Доппельгангер

Глава 6 и 7

Глава 6

Внутри все сверкало. Магазин был идеален. Кухня была идеальна. Господи, какая же чистюля эта девушка! На кухне явно не просто убрались. Все лежало ровно: стопочками, столбиками, кастрюлька в кастрюльке, мелочи в коробочках, половники и шумовки висели в линию от большей к меньшей. Но самый большой шок вызвал двор. Исчезла мебель, исчезли качели. Совершенно пусто. Яблоня подрезана со всех сторон. Из желтоватых кружков бывших веток течет сок и смола... Я шагнула ближе, думая, что можно выйти на лужайку, но травы больше не было.

— Кристина решила, что там будет цветник, – пробормотал Игорь, будто извиняясь.

Я хотела возмутиться, закричать на него. Но просто также пробормотала:

— Отлично, мне нравится.

— Пойдем в кабинет? – предложил Игорь.

— Тоже оценить уборку?

— Нет, я его ей не показывал, – улыбнулся он, а мое сердце замерло. «Как же я люблю его улыбку!» — прокручивалась в голове мысль, мешающая думать обо всем другом.

— А где она? – полюбопытствовала я, не дождавшись объяснений.

— Занята, – сухо пробормотал он, и я больше не расспрашивала о Кристине.

Мы оказались в тайной комнате, и сразу же стало спокойнее. Я не ощущала на себе хозяйский взгляд девушки Игоря, а еще тут все оставалось в том виде, который был нашим: повсюду листы с записями, книги на пыльных полках, тысяча мелочей, расставленных, как попало, а не по системе.

 Мы не говорили о наших отношениях. Мы обсуждали Мекону и доппельгангеров, пытаясь узнать хоть какую-то их слабость, которая может помочь нам в победе.

Мы нашли книгу, где были карты нашего города с самых древних времен. На месте, где сейчас были дачи и озеро, возвышалось здание. Игорь уже находил эту информацию в файлах дяди, но мы не представляли, что храм Меконы был настолько огромным. Прилагался рисунок, изображающий воздушные, будто кружевные, переплетения лестниц, окон, балок, колонн. Судя по масштабу, я сейчас живу у самого входа в этот храм.

— Ух ты! – воскликнул Игорь, — Это могло стать причиной, почему именно ты оказалась жертвой доппельгангера.

— Действительно, «ух» — засмеялась я от такого странного восторга. – Давай посмотрим, где стоит твой дом?

Мы перелистывали страницы и обнаружили, что на этом месте находилась усадьба.

— Интересное название: «Хамомилла». От слова «хам»? – хохотнула я.

— Нет! – подскочил Игорь, — Это означает «ромашка» на латинском!

— Ты уверен? – такое совпадение было удивительным и вряд ли могло считаться таким уж совпадением.

— Абсолютно! Запомнил, когда читал про средство от доппельгангеров!

— Получается, знаешь что? Получается, что ваша семья – борцы с нечистью в этом городе. Тебе стоит позвать брата и купить черную импалу!

Я каталась по полу и не могла перестать смеяться. Игорь держался за живот и тоже хохотал, как сумасшедший.

— Ты же любишь рок? – не могла я остановиться, и мы снова заходились в смехе.

— Шутки шутками, но теперь я понимаю, почему по ночам просыпаюсь от того, что делаю осиновые колья! – не отставал Игорь.

Мы почти уже успокоились, когда оказались рядом на полу в ворохе бумах. Игорь сжал меня в объятиях и поцеловал. Я была так счастлива, на душе было легко и светло. Он оказался надо мной. Держась на весу на одной руке, он второй гладил мои волосы.

— Хорошо, что ты вернулась. Но зеленый тебе тоже очень шел! – он смеялся, а я вспомнила, по цепочке: зеленый цвет, вечеринка Глеба, поход сюда, Кристина... Захотелось плакать, но я не хотела быть такой девушкой. Хотелось быть сильной. Предательские слезы начали застилать глаза, и я быстро столкнула с себя Игоря и отбежала к окну.

— Что случилось, Оль? – Игорь подошел сзади обнял меня за плечи.

— Ничего! – разозлилась я, — Знаешь что?

Так нельзя делать, я знаю. Стоит быть доброй и милой. Такой девушкой, которая ведет себя благородно. Но... У меня, судя по всему, низкий болевой порог у сердца. А когда больно, очень хочется кричать.

— Что? – с улыбкой спросил Игорь, а мне захотелось ударить его. Как он может так себя вести? Мы в одном доме с его девушкой! Он ненормальный?

— Я должна тебе признаться. В общем, я вчера общалась с Максом. И поняла, что он мне все еще нравится. Я, может быть, даже люблю его! Так что, извини, у нас ничего не выйдет, – выпалила я на одном дыхании.

— О. – Игорь почесал затылок с безразличным видом. – Прекрасно. Я больше не буду тебя трогать. Продолжим расследование?

Я сделала вид, что удовлетворена итогом разговора и принялась читать бумаги и перелистывать книги. Иногда я поднимала голову, украдкой глядя на Игоря, но он, кажется, полностью погрузился в изучение документов.

Близился вечер. Я просто брала каждую книгу и трясла ее, страницами вниз, в надежде, что из нее выпадет подсказка. И вот, наконец, мне повезло. Пожелтевший листок бумаги с чернильными записями спланировал на пол. Я подхватила его и прочитала:

Засыпая, услышь молву:

Говорят, в тишине ночной:

Умирал ты один в войну,

А домой возвращался другой.

Вместо блеска в глазах – вода,

Вместо крови под кожей лед.

Кто узнал — не смог рассказать,

Кто расскажет другим — умрет.

Напиши и сожги тотчас,

Иль храни от большой беды.

Доппельгангер исчезнет с глаз,

Искупавшись в твоей крови.



Агата Громова

Отредактировано: 19.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться