Доппельгангер

Размер шрифта: - +

Глава 15

Я оказалась запертой в одном из чуланов дома, по словам рыжебородого: «до выяснения обстоятельств». Было обидно, негодование не давало спокойно сидеть.

Что же за несправедливость такая? Все в этом доме, вся эта семейка вдруг решила, что раз они дольше знакомы со всякой нечистью, то могут мной командовать. Выдавать замуж или запирать, как в тюрьме. Не хотелось скандалить, но ждать пока вдруг объявятся все Хамомиллы и начнут снова мне рассказывать, как нужно жить, я была не в состоянии.

Тот, кто мог мне дать совет, был единственным адекватным членом этого клана. Понятно, что в первую очередь нужно взять и насыпать порошок из кулона на шее, чтобы вызвать его, но, а дальше что? Должно быть произнесено какое-то заклинание? Или нужно покрутиться? Или станцевать?

В итоге я вспомнила любимый мультик детства, взяла щепотку порошка, кинула его в стену и прокричала:

— Тимур, я вызываю тебя!

— Ты адекватная вообще, нет? – сначала послышалось бухтение, а уж потом появилась фигура старого знакомого. Он отряхивал костюм, чихал и злобно ругался.

— Думаешь смешно? В следующий раз скажешь: «раб, явись»?

— Ты жив! – радость переполняла, но объятия получились неловкими. Точнее, я пролетела сквозь Тимура и врезалась головой в стену.

— Ты ж моя грациозная лань, — хихикнул он, глядя на мои попытки выбраться из горы хлама. – Теперь я чувствую себя отмщенным. Мгновенная карма, как говорится.

— Слушай, не перебивай, дело срочное! – было уже наплевать и на пыль, и на шуточки.

Пришлось рассказать все, что происходило со мной все это время. Выражение лица моего собеседника менялось каждую секунду, от восторга до негодования. В конце он вздохнул и подтвердил, что я не сошла с ума. Это все вокруг занимаются какой-то ерундой.

— Не было такого предсказания о свадьбе. Я тебе точно говорю. Иначе ты бы его узнала уже в замке Меконы. Не верь этому прохиндею, он опять ведет какую-то свою игру против всех.

— Была мысль, что это было написано на тех вырванных листах, которые ты не захотел нам показывать...

— Ой, ты что, — Тимур всплеснул руками и таинственно хихикнул, — Там было совсем другое! Но тебе, очевидно, нужно бежать отсюда. Почему ты все еще в доме?

— Потому что меня заперли! – я потрясла дверь, чтобы продемонстрировать наглядно ужас заключения.

— Я же тебя учил... — парень тяжело вздохнул, закатив глаза. – Возьми нож, подкинь щеколду. Два шага и ты свободна.

— Отличный план, умник. Но у меня нет ножа.

— Есть.

— Откуда бы ему взяться?

— Лежит в кармане.

Такая уверенность заставила меня засунуть руку в карман. Удивительно, складной нож.

— Ты в этой куртке в храме была, в первый день. Не надо таких глаз, будто я волшебство совершил,  – Тимур рассматривал свои ногти с безразличным видом, – Еще кое-что! Ты в последний раз меня можешь вот так вызвать. Странно, что сейчас получилось. В общем, дело в том, что на самом деле...

И мой спаситель растворился в воздухе.

Со злобным шипением, проклиная все на свете, я принялась толкать щеколду. Дверь к косяку прилегала плотно, так что размахнуться не удавалось, а сил, чтобы с места подкинуть довольно тяжелую деревяшку у меня не было. Счастье было близко, дверь приоткрылась, но за ней носились Игорь, его мама и брат. Сестра тихо сидела в углу и читала. Хоть в чем-то прослеживается семейное сходство.

— Не смей этого делать! Нет такого предсказания! – женщина стукнула каблуком о половицу, — Зато поло других, про войну с Меконой, про моего внука, который должен будет воевать... Мне это не нравится! Мне достаточно одного сына, которого не трогают мои слезы! Я против!

— Не мне об этом говорить, — медленно басом тянул брат, — Но воевать с нечистью опасное дело... Ты еще ребенок. Оставь это дело мне.

— А она? – Игорь ткнул пальцем в сестру, — Ей, значит, можно?

— Ну, милый, — мать подошла к сыну, обняла и сочувственно похлопала по плечу, — Ты не знаешь какая она сильная! Она может такое, что не под силу даже Михаилу.

— Она права, не смотри так удивленно, – казалось, что только присутствие матери заставило признаться брата-богатыря в том, что малютка-сестра его превосходит.

— Хорошо! – мой будущий муж вырвался из объятий и снова начал бегать по комнате туда-сюда, — Миша, получается, взрослый, Яна, получается, сильная, а я никчемный. В теории мог только жениться и произвести на свет крутого ребенка, но мама мне запрещает. Я все правильно понимаю?

— Не передергивай, молодой человек! – женщина возмущенно подняла подбородок, — Я против скоропалительных решений, основанных на ложных предсказаниях. Кто вообще тебе такое рассказал?

«Сейчас начнется, — пробежала мысль, — он расскажет о Игоре-старшем, начнутся жесткие разборки. Стоит бежать, пока очки на столе».

На цыпочках, чтобы аппараты в ушах у Хамомилла не сработали, я выбралась к выходу, приоткрыла дверь и столкнулась с той самой румяной женщиной, что кормила меня в желтой башне. Вместо того, чтобы поднять крик, она подтолкнула меня и прошептала:

— Беги быстрее подальше отсюда.

Два раза просить не пришлось. Немного было страшно за Игоря, но он с семьей, так что переживет. Сам просил его не защищать.

Ноги вынесли меня к дому. Только у подъезда вспомнилось, что зайти нельзя. Нигде нет мне места... Я села на лавочку и разрыдалась. Словно специально, сначала вышла Ханна с семьей. Они оживленно болтали, смеялись, и хоть бывшая подруга, как всегда, капризничала, она-то была рядом с мамой и папой.



Агата Громова

Отредактировано: 19.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться