Доппельгангер

Глава 19 (последняя)

— А ты что думала? – упирается мне в спину каблук, — Все глупые и только ты умная?

— Ася...

— Что? – она ударила по протянутой окровавленной руке, — Больно? А мне, думаешь было не больно?

— О чем ты?

— Не делай вид, что не понимаешь!

— Но я, правда...

— Какая же ты дрянь! Ты испортила мне жизнь!

Ася вытащила из-за моей спины пистолет, села рядом и направила его мне в лицо. Доппельгангер шагнула было в нашу сторону, но тут раздался отвратительный звук. Кажется, судя по борьбе, Тень пыталась перегрызть «Оле» шею.

— Плевать! Она сделала свое дело, — бросила подруга, заметив мой взгляд. – Разберемся с тобой.

Нож прошелся по щеке, оставив не глубокую, но ощутимую ссадину.

— Помнишь двух маленьких девочек и собаку? Вижу, помнишь... Что такие глаза большие? Да, это я. А ты надеялась, что умерла тогда и справедливость тебя не найдет?

— Какая справедливость? Мы были детьми!

— Ох, для тебя все так просто, да? Послушай...

Девушка уселась поудобнее, играя пистолетом. Красивый пиджак, розовый. Джинсы модные. Еще пару месяцев назад мы обсуждали такие вещи. Да мы годами их обсуждали. Как могло все так резко перевернуться? Неужели все время дружбы была ложью?

— Ты хочешь извинений? Извини! Прости, что не захотела пойти на корм псу, спасая, как оказалось, сумасшедшую! – отчего-то была надежда, что есть возможность достучаться, что это не подруга, а доппельгангер, например, или вообще дурной сон.

— Я сумасшедшая? – страшно захохотала девушка, — Нет! Я нормальная! Для человека, пережившего предательство, нападение животного, операции, чтобы убрать шрамы! Ты знаешь, что собака болела бешенством? От него меня тоже лечили! А потом... Потом стало ясно, что когда уходит одно, приходит другое. Знаешь, что пришло на смену моему рассудку? Умение видеть тонкий мир. Спасибо, кстати, за танец. Расскажу Глебу о нем, если не забуду. А еще я теперь могу подчинять себе мелкую нечисть, которая потом сможет найти тебе колечко с маками, чтобы не просто отомстить, а уничтожить. Это, правда, потом. А сначала все, даже я сама думали, что это сумасшествие. Пришлось лежать в больнице. Привязанной к койке, пока над лицом, склонившись, хохотали призраки. Тогда была лишь одна мечта: найти ту девочку, что завела меня в переулок с огромной собакой, а потом сбежала, пока зубы рвали мою кожу. Даже не позвала на помощь!

— Но с тобой же сейчас все хорошо!

Ася схватила меня за волосы и стала ударять о камни, выплевывая:

— Не. Все. Хорошо. Все. Не. Хорошо.

Через зал к нам кинулся доппельгангер.

— Стой! Не убивай ее!

Девушки сцепились в драке, а мне удалось отползти. По комнате летели волосы, слышался визг, шипение Тени.

За ними у двери стоял Андрей, растерянно смотревший на происходящее. Я показала ему жестами, чтобы оставался на месте, схватила брошенный Асей пистолет и кинула его ближе к дерущимся, стараясь, чтобы он попал в руки «Оли». От нее, по крайней мере, меньше вреда. Где-то в глубине сознания истерила моя старая версия, умоля попытаться исправить, спасти, вылечить подругу. Но, как мы все знаем, нельзя оставлять в живых того, кто много лет мечтал тебя убить. Это было вшито в мою кожу стеклом и камнем. От Аси нужно спастись.

Под грохот выстрела я отвернулась, пытаясь зажать руками рот и уши одновременно.

— Хозяйка... Хозяйка погибла! – Тень верещала, а потом начала изрыгать проклятья и дикие звуки.

«Оля» подняла глаза.

— Поздравляю! Убила собственную подругу... Как будешь жить с этим?

— Не знаю... – слезы лились по щекам. – Не знаю...

— Тебе плохо, да? Все не клеится... Жизнь отстой. Даже если вернуться, что с того? Кто будет рад? Друзья? Ахаха, подруга лежит в луже крови, подруга много лет вынашивала планы, как отравить твое существование. И ты сама хороша. Поступок отвратительный... Возраст не индульгенция. Потом Игорь, да, я знаю. Но его семья тебя ненавидит. И Макс тебя не примет, ему нравилась не ты. А у тебя, девочка, нет того опыта, что есть у меня. Долгие годы жизни...

Руки сами сжали, вложенный в них пистолет. Дыхание окончательно сбилось, получалось нечто среднее между вдохом и стоном.

— Родители тебя не любят, ты знаешь, я знаю... Мы обе с ними жили. Ты же понимаешь, что если бы была любовь, то они бы заметили подмену. А теперь ты убийца. Кому нужна убийца?

Девушка подняла мою руку с оружием к виску. Холодный металл коснулся кожи.

— Стреляй. И станет легче. Станет хорошо...

Палец начал надавливать на спусковой крючок.

— Оля! Нет! – Андрей бежал, перескакивая через завалы. – Ты не сдаешься! Ты сама говорила! Стой, дура! Если все так плохо, ради чего ты боролась?

Точно. Рука опустилась. Я же долго воевала, старалась. Не за то же, что гроша ломаного не стоит.

— Но... Ася...

— Хотела тебя убить. И выстрелила в нее доппельгангер. Не ты.

— Точно... Точно...

Нечисть начала пятиться, но тут по ней заметалось что-то темное, оставляя царапины.

— За хозяйку! За хозяйку!

Андрей схватил меня за руку, потащил к выходу, но «Оля» бросилась за нами.

— Все равно тебе конец! – кричала она, отбрасывая от себя бестелесное существо.

Доппельгангер исчезнет с глаз, искупавшись в твоей крови.

Все. Пофиг. Пусть ударит меня. Так, чтобы швы на животе разошлись, и я умерла. Закончим это. Спасу не себя, так тысячу жизней. Да и мне в вечной борьбе провести остаток дней не хочется.

— Не-е-т, моя милая. – попятилась нечисть от набегающей меня. – Знаю, что там рана.



Агата Громова

Отредактировано: 19.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться