Домовой

Размер шрифта: - +

Глава 5

Повисла неловкая пауза, во время которой участковый внимательно изучал мой облик, словно пытаясь найти в нем какое-то рациональное зерно. Это качество я в нем любила – любой другой бы уже отбросил мой клоунский наряд как несущественный, приступив, собственно к главному вопросу: какого лешего тут творится?

Любила, но в данный момент желала бы провалиться сквозь землю.

Участковый любезно, под виноватое молчание, помог мне встать на ноги, кинув выразительный взгляд на задравшуюся ночнушку, из-под которой торчали валенки с заправленными в них теплыми штанами.

Тактично постучал в дверь:

- Сергей Ильич, это Алексей Михайлович. Как вы там?

Я издала нечто, равно похожее на свист закипающего чайника и шипение готового изрыгать пламя дракона, но участковый поднял руку, призывая меня к молчанию и прислушался к тому, что происходит за дверью.

- Можете выходить, ничего страшного тут нет, слышите меня? – снова воззвал он самым любезным из голосов.

Спустя минуту из часовни послышался шорох и слабый голос уточнил:

- А… Где?..

- Здесь! – бодро отрапортовалась я, заставив писателя, судя по звуку, навернуться через скамью.

- Алис-са Ар-рхиповна! – прорычал участковый. – Вы уже изрядно развлеклись, может, хватит? Что вы тут устроили? У вас что, инстинкты, как у сторожевой собаки – всех чужих доводить до инфаркта? Впрочем, придержите свою историю, сейчас вызволим нашего гостя и разберемся… Сергей Ильич, нет здесь никого, кроме меня и Алисы Архиповны! Она пошутила… И сильно извиняется!!!

На то, чтобы выманить писателя из часовни ушло около получаса. Я за это время успела найти сброшенный ранее тулуп и теперь стояла, опираясь на трофейные инструменты, ехидно поглядывая на Сергея. Бледный, взъерошенный, он походил на упитанного воробья, который неожиданно понял, что лежавший на подоконнике кот всего лишь небрежно брошенное хозяйкино боа.

- Вы! – после минутного подбора эпитетов определился он. Голос был севший, дрожащий, но полный возмущения. Остатки волос, обрамлявшие блестящую в свете луны лысину, встали дыбом. – Да я… Я вас засужу!

- Сначала сами объясните, что делали ночью на кладбище, - раздраженно осадил его Алексей Михайлович, становясь между нами во избежание драки. – Вперед, быстрым шагом! И вас, Алиса Архиповна, это тоже касается!

- А я при чем? – возмущенно пробурчала я, но подчинилась. Участковый забрал у меня лопату, лом и зловеще пообещал:

- В участке расскажете…

Утро мы встретили, отчаянно переругиваясь. Оскорбленная до глубины души мелочностью участкового – посадить меня за решетку, да еще вместе с этим… этим гробокопателем, я, скрестив на груди руки, стояла, буравя злобным взглядом писателя. Тот несчастно сжался на единственном стуле, стараясь не смотреть в мою сторону. Алексей Михайлович, сидя за столом прямо напротив решетки, сложив пальцы домиком, уперся в них подбородком и устало подытожил:

- То есть вы решили осквернить могилу ради пары золотых серег? Или вы ему еще что-то наобещали?

- О..! – закатила я глаза.

- На кой…ляд? - пропустив все непечатное, спросил он.

- В целях воспитания, - лаконично сообщила я, заставив писателя возмущенно подпрыгнуть:

- Воспитания? – взвизгнул он. – Да я чуть от страха не помер!

- А нечего ночами по кладбищам шастать, людей мертвецами пугать! – не осталась я в долгу. – Можно подумать, я была счастлива, твою харю через стекло видеть!

- СТОП! – гаркнул участковый. Мы недовольно замолчали. – А вот с этого места поподробнее…

- Гришка сказал, что он слухи распускает, будто на кладбище живые мертвецы поднимаются, - терпеливо пояснила я. – Вот мы и решили проверить. Заночевали у Насти, у нее окна на кладбище выходят, а тут этот… шутник… решил, что просто ходячих мертвецов ему мало, надо натуральности добавить – нарядился, как пугало огородное, харю в саже измазал и пошел мальчишек ее пугать. У меня самой чуть сердце не остановилось! Хорошо еще, я потом в часовне костюмчик нашла… - не сдержавшись, я пнула стул, на котором угнездился писатель и тот с грохотом рухнул.

- И решили его проучить, - утвердительно вздохнул Алексей Михайлович.

- Да я же… - охнул, поднимаясь Сергей. – Я же исключительно из благих побуждений! Книжку бы написал, к вам бы туристы ездить начали!..

- Хватит нам туристов! – осадил его творческий энтузиазм участковый. – От старых еще избавиться не можем…

- Кстати, а как вы сами-то на кладбище оказались? – вспомнила я.

- Вышел прогуляться перед сном, и ваш светлый облик оставил в моей душе неизгладимое впечатление, - с чувством ответил он. – Решил посмотреть, ради кого вы так… Нарядились.

- Мне бы лучше раздеться, - тоскливо попросила я. – Гуашь смыть… Жжется.

 

В общем, спустя пару часов меня все-таки выпустили: исключительно на жилую половину дома – умыться и привести себя в порядок. Фыркая и разбрызгивая воду, я умывалась, выслушивая очередную нотацию:

- Я вам что говорил, Алиса Архиповна? – вещал участковый, оседлав стул и любимого конька у меня за спиной. – Никуда не лезть! Хватит с меня этой бесовщины! А вы что?

- А я без бесовщины! – возмутилась я, не испытывая ни малейших угрызений совести. – Исключительно в человечьем облике, между прочим!



Cheshirra

Отредактировано: 21.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться