звоню Эдит, но она не берет трубку. Жаль. 

Я с облегчением переворачиваюсь на спину и разглядываю потеки на потолке. Приятно и удивительно лежать у себя дома и никуда не торопиться. Наверное, скоро на работу? Позвонили ли туда из больницы? Или все же не было никакой больницы?

Я ищу свою старую цепочку, по карманам, по сумкам, по ящикам, но ее нет. Жаль. Она была на мне с того дня. Может медсестра тоже была подставная? Конечно, подставная. 

Только вот зачем. Зачем они все объединились против меня? Мы годами спокойно жили в этом городе, но теперь они решили сжить меня со свету и, спрашивается, за что? Просто за то, что я есть. Я поднимаюсь, сажусь на кровати, приваливаюсь к стене. 

Мне нужен кто-то, кто даст все ответы. Кто-то кто объяснит все, что происходит. Даже если он не на моей стороне. 

Тренькает телефон (в голове мелькает мысль — кстати, откуда он у меня?). Я радуюсь, что это Эдит звонит, но это Ника. 

— Ты уже на связи? — снова без приветствия. Деньги, что ли экономит? Голос звучит сухо, раздраженно и встревожено. 

— Да, как видишь. Что случилось? — в кои-то веки я не рада ее слышать. 

— Тебя искали какие-то люди. Может ты сможешь объяснить почему они искали тебя у меня? — мое сердце пропускает пару ударов. Кто меня мог искать? Полиция? Врачи? Озабоченные родственники Джудит? Нет уж, они бы пришли прямо сюда.

— Понятия не имею, — я стараюсь держать тон ровным. — Кто это был?

— Три мужика в темной форме. Вели себя нахально. Может объяснишь куда ты вляпалась, пока они не пришли во второй раз? Или хоть оставь адресок, чтобы я сдала тебя в следующий раз, — она пытается злиться, но я слышу, что она напугана. Голос ее срывается. Она одна в своей тесной квартирке, заставленной мягкими медведями и картинами в рамках, а тут приходят... эти, и переворачивают все вверх дном. — Ну почему ты все время попадаешь в неприятности?

— Не все время. 

— Постоянно. 

— Не постоянно. Хочешь я приеду? — я хмурюсь и наматываю провод от зарядки на пальцы. 

— Нет! — она срывается на визг. — Не хочу я, чтобы ты приезжала. Вообще тебя видеть не хочу. Ты меня услышала? Пропади из моей жизни, понятно?

Я молчу. У меня внутри смешанные ощущения — горечь и гнев, и печаль. В углу падает с потолка большой пласт штукатурки. Мы получаем то, что мы заслуживаем. 

Не дождавшись ответа она кладет трубку и еще несколько секунд я слышу гудки. 

Кто мог прийти к ней? Очевидно же, что она ничего не знает. Может это было сделано специально? Может она с ними заодно? Они просто хотят вывести меня из себя, чтобы я показала себя. Чтобы я проявила себя, а они бы нашли меня. Нашли и убили.

Я переодеваюсь в чистую одежду и выхожу на улицу. Мне нужен хоть кто-то из одаренных, кто-то, кто владеет информацией. Омар или Крысолов. Проблема в дурацкой шифровке, которую придумала Джудит. Я не знаю их имен. Я не знаю их адресов. Нет никаких шансов их найти. А звонить Крысолову и напрашиваться в гости — самоубийство. Однозначно, он знает, чего я хочу. И знает, что мне нужно. И вполне возможно он уже уезжает из города.Подальше от меня. Это будет мой город. В витрине магазина я вижу свое отражение и сама пугаюсь перекошенной улыбке. Это точно я?

Итак, Крысолов входит в Банду Добрых дел. Они будут стараться предотвратить катастрофу. А мне надо с ним поговорить. Я чувствую задним умом, что у этой задачи есть решение, но никак не могу найти его. Если я буду угрожать большому количеству людей, Крысолов с большей вероятностью сообщит в полицию или тем амбалам, но не придет сам. А мне нужно поговорить с ним наедине. И еще — чтобы он был честен. 

Значит, нужен кто-то из своих. Кто-то близкий и владеющий информацией. 

Я напрягаю память, сажусь в автобус и еду в больницу. Пожалуй, это единственная моя ниточка. 

Сын Эдит такой же рыжий как она. Когда я захожу к нему в палату, стараясь выглядеть как можно непринужденнее, он ест мороженое сидя в постели. Похоже ему легче. 

— Привет! — я стараюсь быть улыбчивой знакомой. Белые простыни все еще ассоциируются у меня со смертью. 

— Привет, — он довольно машет мне рукой. — Вот, не ожидал тебя здесь увидеть. Чего не приходила? Как ночевать у нас, так, пожалуйста, а как в больницу ко мне прийти, так все, слилась?



Таня Шер

Отредактировано: 02.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться