Доппельгангер

конец 11й начало 12й главы

— Мне кажется, или то, что я так долго искал, находится тут? – задумчиво пробормотал Тимур.

— Может быть... – прошептала в ответ я, — Но вдруг нет? Вдруг стена открылась на «я хочу», а не на «оружие моей семьи»?

Мы стали продвигаться вперед, ощупывая стены, пытаясь обнаружить хоть маленький намек на двери или замки.

— Попробуй сказать еще раз? – попросила я.

Тимур стал повторять свое желание, но как бы он ни формулировал мысль, мы не видели результата. В итоге было решено идти по коридору, пока не поймем, что делать дальше. Если я теоретически могла выбраться из здания, то Тимур точно нет. А его тайную квартиру уже раскрыли.

Коридор был темным, сырым, не похожим на остальное белое и чистенькое здание. С потолка капали капли, по стенам шуршали маленькие ножки, будто у крыс, но, скорее всего, это были те самые «злюки».

— Постой, – я дернула Тимура за рукав. – Ты можешь поймать мне парочку этих твоих злюков?

— Зачем? Разводить их будешь? – засмеялся парень.

— Ну, мало ли, вдруг пригодятся. Их же кормить не нужно?

— Нет. Ну, если загрустят, то тогда... Кинуть на кого-нибудь. Тебе для этого?

— Посмотрим, – я рылась в сумке, пытаясь найти коробку. – Вот сюда положи.

Тимур прыгал, хватал стены в темноте и, наконец, забросил «зверей» в ящик.

Мы шли и шли, не понимая, как и зачем мы тут оказались. Нет, я не жалуюсь, лучше уж тут, чем на узкой лестнице с охраной. Но проходили часы, а коридор не становился шире или уже или светлее. Просто бесконечный коридор. От этой мысли немного похолодело внутри. Я достала из кармана маркер и стала рисовать линию на стене.

В первые секунды я решила, что впереди трещина. Потом, что у меня галлюцинации. Но через пару шагов пришлось признать горькую правду. Это была линия. Я вела по ней маркером, обдумывая как сказать Тимуру. Не бесконечный коридор. Он небольшой. Просто в какой-то миг мы оказываемся в начале пути. Стоило бы оглянуться, убедиться, что за спиной стена, через которую мы вошли, но стало страшно. Вдруг там очередное чудовище, запутывающее сознание? А вдруг, я скажу Тимуру, оно поймет, что я знаю, и убьет нас?

Я стала вспоминать уроки, все, что рассказывал дядя Игоря. О передаче мыслей тоже была пара слов. Мозг скрипел, будто ржавые шестеренки. Ну почему так? Все говорят, что от стресса начинают думать быстрее. А у меня, видимо, тотемное животное – опоссум. Я отключаюсь.

Так, нужно дотронуться рукой до задней части шеи человека. Начертить пальцем вертикально знак бесконечности, начертить его же, но горизонтально на своих губах. Настроиться на настроение «собеседника».

— Тимур! – проорала я мысленно.

Парень подпрыгнул, а в моей голове раздалось:

— Ты чего орешь? Я понял, что связь будет, но не такая же громкая!

— Ну, я это... Чтобы наверняка. Думала, что не получится.

— Не сомневайся в себе. Если уж ты почти самая важная персона в истории борьбы добра со злом, то зачатки магии должны быть.

— Отлично! – я обрадовалась. Может быть, я смогу что-то круче? Ну, например, перемещать вещи, материализовывать предметы, останавливать время...

— Ну а что ты сказать хотела? – сбил меня с позитивной волны Тимур.

— Слушай. Не поворачивайся резко. Поверни голову не спеша. Слева линия, видишь?

— Ну, кто-то начертил...

— Это я, маркером.

— Не может быть. Ты впервые в замке и я иду впереди.

— И теперь подумай, как такое может быть, если это точно я. Вот смотри: я пишу «Оля». А теперь мы идем, идем, идем...

Через минуту Тимур ахнул.

— Не может быть!

— Ты все еще удивляешься? – хихикнула я. – Мне страшно, но вот шока нет. Я хотела спросить, а стоит ли оглядываться. Или сзади нас очередной демон?

— Оглядываться не стоит. Возможно, ты права. Нужно подумать, как выбраться из этой ловушки.

Я содрогнулась. Легко ему говорить. Он-то уже мертв, что ему будет. Да и идет он впереди. А я, может быть, вообще в сантиметре от монстра. Хорошо еще, что я не оглядывалась пока мы шли.

Тимур, пока я задыхалась от страха, продолжал рассуждать.

— Так, это не совсем ловушка. Иначе, она бы открывалась по-другому, не на «я хочу», а просто затягивала или была бы в полу. Принцип работы не тот. Получается, что это...тамбур. Но, чтобы пройти дальше, нужно знать «код от замка». А мы его не знаем. Что мы имеем, чтобы попытаться его разгадать? Только коридор, где мы идем сами за собой. Сами за собой... Сами за собой... Есть идея!

— Какая? – я боялась говорить даже мысленно, спина вспотела и покрылась гусиной кожей. Пусть я должна буду откусить сама себе нос, я это сделаю, лишь бы не думать есть кто-то сзади или нет.

— Есть фонарик? Нужно проверить теорию.

Я, стараясь сделать все незаметно, передала рюкзак Тимуру.

— Покопайся, где-то был.

Парень достал фонарик, прошептал «приготовься» и посветил вперед. Темнота рассеялась. Я открыла рот в безмолвном крике, паника охватила все тело: руки и ноги тряслись, глаз дергался, губы холодели. Впереди я увидела наши спины. Доппельгангеры! И тут они! Скрывались в темноте! Запутывали разум! Я готова была бежать, обернулась, сделала шаг, но увидела, что и сзади наши спины. Тот Тимур поднимает руку, подносит к локтю Оли... Пальцы сомкнулись на моей руке и я закричала.

— Тихо! – Вслух рассмеялся Тимур. – Это, судя по всему, портал. Вот смотри, я свечу вперед.

Он направил фонарик в сторону, куда мы двигались уже несколько часов. Я старалась не смотреть на свою спину. Мне кажется, что к этому невозможно привыкнуть. Как живется близнецам? Им не жутко друг от друга? А родителям близнецов?



Агата Громова

Отредактировано: 19.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться