Дописанное Предсказание

Глава 6

Фаон чувствовал, что волнуется. Его лоб пылал, а пальцы, наоборот, замерзли и плохо гнулись. Он держался за штурвал «Везунчика» как за спасательный круг. Фаон так долго ждал этого момента, так часто представлял, как все произойдет, что сумел, в конце концов, успокоить себя. Но спокойствие оказалось непрочным, как первый зимний лед. Стоило только Фаону увидеть Срединный лес и Олодумар, как оно рассыпалось на мелкие осколки, а волнение вернулось вновь. Только теперь оно стало в сотни раз сильнее.

Экспедиция на Лефкаду готовилась почти месяц. За это время раненые выздоровели. Космические зонды сделали бесчисленное количество фотографий поверхности планеты, на основании которых были созданы карты местности. По распоряжению Комды они были выполнены не только в электронном виде, но и по старинке, на бумаге. Брайти покинул медотсек и вновь возглавил летное подразделение. Офицеры собирались в рубке чуть ли не каждый день. Мельчайшие нюансы предстоящей операции обговаривались сотни раз. Казалось, все было учтено.

Общевойсковая операция должна была начаться завтра, а сегодня Комда вместе с Озби, Райеном и Фаоном решила отправиться в Олодумар к дому Мелдиана. Фаон предложил лететь на «Везунчике» и теперь, сидя за штурвалом, с некоторым опозданием понял, что поступил опрометчиво. Волнение мешало ему вести корабль. Фаону казалось, что все замечают его ошибки в пилотировании, а Комда, которая сидела рядом с ним, видит, как дрожат его руки. Он успокоился только тогда, когда посадил корабль недалеко от дома Мелдиана, на лугу, который появился на месте бывшего озера. Все четверо вышли из корабля и остановились возле трапа.

Фаон не мог оторвать глаз от старого, потемневшего от времени дома. Почему-то раньше ему казалось, что тот был намного больше. Сейчас дом учителя напоминал потерянную в лесу старую детскую игрушку. Деревья разрослись настолько, что почти поглотили его. Даже на месте луга теперь рос мелкий подлесок. Тихий ветерок чуть покачивал ветки и перебирал золотую листву. Фаон глубоко вдохнул. Задержал дыхание и выдохнул. Его глаза скользнули по лесу… От этого места веяло грустью, покоем… и заброшенностью. Дом, лишившись своего хозяина, теперь просто доживал свою жизнь, постепенно старея и разрушаясь. Спокойный голос Озби показался Фаону слишком громким.

-Это ловушка.

Комда ответила так же спокойно.

-Я тоже так думаю.

-Зачем тогда мы прилетели сюда?

-Потому что мы должны были это сделать. Не так ли, Фаон? - И Комда неожиданно повернулась в его сторону.

-Да…

Он не знал, что еще сказать. Единственное, в чем Фаон был уверен, это в том, что Комда подобрала правильное слово. Они действительно должны были прилететь сюда. Наконец, после долгой паузы, мужчина сказал:

-Может быть, Мелдиан что-нибудь оставил нам… Какую-нибудь подсказку о том, что с ним произошло и где его искать…

-Что с ним произошло, мы знаем. Об этом говорится в Предсказании. Если, конечно, мы принимаем все сказанное в нем за истину.

Фаон посмотрел на Озби. Он понимал, что тот был прав. Но улететь сейчас, когда дом его детства был так близко, он просто не мог. Это было выше его сил. Комда, казалось, испытывала те же чувства, потому что сказала:

-Мы пойдем втроем. Ты, Озби, останешься возле корабля.

-Но ты ведь согласилась со мной, что там ловушка?

-Согласилась, но иногда приходится делать очевидные глупости…

Комда немного помолчала, а потом продолжила:

-Послушай, Фаон, Озби ведь прав. Наше появление здесь настолько предсказуемо, что там просто должна быть ловушка. Может быть, ты не пойдешь?

Зеленые глаза стали холодными, а взгляд твердым, как камень.

-Пойду.

Комда пожала плечами, показывая, что она пыталась убедить Фаона отказаться от похода в дом Мелдиана, который сама же назвала «глупостью» и не ее вина, что он отказался. Райен хранил молчание. Это молчание не было вызвано безразличием или бездумным сыновним послушанием. Просто желание Комды и Фаона совпало с принятым им самим решением.

Неожиданно Озби успокоился. Он решил довериться Райену сейчас, как доверился ему месяц назад, во время лечения раненых. Молодой Хранитель был не так прост и беспечен, как могло показаться на первый взгляд. Комда, отвечая как-то на вопрос Озби, сказала: «Райен, в отличие от меня никогда не жил обычной «человеческой» жизнью. Он уже родился Хранителем. Соотношение «зла» и «добра» в нем идеально сбалансировано. Ему чужды сомнения, которые постоянно «изводят» меня. Ты не должен заблуждаться, Озби, думая, что я позвала Райена на Чайку только для того, чтобы слепо исполнить Предсказание. Он один из самых сильных Хранителей и один из лучших воинов. Кое в чем он даже сильнее меня».

Озби запомнил эти слова и теперь относился к Райену не так, как в начале. Этому способствовали не только слова Комды, но и разговор, который произошел между ним и Райеном сразу после того, как они закончили распределять раненых по медицинским отсекам. Оба тогда устали, но настроение у мужчин было хорошим. Они шли, разговаривая, и даже не заметили, как оказались возле каюты Райена. И тут Озби спросил:



Ёжи Старлайт

Отредактировано: 06.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться