Дописанное Предсказание

Глава 43

Фаон знал, насколько ужасной может быть участь раба. Знал не понаслышке, а из собственного опыта. Но он без раздумий согласился стать рабом, стоило только Эзили упомянуть о Комде. Фаон знал, что сестра поступила так намеренно, разыграла своего рода спектакль. Но это было не важно. Он должен был оказаться на поле сражения. А уж как он туда попадет, не имело значения.

Армия даитьий шла к плоскогорью целую неделю. И все это время Фаон вместе с тремя другими рабами нес палантин Эзили. Он не роптал, не спорил и не дрался на привалах за кусок хлеба как другие рабы. Он молчал. Все его мысли занимало предстоящее сражение. Теперь, когда Фаон знал численность даитьий и их вооружение, он мог прикинуть, как правильно расставить подразделения армии Комды. Часами Фаон мысленно беседовал то с Райеном, то с Озби, то с Брайти, надеясь, каким-то невероятным образом донести до них свои мысли. Хвастливый и азартный Аль Варр тоже не шел у Фаона из головы. Сможет ли он правильно руководить огромным десантным подразделением в отсутствие Славии?

К концу недели от переживаний у мужчины начала болеть голова. Неожиданно для себя Фаон понял, что давно уже считает офицеров «Синей чайки» своими друзьями. Разве он мог бы так переживать за них, если бы они оставались для него посторонними людьми? Правда, был один человек, к которому он ни разу мысленно не обратился, но о ком постоянно думал. Это была Комда.

Ее образ в строгом белом платье, с распущенными по плечам длинными волнистыми волосами, приходил к Фаону ночью, когда он падал на землю полуживой от усталости. Она наклонялась над ним и гладила рукой по голове. Её рука была теплой и светилась. Успокоенный этим видением, Фаон постепенно засыпал, и на его осунувшемся лице даже во сне сохранялась мягкая и немного грустная улыбка, которая злила Эзили, которая не понимала, почему ее измученный брат улыбается.

Плоскогорье понравилось Фаону. Оно было огромным и действительно напоминало стол. Армия Комды была совсем близко и чтобы опередить ее, даитьи поднимались на плоскогорье почти бегом. Фаон задел курткой о выступ скалы и порвал рукав. Не сильно переживая по этому поводу, мужчина оторвал порванный рукав, секунду помедлил и так же поступил со вторым. Фаону действительно незачем было печалиться по поводу своей одежды. Его внешний вид давно уже оставлял желать лучшего.

Ночь на плоскогорье выдалась холодной. Привыкшие к теплу даитьи мерзли и кутались в одеяла и тряпки. Костры Эзили разжигать запретила. Фаону же, наоборот, прохлада принесла облегчение. Мужчина сел на землю, обхватил колени руками, откинул голову назад и закрыл глаза. Он чувствовал, как холодный горный ветер перебирает его волосы и уносит куда-то накопившуюся за день усталость. Фаон расслабился. Нет, он не спал. Он грезил наяву. Яркий свет факела заставил мужчину поморщиться и открыть глаза. Перед ним стояла Эзили. Вместо традиционных полупрозрачных одежд на девушке были брюки и меховая куртка. Фаон смерил сестру равнодушным взглядом и отвернулся. Он хотел, чтобы она ушла. Но вместо этого Эзили воткнула факел в землю и опустилась перед ним на корточки.

–Фаон…

Мужчина поднял лицо.

–Что у тебя на руке?

Хорошее настроение Фаона улетело вместе с резким порывом ветра. Эзили, как всегда, появилась некстати и к тому же затеяла разговор. Но положение раба обязывало, поэтому Фаон разомкнул губы и ответил:

–Это татуировка. Не сомневаюсь, что ты знаешь, что это такое.

–Я знаю. Повернись боком. Я хочу рассмотреть ее.

Фаон нехотя повиновался.

–Это дракон…

–А кого ты рассчитывала увидеть?

–Не знаю… Когда ты сделал эту татуировку?

–Когда умер отец.

Фаон отвечал на вопросы односложно. Только лишь для того, чтобы что-то отвечать. Он все еще надеялся, что Эзили уйдет.

–А как ты узнал, что он умер?

Фаон не выдержал:

–К чему все эти вопросы, Эзили? Что ты хочешь узнать?

–Я хочу узнать, почему ты сделал именно такую татуировку.

–Однажды мне приснился Снежный Дракон. Он сильно страдал. Из его глаз текли слезы. Этот сон не оставлял меня в покое до тех пор, пока я не сделал татуировку. Я ответил на твой вопрос?

–Не совсем. Ты не сказал, откуда узнал, что твой отец умер.

–Просто почувствовал. Кстати, Хранители тоже чувствуют смерть друг друга.

–Это омерзительно!

–Значит, в тебе тоже полно мерзости! Ты ведь моя сестра!

Эзили вскочила на ноги. Её ноздри раздувались.

–Если бы во мне была хотя бы капля крови Хранителя, я бы тут же наложила на себя руки! Хранители погубили весь наш народ!

–Ты говоришь об аззках? Они получили только то, что заслуживали.

Эзили даже задохнулась от возмущения:

–Кто тебе это сказал? Комда? Только она могла рассказать подобные небылицы!

–Успокойся, Эзили. Ты сама затеяла этот разговор. И если он получился не таким, как ты рассчитывала, то вини в этом только себя!



Ёжи Старлайт

Отредактировано: 06.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться