Домик в лесу

Размер шрифта: - +

Домик в лесу

 

-Ты уедешь в это Богом забытое место! И точка! Как ты меня достала, идиотка малолетняя! 


Это совсем не то, что я ожидала услышать накануне такого светлого праздника, как Новый год! Но я слышу! Слышу от коварной мачехи, которая охмурила моего отца! Такой успешный, богатый, красивый, разве эта надувная кукла с задатками великой актрисы могла пропустить такой лакомый кусок?! Ненавижу её, она настраивает отца против меня! Наговаривает на меня, что я убегаю с дома, плохо учусь в институте, гуляю с парнями налево направо! Она подкупила охрану и пользуется своей властью надо мной. У нас разница 15 лет с ней, она вполне могла стать мне не то что второй матерью, ведь мою мамочку, которая сейчас на небесах никто не сможет заменить, но хотя бы смогла быть мне другом, советчиком, наставницей. А стала моим проклятием! Она по кусочкам рушит мою жизнь, ей наплевать на мою репутацию, жизнь, только купюры в серых томных глазах. Отец сейчас в разъездах из-за своей строительной фирмы, он настоящий король в своём царстве и никак не хочет не с кем его делить в этом городе! Влюбился в эту актрисульку, которая разыграла перед ним роль такой девочки-припевочки. Подарила ему свою заботу, но не свою любовь, а вот отцу в душу она крепко запала. Ведь отец после смерти матери долго был один и мне сначала было радостно, что он смог полюбить ещё раз, да и невеста с виду была приятная, но это идиллия длилась пока отец не уехал в длительную командировку. Вот здесь из бабочки вылезла отвратительная гусеница и стала всё пожирать вокруг. Я думала открыть отцу глаза, раз охранники такие продажные, то решила подкупить одного на свою заначку от деда и убежать к нему же, чтобы он затем вразумил сына. Но здесь меня опередили! Видимо денег не так много дала, как рассчитывал крепкий амбал, которого я хотела подкупить и он рассказал этой змее о моих намерениях. Теперь она твёрдо решила избавиться от меня, упрятать в лес, инсценируя мой побег…

Я сопротивлялась как могла: кричала, фуреей носилась по комнате и сбивала все вещи руками и ногами от безысходности, ведь меня поймали в сети своей же алчности и теперь вели на казнь…На растерзание как деликатес. Так я представляла этот процесс, который устроила эта интриганка. Но все мои попытки спастись были тщетны, весёлый смешок моей мачехи, кивок абмала в знак согласия на приказ хозяйки и вот меня тащат к машине, туго привязывая верёвками к заднему пассажирскому креслу, рядом бросают словно мусор мои пожитки и вот наша «честная» кампания отправилась в путь, там где волки воют и медведи ,надеюсь, в это время года должны спать…Страшно?! По-зверски! На улице явный мороз, сугробы повсюду, а мы ещё пока в черте города едем, что же будет там в этой глуши?! Я представляла куда лежит наш путь. «Смертельные» леса, там где чаща, там где люди сутками блуждают и редко находят путь назад к дороге, умирая.  Лес густой, красивый, но и смертельно опасный…Местные туда уже не бродят, а экстремалов хватает, только о них, как правило, потом в прошедшем времени вспоминают. Как вы думаете, как меня туда загонят вглубь, чтобы затейникам самим не потеряться?! Очень просто: мужики с пистолетами и собаки-следопыты, загонят меня, а потом собаки их выведут. А я с вещами наперевес прямо в лапы «смертельного» леса. 

Мы ехали по ухабам и извилистым дорогам, почти подъезжали в это скверное место. Мрачное небо обволакивало кроны деревьев, снег искрился на ветках от блеклого света. Дверь с моей стороны открыли, я неохотя вышла из машины, схватив с собой свою небольшую спортивную сумку с сидения и повесила на плечо для удобства. Сбоку, чуть не переехав меня, резко подъехала машина и здесь вместе с моей мачехой вышли четыре амбала, вот и третья чёрная тонированная машина как и две предыдущие оказалась на месте, из неё стремительно выбежали пять огромных собак, что это за порода, я не знала, никогда не разбиралась, просто для меня это не так важно, главное какой нрав у существа, а не насколько ценна и правильна у неё морда. Один из пяти псов был мне знаком... Впиваясь взглядом в тёмные глаза пса, вспоминала нашу историю знакомства. Как проходив мимо клеток с живностью, услышала жалобный скулёж, в отдельном варьере был пёс с окровавленной, истерзанной лапой. Удивительно, но меня не сковал страх, когда я открыла клетку, подошла и стала своей кофтой, смоченной в воде в ведре рядом с клеткой протирать ему лапу, затем вышла из клетки и твёрдо направилась к аптечке в дом. Там схватив антисептик, мазь с антибиотиком, всё годное для данной перевязки, а также захватила с собой ему обезболивающее парацетамол. Проходя мимо холодильника для персонала, стащила оттуда небольшой кусок мяса и пару сосисок, потом всё возместила. И вот я со своими находками опять бежала к клетке, к такому грустному псу. Тогда я ему помогла, он не тронул меня, не царапины, лишь благодарность читалось в глазах и поцелуй мокрого языка на прощание. Помнит ли он мою доброту, врят ли... Как дико смотрит на меня, впивается взглядом, реагирует на каждое моё движение. Вот я на пошатнувшись отступилась в сторону и он, перебирая мощными лапами отклонился в мою сторону также. 


-Ну что девочка, поиграем? Ты бежишь, тебя догоняют. Нет, не растерзают, так просто покусают маленько, потом оставят переночевать в этом чудном, наполненным свежим воздухом месте. А потом твоё окоченевшее тело завтра утром подберём и домой. Сбежала девочка, заблудилась дурочка, так папеньке твоему и поведаю.


Разве это слова той, которую так горячо полюбил мой отец?! Я не верю, они решили от меня избавиться именно сейчас в новогоднюю ночь, именно в этом  месте таким зверским способом. Чьи это извращённые идеи?! Явно не этой куклу-вуду..Я дрожала, но понимала, что надо победить панику, я должна бороться за свою жизнь до конца. Охранники подле меня отступили к собакам, которых еле сдерживали на крепких поводках. Перевесив сумку поудобнее, сжав кулаки ринулась прочь, чтобы хотя бы выиграть хоть какое-то время пока собак отвязывают с привязи. Обалдевшие от такой наглости охранники вначале оторопели или специально им был дан такой приказ меня не останавливать, не знаю, но бежала я стремглав всё дальше и дальше в лес, пока не уткнулась в развесистое дерево. Я слышала лай собак позади и понимала, что они совсем близко и скоро мне конец, поэтому вспомнив своё игривое детство у деда-лесничего в деревне, стала быстро карабкаться на дерево, выше и выше, пока не притихла, облокачиваясь спиной на крону могучего дуба.  Вот я увидела своего знакомого пса, который прибежал к дереву первым, понюхав, вдруг остановился и оскалившись ждал остальных. Затем я увидела то, что не подавалось объяснению: один против четверых. Он так яростно дрался, как будто я для него полноправная хозяйка, за которую он вступился, я слышала голоса людей, они явно шли по собачьему следу убедиться в моей расправе. Мой защитник уже отбивался из последних сил, я уже не могла смотреть на его мучительные терзания, как вдруг услышала рычание...Не может быть, медведь?! Но же зима, берлога, но затем я вспомнила о медведях-шатунах, о которых мне рассказывал дед и замерла. Послышались сбившиеся крики, лай, затем страшный рёв, закрыла глаза и заткнула уши, было жутко слышать, видеть и понимать, что происходит. Так я и отключилась от страхов, сидя на ветках, прислонившись к крону дерева с сумкой на коленях, куда и упала моя голова. Очнулась я от холодных пальцев проверяющих мой пульс на шее, открыв глаза, увидела молодого мужчину, лет так тридцать, может немного больше. Что бросалось сразу- его глаза, они жуткие, чёрные. Прям нечеловеческие. 



Сандра Саар

Отредактировано: 21.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться