Доппельгангер

Глава 4 и 5

Глава 4

Поспорив с мамой, которая считала, что я больна, я все-таки отправилась в школу. Чтобы ни кто не заметил разницы, я накрасилась, уложила волосы и даже нашла платье в шкафу. Я же лучше знаю, в конце концов, кто я такая. Так что какой — то подделке меня не заменить, пусть она даже и читала мой дневник.

У двери в школу меня встретила Таня и сразу завела непонятный разговор.

— Помнишь про сегодня, да? – я кивнула, — В общем, звонила Ася, она выйдет после уроков, ты идешь к ней, я через час подхожу, запомнила?

— Угу. А куда иду?

— Очень смешно. – Таня хмыкнула и начала копаться в сумочке.

— Нет, серьезно. Куда иду то? – потеребила я ее за рукав.

— Я сейчас обижусь, – глаза Тани наполнились слезами, а губы затряслись.

Блин, я в первые же секунды все порчу. Неудивительно, что друзья приняли доппельгангера, как родную, не заметив разницы. Порадовались, что с ними внимательно себя ведут.

 Когда подруга убежала в класс, я набрала Асю, она совсем не обидчива и легко отходит.

— Слушай, из головы вылетело, куда мы идем?

— Оль, не тормози. У Глеба день рождения! Я надеюсь, что ты еще не успела пройти мимо него?

— Блин! Точно! – со всеми этими метаниями я забыла даже ту информацию, какую знала.

— Ты себя нормально чувствуешь? – с язвительностью спросила Ася, давая понять, что она не сочувствует, а намекает на мое сумасшествие.

— Отлично! – ответила я тоном, которым произносят «заткнись». Сразу стало теплее на душе. Иногда друзья ведут себя ужасно, но если друг настоящий, это не бесит, а скорее вызывает недолгую ярость, а потом смех.

Настроившись на позитивный лад, я вошла в класс. В этой ауре дружелюбности я подбежала к Ханне с криком: «Привет! Как дела?».

Обычно она что-то бурчала в ответ или, если было что рассказать, начинала говорить о себе. Но сегодня она решила поговорить обо мне, правда не в том формате, в каком я ожидала. Подруга просто зашипела на меня, как гремучая змея, но так громко, что все обернулись:

— Ты серьезно? Как дела? Знаешь что?! – Ханна сорвалась на крик, а потом вскочила и побежала на меня, словно разъяренный носорог. Я не могла повернуться к ней спиной, поэтому, натыкаясь на стулья и парты, бежала спиной веред, пытаясь понять что происходит.

— Что я тебе сделала? – пискнула я уже у самой двери.

 — Отвали!  — пихнула меня в сторону Ханна и убежала.

— Ну, ты даешь! – подбежали ко мне со смехом одноклассники. – Зачем ты так с ней?

— Ну, мне просто интересно...

— Что именно?  — снов раздался хохот – Как скоро ей в другую школу придется переводиться?

— А почему? Она заболела? – недоумевала я

— Ты пьяная что ли? – схватила меня под руку Таня и усадила рядом с собой. – Ты же сама ее опозорила на всю школу!

— За что? – это было странно, я никогда так не делала, да и Ханна, пусть и не была мне самой лучшей подругой, но все таки мы много лет общались, зачем бы я так поступила?

— Серьезно? Мне рассказать? – Танины глаза занимали уже все пространство на лице.

— Ну. Если не сложно, что-то у меня провалы в памяти. Я же себя часто странно веду в последнее время? – решила я заодно разузнать чуть больше.

— Нет, нормально все было. Не пугай меня. Или ты решила сейчас изобразить, будто ты не считаешь чем-то  страшным вашу ссору?

Ура! Вот оно! Возможность раскрутить Таню на информацию! Стоит только начать с ней спорить, подругу уже не остановить, она будет приводить доводы и аргументы, пока ты не согласишься, что она абсолютно права. Надеюсь, что она станет адвокатом, будет вытаскивать меня из передряг, и все те споры, где мне приходилось говорить, что я не права, окупятся.

— Да ладно тебе, — протянула я. – Делов-то, подумаешь.

— То есть, ты считаешь, что она правильно сделала, что начала тебя обзывать за отношения с Максом, доказывая, что ты его отбила, перед всей школой? Что обвинила тебя в меркантильности? Что перед этим запустила слух, что ты принимаешь наркотики?

— Ну, она да, она не права. Но я-то благородно поступила, ты должна признать, – провоцировала я Таню.

— О, очень благородно позвонить Максу, включить громкую связь и спросить: «А как ты относишься к Хавронье?», – хохотнула подруга, — Ты просто ангельски добра.

Ничего себе! Вот это да! Я была в шоке. Так поступить я точно не могла. Эта Оля просто крутая, если бы она не была призраком-маньячкой-возможно убийцей-воровкой моей жизни, я бы была благодарна ей за защиту.

— Ну, Макс же сгладил ситуацию? – решила узнать  последние подробности.

— Чем? Тем, что ржал над именем? Тем, что не мог вспомнить кто она такая? Или тем, что когда ты сказала: «девочка, которая всегда приходила со мной, мы вместе занимались», он ответил: «А, та пухленькая, которая хвостом за тобой ходит?».

— О нет, я не помню, чтобы он говорил про вес! – я закрыла рот руками, чтобы не удариться челюстью о парту.

— Да, да, может быть, ты была на нервах и забыла, но он точно так сказал. Единственное, чем она гордилась, что ты весишь больше, а в тот день поняла, что так считает только она одна.

Я уселась на свое место, почти уже забыв, что отсутствовала какое-то время. Вот так просто, вернулась туда, где была, выгляжу хорошо, все меня любят, Ханна наконец-то не общается со мной, а мне даже не пришлось ни чего делать.

Единственный нюанс, который я упустила – это учеба. За несколько дней я не сильно, но отстала. А вот Оля номер два, видимо, делала успехи. На начавшемся уроке литературы, меня первой вызвали к доске.



Агата Громова

Отредактировано: 19.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться