Дописанное Предсказание

Глава 21

Жрец храма Единого Солнца вспотел от напряжения. Он даже снял свою расшитую бусинами и шнурками одежду. Его сухощавое, украшенное татуировками тело блестело от пота. Нефритовая маска давила на лицо и мешала дышать, но снять ее, он не смел. Сегодня ему все приходилось делать самому. Он сам посыпал пол пещеры, в которой жил, белым песком, сам расставлял черные свечи, сам рисовал сложные колдовские символы. Кто же знал, что сегодня в город пожалуют гости? А он, как назло, отпустил своих учеников за припасами...

Жрец увидел гостей еще днем. Это были мужчина, женщина и какой-то странный зверь, у которого на спине была еще одна пара ног. Они шли к Бродвесту по дороге так спокойно, словно прогуливались. Жрец несколько раз менял линзы в своей увеличительной трубе, чтобы как можно лучше разглядеть их лица.

У мужчины были каштановые волосы и удивительные, напоминающие кусок смолы глаза. Он явно о чем–то думал, потому что непроизвольно хмурился и почти не смотрел по сторонам. Женщина была невысокой, хрупкой, темноволосой. У нее было красивое лицо и большие синие глаза. Жрец долго с каким–то извращенным удовольствием разглядывал ее лицо, пытаясь отыскать в нем хоть какой-нибудь изъян. Его ждало разочарование. Он не смог отыскать в нем никаких следов скрытой порочности. Оно было идеальным. Это лицо не заслуживало мимолетного взгляда. Его хотелось разглядывать долго, с удовольствием отмечая каждое изменение в улыбке или взгляде.

Жрец подождал, пока незваные гости войдут в город, и приступил к осуществлению своего плана. Его основные моменты были разработаны около года назад и не им (он бы на такое никогда не решился), а самой царицей. Еще полгода ушло на подготовку. Было нелегким делом собрать столько волос, крови, ногтей. Сшить столько кукол, придать каждой свой индивидуальный облик и при помощи колдовства переселить в них души жителей Бродвеста. Зато теперь жрец чувствовал себя властелином целого города, жители которого подчинялись ему с большей охотой и смирением, чем, если бы он управлял ими обычным способом, при помощи силы.

Когда все было готово, жрец достал из клетки маленького кабаса. Боги любили, когда им приносили жертвы, а жрец обожал сам процесс жертвоприношения. Ему казалось, что таким образом он приближается к  великим, обладающим непостижимой властью богам. Держа визжащего поросенка за задние ноги, жрец поднял его над  нарисованным на песке кругом. Символы в четырех секторах этого круга должны были наделить человека, приносящего жертву богам безграничной властью над людьми.

Жрец взял в правую руку острый тонкий нож и нанес удар. Второго удара не потребовалось. Сказался многолетний опыт жреца. Он поразил поросенка прямо в его трусливое сердце. Кровь закапала на белоснежный песок, размывая тщательно нарисованные символы. Жрец бросил мертвого кабаса в глубокий таз. Завершилась только первая часть церемонии. Кровь жертвенного животного нужно было тщательно собрать. Она понадобится для второй части ритуала, который заставит жителей города пробудиться от магического сна.

Жрец в последний раз вышел на узкий карниз перед входом в пещеру, чтобы взглянуть на город. Он прижался глазом к окуляру подзорной трубы и стал разглядывать улицы. И тут его внимание привлекли неизвестно откуда взявшиеся люди. Двое стояли внизу возле Флажковой башни, а третий взбирался на стену.

Он забрался наверх, привязал веревку за выступ стены, а ее конец сбросил вниз. Сразу же стал подниматься следующий мужчина. Когда на стену забрался последний, и жрец получил возможность рассмотреть людей получше, ему вдруг стало плохо. Третий мужчина со светлыми волосами и зелеными глазами напомнил ему одного юношу, которого он видел пятнадцать лет назад. Тогда он выбрал его на роль мужа царицы, отклонив всех других кандидатов.

Жрец поступил так потому, что он был удивительно похож на первую королеву даитьий – Шакью. Сколько событий произошло после этого… Жрец всмотрелся в лицо светловолосого мужчины. Так и есть. Это был он. Ошибиться было невозможно. За прошедшие годы сходство с королевой только усилилось.

Судорожно сглотнув, жрец продолжал разглядывать мужчин. Двое из них были вооружены мечами. Третий оказался старше первых двух и был без оружия, но что-то в его облике настораживало жреца. Мужчины стояли на стене и смотрели сверху на город. С каждой секундой их уверенность и спокойствие пугали жреца все больше и больше. В конце концов, он бросил трубу и вернулся в пещеру. Там он выкинул из таза мертвого кабаса, а его кровь стал сливать в большой золотой кубок, исписанный замысловатыми символами. Руки жреца тряслись. Кровь текла мимо кубка и капала на пол.

Волнение и безотчетный страх, который жрец испытывал перед пришельцами, привели к тому, что он совершил опрометчивый поступок. Он ударил в «пробуждающий» колокол. Обычно колокол звучал только по ночам. Тогда ученики открывали ворота и подвластные его воле жители Бродвеста выходили из города на работу. Правда, в последнее время им чаще приходилось не работать, а охотиться на нежданных гостей. Их было на удивление много. Ночью выследить чужаков было легко, а убить так просто, что жрец успокоился и уже долгое время почивал на лаврах. Тем более странно, что сегодняшние гости смогли пробудить в его душе страх.

Жрец подскочил к столу и движением фокусника сорвал с него плотную скатерть. Под ней ровными рядами лежали маленькие куколки с настоящими человеческими волосами и нарисованными глазами. Жрец схватил кубок и сделал огромный глоток. Знакомый солоноватый вкус крови привел его в чувство. Он немного успокоился, прикрыл глаза и нараспев стал произносить заклинания. Куколки на столе шевельнулись. Жрец довольно улыбнулся, с жадностью отхлебнул из кубка и продолжил говорить. Жаль, что ученики ушли… Обычно во время ритуала они били в барабаны. Это помогало жрецу быстрее настроиться на колдовство.



Ёжи Старлайт

Отредактировано: 06.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться