Домоводство. Первые уроки

Размер шрифта: - +

Глава 5. Элизабет

Глава 5. Элизабет

 

…Мне очень хотелось увидеть новый мир твоими глазами, Ива. Даже на тот постоялый двор заглянуть, рядом с Бусинами, откуда Рик утащил тебя в Ильтариум. И чтобы всё, как в твоём рассказе: и та самая Башня, в которой живёт робкая танцующая фея; и река, по которой вы с Ником добирались до Города, и сам Старый Город, и яхту, и море… Только теперь понимаю, почему рвалась повторить всю твою дорогу. Чтобы острее прочувствовать реальность.

Когда мы с тобой выбрались от Мораны, я долго не могла поверить, что всё вокруг – не сон. Что Ник жив, рядом, что мои малыши в порядке и я их на самом деле не предавала, просто была заморочена на всю голову… Сколько раз мне снились кошмары, будто эта нынешняя, настоящая жизнь – на самом деле сон, и я по-прежнему сижу в рыбацкой лодке на берегу бухты, увядшая, со старым поседевшем сердцем, в котором осталось единственное стремление – вымолить у Ника прощение, когда мы… если мы, наконец, встретимся. Или будто мегера Сильвия вновь не пускает нас в ЭльТоррес, либо пускает только тебя, потому что ты, по её мнению, в отличие от меня, не предательница, а, стало быть, достойна вернуться в мир живых, я же – самая распоследняя тварь…

Или нас с тобой затапливает приливом в подземном туннеле, ведущем от грота к заброшенной башне; мы захлёбываемся и умираем. И эта смерть после смерти – ужаснее всего, потому что она окончательная, за её гранью ничего больше нет. Ни прохлады склепов с его обитателями, ни загробного Терраса, раскинувшегося на холмах, ни вечно сумеречного неба, ни детишек из Белой Розы… ни покаяния. А, значит, и прощения не будет.

Да, разумеется, Николас не раз объяснял, что за посмертие и возвращение приходится расплачиваться. Некроманты, прошедшие первое умирание, долго не могут восстановить душевное равновесие: царство Мораны расстаётся с обретёнными душами неохотно, и долго ещё к каждому, кто дерзнул его покинуть, тянутся невидимые щупальца. Их пора – ночь, их излюбленная пытка – кошмар; не вернуть, так помучить, чтобы насытиться страданиями ожившего счастливчика. Говоришь, с тобой ничего подобного не было? Ни одного кошмара? Да потому, что твоя смерть случилась не в тот срок, что судьбой уготован, а… Как это в вашей Игре называлось? Ах, да. Квестовая смерть. Финальная. Можно сказать, условная. Подземный мир не успел в тебя вцепиться. Сразу не решился, а потом оказалось поздно. А вот в меня за эти годы пророс, иначе не скажешь.

А потом вдруг мои кошмары закончились. Разом. Как отрезало. И, знаешь, я лишь недавно узнала, кто мне помог: бабушка София. После очередной бессонной ночи со мной Ник не выдержал и пошёл к ней за советом. Заметь: не к отцу, не к дону Теймуру… Потому что царство Мораны – это мир, где правит не просто богиня, но Женщина, и понять его устои и обитателей должным образом сможет только другая женщина.

Наша бабушка быстро навела порядок в потусторонних делах.

И оказалось, что щупальца щупальцами, а поддерживала их – мало того, насылала и привязывала всё сильнее – ни кто иная, как Сильвия. Узнав, что я, минуя все преграды, вернулась к живым и осмелилась быть счастливой, она чуть не рехнулась от злости. Мало того, что по моей вине, пусть и косвенной, погибла её любимица мантикора, так ещё и основатель рода, дон Базиль Кристобаль, не желает больше с ней общаться. До сих пор не простил, что Сильвия строила тебе козни. Очень тебе сопереживал.

В общем, у бабушки Софии состоялся со своей матерью серьёзный разговор, и Сильвии пришлось угомониться. Не сразу, правда, а после трёхсуточного наложения проклятья на её гробницу. Трое суток заточения души в саркофаге без возможности выбраться, представь себе! Для деятельной ведьмы, привыкшей даже после смерти быть в гуще событий, равносильно отсидке в карцере. И поделом!.. Зато кошмары мне больше не снились. И не только мне. Оказалось, половина прислуги в ЭльТорресе ими маялась, такое уж было побочное действие.

А потом, если помнишь, ещё один серьёзный разговор случился у Ника с отцом и с Магой, сразу после того, как тот вернулся. Ведь Морана назначила наследником Клана младшего из братьев! Дон Теймур, конечно, был польщён, но и встревожился: всё же интересы старшего сына задеты. Однако наши мужчины и не думали устраивать разбирательства: Ник именно тогда и заявил, что намерен основать новый клан в новом мире; а Мага, хоть и высказался, что к власти не рвётся, но добавил, что, как человек долга, уклоняться от неё не будет, однако у него впереди уйма времени, за которое он как-нибудь успеет смириться с предстоящим бременем. Одним словом, всё устроилось к всеобщему удовольствию. А поскольку наш дорогой свёкор колебался с окончательным решением, Николас предложил ему побывать в Ильтариуме, на его новой родине, и самому оценить перспективы.

Конечно, когда за день до этого он сказал мне: «Едем домой, Элли! Домой!» – я так обрадовалась, решив, что, наконец, это будет вроде нашего свадебного путешествия. Свадьбы-то, как таковой, у нас не было, так хоть поездка… Скажу честно: не очень-то мне улыбалось опять оказаться в компании нашего дона. Твой Мага – иное дело, он и тактичен, и ненавязчив, и может сделаться вообще незаметен, если захочет; а вот дон Теймур – ты же знаешь его острый язык и привычку подшучивать. Да ещё обыкновение быть всегда в центре внимания… Но потом я подумала: да в конце концов, это он теперь гость, а я – хозяйка! Я еду домой. В дом мужа. В мой дом.

И почувствовала себя такой счастливой, что ещё немного – пригласила бы с собой даже Мири. Вот уж не знаю, как пришлось бы потом выкручиваться. Однако Ник вовремя напомнил, что у нашего Рика переносная способность ограничена: кидрик совсем ещё юн, и лишь недавно научился прихватывать с собой в иные миры более чем одного человека; четверо – его предел, так что не стоит рисковать. Скажу тебе по секрету: дон был очень доволен вынужденной свободой. Он, видишь ли, предпочитает вне дома ощущать себя холостяком. Впрочем, ты ведь не открыла для себя ничего нового, да?



Вероника Горбачёва

Отредактировано: 08.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться